В исторических энциклопедиях, трудах по истории Урала или Прикамья при перечислении столиц Перми В еликой мы читаем: Чердынь (1451 — 1472 годы); Покча (1472—1535 годы); Чердынь (1535—1636годы); Соликамск (1636—1708годы). После 1451 года в принципе все ясно. А ранее, до этой даты, какой город был столицей и где она располагалась? Вспомним, что впервые Пермь Великая упоминается в русских летописях в 1324 году. Здесь мы пока вообще не берем во внимание источники других стран, народов. Почему вдруг возникло такое сомнение? Казалось бы, если в 1451 году в Чердынь назначается правитель Пермской земли, значит, этот город уже был центром, и притом был им не один год. Мало кто сегодня сомневается, что Чердынь — древнейший город Урала. Как Киев называют матерью городов русских, так Чердынь можно назвать матерью городов пермских. Город по возрасту не моложе Москвы, а среди уральских городов ее и сравнить-то не с чем. Не осталось у Чердыни близких по возрасту ни «сестер», ни «братьев», только «дети» да «внуки» живут сегодня. Потускнела со временем былая слава Чердыни, покрылась патиной времени. Трудно сегодня отличить, где в легендах и преданиях правда, а где в них вымысел.

Легенд, преданий, былей и небылиц существует немало. Можно услышать, что стоит Чердынь так же, как Москва и древний Рим. на семи холмах. Отходит от нее, как и от Рима, шесть дорог. Могут вам рассказать, что располагается она уже на пятом по счету месте и что когда-то в незапамятные времена стояла Чердынь или на Каме, или на Вишере. Вот это предание и зародило зерно сомнения. Особенно часто об этом писали литераторы, путешественники, исследователи конца XVIII — XIX века. Иногда об этом же упоминали и в XX столетии. Предания деталями отличались друг от друга, но основная мысль всюду была одна: столица Перми Великой стояла раньше не там, где она впервые зафиксирована в русских летописях. Значит, эти предания имели устойчивое хождение среди населения края, и значит, они должны иметь под собой какую-то историческую реалию. Причем во всех рассказах о том, на каком по счету месте стоит Чердынь, называется одно число: на пятом.

Приведем несколько выдержек из авторов того времени: «По народному преданию, Чердынь стоит уже на пятом месте, а где она была раньше — остается неизвестным, хотя по некоторым находкам древних вещей и можно догадываться, что одно из таких мест — на Каме, выше впадения в нее Вишеры». Так писал Д. Н. Мамин-Сибиряк. Единственное, что он предположил, не услышав конкретного места, — что где-то на Каме. Район Камы, а точнее с. Пянтег, называл писатель и переводчик А. М. Щека тов в 1808 году, а немного позднее — издатель, писатель, историк М. Д. Чулков. Да и в самом с. Пянтег подобные предания о прежней столице известны до сего дня. В.Н.Берх подтверждает существование предания о переносе столицы Перми Великой, но в то же время отвергает предположение А. М. Щекатова и М. Д. Чулкова, что таким местом может быть точка в 25 км от Чердыни — с. Пянтег на Каме, указывая, что он лично посетил это место, но ничего там не нашел.

Известный русский путешественник второй половины XVIII века Н. П. Рычков считал, что первой, древнейшей столицей пермян было Губинское городище. Оно находится выше по Каме, чем Пянтег. Побывал он на этом городище еще в 1769 году: «Сей город укреплен был тремя валами и толиком же числом рвов, из которых два уже почти осыпались, но один из них сохранил прежнюю свою крутость и возвышение. Кажется, сие непоколебимое укрепление служило замком древнего селения: ибо сверх твердости его валов находят там, в земле, плитные камни и кирпич, о коем можно думать, что он составлял какое-нибудь каменное здание. Сколь великое пространство занимало сие городище, того точно показать не можно, потому что все окружные места и самое городище распахано живущими там земледельцами; однако старики уверяют, что прежде сего поселения их на сем месте знаки градского строения были версты на четыре, где еще и поныне находят различные серебряные, медные, а иногда и золотые вещи. Пространство сего городища и то, что в нем находят, принуждает думать: не сия ли была главная столица Чудския земли и не тут ли была та славная столица Асиастических судов, которую Страленберг полагал на берегу р. Камы».

Исследователи XIX века Н. К. Чупин и СИ. Сергеев сочли ошибкой предположение Н. П. Рычкова. По их мнению, древняя столица Перми Великой располагалась в районе с. Губдор, т. к. это вполне соответствует преданию, где говорится, что прежде она располагалась на 25 км южнее Чердыни. К тому же они указывали на большую концентрацию находок привозных вещей: в 1885 году здесь были найдены кольчуга, наконечники копий, стрел, в 1907 году — серебряная чаша с орнаментом и следами позолоты, наполненная серебряными бляхами. Орнамент ученые того времени отнесли к типу полуевропейскому и полуазиатскому, распространенному в Грузии, Молдавии, Венгрии и на Балканах. В 1909 году здесь найдены серебряные блюда.

