Русские летописи XV—XVI веков пестрят сведениями о многочисленных нападениях на великопермскую землю. Одно перечисление дат, когда происходили эти набеги, займет не одну строку. И среди них как-то теряется 1547 год. А ведь раньше он по-особенному отмечался церковью. В современной исторической литературе события этого года, за исключением гибели русской заставы у д. Кондратьева Слобода, практически не упоминаются.

Вот с известного события у Кондратьевой Слободы мы с вами и начнем рассказ. Благо и летописей, и преданий здесь достаточно. В Чердынском музее находится чугунная плита, на которой отлиты имена всех погибших у Кондратьевой Слободы. Есть даже икона с изображением павших воинов. Исходя из имеющихся данных, мы знаем, что 6 января 1547 года ногайцы совершили набег на Пермь Великую. Недалеко от устья р. Вишеры вражеская рать встретила заставу «русаков и пермяков» — так она названа в Вычегодско-Вымской летописи. По одному из вариантов предания, битва происходила на льду Вишеры, по другому — на склоне лога, который позже прозвали Побоищным. Вся застава, 85 человек, среди которых был инок монастыря, полегла в неравной схватке, но ценой своей жизни они закрыли врагам дорогу на Чердынь.

На месте сражения благодарные потомки позднее поставили часовню. Тела же убиенных перевезли в столицу Перми Великой. Там их с почестями похоронили и на могиле установили часовню. Но, кроме Чердыни и Кондратьевой Слободы, посвященные событиям этого года часовни стояли также в Верх-Боровой и Соликамске. Ни одно нападение на великопермскую землю так выразительно не отмечалось церковью, разве что в том же Соликамске были поставлены часовни в память по убиенным во время набега 1581 года. В чем же здесь дело? И. Я. Кривощеков называл причиной особого отношения церкви к событиям 1547 года тот факт, что это был не обыкновенный набег, а восстание местных язычников, поддержанное населением приграничных с Пермью Великой территорий и направленное в первую очередь против христианства.

Мы начнем с того, что набег совершили ногайцы. Тогда северная граница владений Ногайской орды проходила по территории нынешней Башкирии. Набегу предшествовали события 1545 года. Русское правительство попыталось восстановить свое влияние в Казани и направило против Казанского ханства три отряда: первый — из Нижнего Новгорода, второй — с Вятки и третий — из Перми Великой. Поход закончился неудачей. Надежда на переворот в Казани не оправдалась, русское войско повернуло обратно. Отряд из Перми Великой опоздал, был окружен казанцами и полностью уничтожен. Пермь Великая потеряла лучшие ратные силы, а времени восстановить их, как показали дальнейшие события, оказалось недостаточно. 1546 год был напряженным и неудачным для Руси из-за внутренних неурядиц и неблагоприятных событий в Казани. Царствование возведенного на престол с поддержкой русского правительства хана Шах-Али было недолговечным. При активной поддержке Ногайской орды на престол взошел хан Сафа-Гирей.

Почти сразу же после этого, в начале января 1547 года, ногайцы напали на великопермские окраины Русского государства. Они поднялись вверх по Каме, прошли мимо Соликамска. Вероятно, отряд был не настолько силен, чтобы штурмовать большое поселение. Примерно 6 января одна часть ногайских сил обрушилась на русскую деревню Верх-Боровую, а другая в этот же день сражалась с русской заставой у д. Кондратьева Слобода. В Верх-Боровой погибло 40 человек. Позже, как и в Чердыни, на их могиле установили часовню. В ее иконостасе разместили доску с именами убиенных. Перечень имен удалось найти в статье «Пермских епархиальных ведомостей»: Иоанн — четверо, Козьма, Гавриил — трое, Герасим, Ев-севий, Трофим — двое, Максим, Иова юродивый, Антоний, Фирс, Ге оргий, Иосиф, Потапий, Федот, Федор — двое, Сергий, Флор, Фотия, Ирина — две, Евдокия — две, Матрона девица, Агафия — две, Анна, Мариамия, Марфа, Екатерина — две, Анастасия — две, Стефанида.

Серьезного успеха зимой ногайцы достичь не смогли. Но уже в конце мая со значительно большими силами они вновь подступили к южным границам Перми Великой. Сообщение летописи кратко: «Того же года в Соли Камской быстъ от тех ногайских татар в день мясопуста, месяца мая 25 числа, от кровопролития немалый урон. Здешних посадских крестьян по переписи побитых 886 человек, оставшиеся в живых того же мая 30 дня с божьей помощью татар прогнали в пяток 9-й неделе по Пасце».

Во время набега был разгромлен не только посад Соликамска, но и разорены все окрестности города. При археологических раскопках на Эсперовом городище удалось обнаружить большое количество русских вещей XV — начала XVI века. Кажется, ничего в этом странного нет. Но так ли это? Перепись 1579 года никакого поселения здесь не называет, т. е. к этому времени оно уже исчезло. Когда же могло случиться это исчезновение? Только в 1547 году. Позже, вплоть до 1579 года, крупных набегов не было, а раньше подобное случилось в 1506 году. Но ее ли бы поселение уничтожили в 1506 году, то вряд ли бы на городище удалось найти вещи XVI века.

В с. Городище было записано предание о князе Городовом, который со своей дружиной защищал Соликамск от набегов. Но однажды враги смогли одолеть Городового. Он и вся его дружина погибли в сражении, а городок, где они жили, нападавшие сожгли. Рядом с Городищем сохранился холм с остатками древнего укрепленного поселения. Холм этот местные жители называют Городок, а соседний — Русский мыс. Профессор А. М. Белавин, изучавший памятник, весь полученный с городища материал передал в фонды Соликамского музея. Самые интересные находки для нас — это русская керамика XVI века и пищальные кремни. Пусть косвенно, но предание и археологические находки подтверждают существование здесь заставы, уничтоженной в XVI веке.

Как можно предполагать, после разгрома двух застав и Соликамского посада ногайцы не смогли взять Соликамскую крепость. Иначе где бы оставшиеся в живых выдержали пятидневную осаду с 25 по 30 мая? Это можно расценить как чудо для защитников крепости. На находившихся в Троицком соборе двух иконах-образах — Спасителя и Николая Чудотворца — были изображены вдвое или втрое увеличенные лики. Предание об этих иконах гласит, что «во время набега ногайских татар на Соликамск иконы с молитвенным пением были вынесены и поставлены на башне против врагов и чудесно спасли город от разорения. Враги, увидев лики Спасителя и Чудотворца, сочли их за живых и сильных ратоборцев и, устрашенные чудным видением, ослепли и бежали со страхом». Бытовало в Соликамске и другое предание, которое можно связать с событиями этого же года. В нем рассказывалось, что однажды с юга к г. Соликамску подошли полчища неприятеля. Дошли они до горы, где сейчас стоит Управление внутренних дел города, и весь город перед ними лежал как на ладони. «Но здесь случилось чудо. Несметное число вшей со всех сторон поползло на горку. Сплошной серый ковер двигался на врага. В страхе вражеское войско обратилось в бегство». А горку после этого так и прозвали: «вшивая».

В Троицком соборе хранился аналойный складной образ святителя Николая Чудотворца. Он, как нам кажется, тоже имеет отношение к событиям 1547 года. В легенде говорится, что образ был пожалован городу царем Иваном Грозным в ответ на просьбу соликамцев о военной помощи. Царь, находящийся в то время под Казанью, послал им образ святителя Николая с грамотой. Иван Грозный писал в ней, что не может выделить войска, но посылает образ святителя, который защитит город от вражеского нашествия. Царь Иван Грозный был под Казанью трижды: в 1549, 1550 и 1552 годах. И, вероятнее всего, соликамцы могли обратиться с подобной просьбой в 1549 году. Только что они пережили страшное разорение, причиной которого в немалой степени стал неудачный поход 1545 года, и гибель всего отряда из Перми Великой. В случае неудачи и на этот раз, при новом набеге, сил для обороны у них уже не оставалось, и город ожидало новое разорение.

В 1547 году, разорив окрестности Соликамска и осадив в крепости оставшихся в живых защитников, ногайцы двинулись в глубь территории Перми Великой. Застава у Кондратьевой Слободы была разгромлена еще зимой. Что случилось с городищем в д. Могильниковой и с. Редикор, точно сказать невозможно, никаких источников по этим поселениям мы не имеем. Хотя есть один маленький косвенный факт. Во время раскопок на Редикорском городище в 1970 году был найден срезень — наконечник кочевнической стрелы, возможно, и ногайской. Но время бытования его достаточно широкое — XII—XVI века.

Жители Чердыни укрылись за крепостными стенами. Штурмовать их неприятель не решился. Покчинская крепость сгорела еще раньше. Поэтому первое сопротивление ногайцы встретили только под Вильгортом. В этом селе до недавнего времени бытовало предание о сражении жителей с врагами в логу, получившем позднее название Побоищного. На подходах к Искору произошло еще одно сражение. Погибшие в нем, как гласит народное предание, были похоронены в двух соседних лесных островках, которые так до сих пор и называются — Татарский и Русский. Долгое время на Русском островке стояла часовенка, в которой была доска с именами убиенных. Сражение закончилось неудачно для русских, и они укрылись за стенами Искора. В часовне, до сего дня стоящей на Искорском городище, сохранились фрагменты фрески с изображением защиты Искора от ногайцев: русские воины во главе с князем или воеводой бросают на головы врагов камни и бревна. Изображение воеводы на фреске неслучайно. Вероятно, именно под Искором воевода Перми Великой смог организовать оборону против ногайцев. После отражения штурма русские войска не сразу перешли в наступление. По крайней мере два дня Искор находился в осаде. Отбив один или несколько штурмов и нанеся противнику значительный урон, русское войско 29 мая погнало ногайцев обратно. 30 мая они уже были под Соликамском. Все, кажется, завершилось благополучно, но уж слишком велики понесенные потери. Насколько позволяют судить летописные данные, ни раньше, ни позже великопермская земля не несла столь тяжелых потерь: у Кондратьевой Слободы погибло 85 человек, в Верх-Боровой — 40, в Соликамске и его окрестностях — 886 человек. То есть всего получается — 1011 человек. Это то, что нам известно. Все южные земли Перми Великой были опустошены. Но люди помнили и отмечали эти события так, как было принято в те времена: дали обет ежегодно в память обо всех погибших проводить крестный ход, а на местах захоронений установили часовни-памятники.

Назад| Оглавление| Вперёд