И. Я. Кривощеков, крупнейший краевед Верхнего Прикамья рубежа XIX—XX веков, уточнил гипотезу Н. К. Чупина и С. И. Сергеева. В одном случае он писал, что вероятным местом расположения древней столицы нужно рассматривать район в окружности с. Губдор и деревень Аниковская и Савина. В другом случае он немного корректирует свой вывод: «Неоднократные находки изделий восточного серебра, как то: блюд и проч., говорят за прошлое древнего Чюгора или Аниковской, что это был большой торговый пункт, жители которого имели сношения с далеким югом, Ираном (Персией) и другими странами. По другую сторону за р. Вишерой также находятся древние памятники, это чудское городище близ одной из стариц р. Вишеры и урочище, называемое "Городской луг ". Происхождение подобного названия, по рассказам местных старожилов, не может быть объяснено принадлежностью покоса жителям г. Чердыни, т. к. этот участок исстари принадлежал местным жителям. У д. Малой Аниковской, на правом берегу Вишеры, также есть чудское городище с остатками валов. Треугольник, образуемый нынешними селами Редикором, Губдором и д. Аниковской, из всей площади уезда выделяется обилием находок». Указывая на относительно большой район, все же И. Я. Кривощеков делает свой вывод: «Старая Чердынь была ниже по течению и на р. Вишере, нынешний же город стоит на р. Колве... почему Старую Чердынь можно приурочить к нынешней Аниковской».

Можно приводить точки зрения других авторов, но в принципе точки местонахождения там будут названы те же: Пянтег, Губинское городище, Губдор, Аниковская. Во всех случаях за первооснову определения местонахождения старой столицы брались народные предания. Позже, в XX веке, появились еще три гипотезы. К.Жаков в 1920-е годы в одном из вариантов поэмы-эссе «Биармия» назвал первой столицей Перми Великой с. Искор. И.А.Аунегов в 1950-е годы в газете «Северная Звезда» высказал предположение, что старая Чердынь могла стоять на месте Реди-корского городища как одного из самых хорошо укрепленных на р. Вишере, а в Аниковской было только «торжище». И, наконец, пермский геолог В. Болотов, уже в 1980-е годы, высказал еще одну гипотезу: по его мнению, древняя столица коми-пермяков находилась в нижнем течении р. Тимшер, притока р. Южная Кельтма. Почему именно там, автор не уточняет. Но из карт и ссылок можно предположить, что такая гипотеза появилась, потому что автор считал, что древняя столица стояла на берегу большого озера Пра-Камы, которое было соединено водными путями с северными и южными морями, находясь на самом перекрестке торговых путей. И буквально в последние годы еще одну гипотезу предложила Ф.Байрамова, историк из г. Казани. Ссылаясь на известное нам предание о том, что раньше Чердынь стояла южнее, и на работу Г. Н.Чагина, она пишет: «Пермский ученый Г. Н.Чагин, изучавший труды Мамина-Сибиряка, а также его личные письма, адресованные в Чердынь, так пишет о мнении Мамина-Сибиряка о булгарах: "В одном из отчетов Московскому археологическому обществу Д.Н.Мамин-Сибиряк высказал далеко не безосновательное наблюдение: Для археологии самым интересным является тот угол, где сбегаются три громадные реки — Кама, Вишера и Колва. Здесь когда-то кипела бойкая торговля и стоял богатый булгарский город, составлявший ключ трех волоков — на Северную Двину, на Печору и за Урал"». Опираясь на эти данные, она предположила, что здесь при слиянии Камы и Вишеры стояла столица древней Перми Великой (Чердынского ханства).

Можно ли всерьез воспринимать эти гипотезы? Попытаемся разобраться. Какие сведения мы имеем о самой современной

Чердыни? Впервые в русских летописях она упоминается в 1451 году как центр Перми Великой, без указания точного места расположения. Но в данном случае веские доводы дает археология. Ее данные не оставляют сомнения, что как минимум с XV столетия здесь стояла мощная крепость и существовал большой город. Есть и более ранние находки. На Троицком холме основную их массу составляют русские артефакты, а на соседнем Вятском — родановские. Самые ранние археологические находки - -правда, единичные — относятся к VIII веку. Но все же культурный слой, относящийся к родановской культуре (IX—XIV века), здесь не выглядит впечатляющим. Если же взять арабские источники, то в них территория Верхнего Прикамья в X — первой половине XIII века называется страной Вису и сообщается, что здесь был свой правитель. Отсюда вывод: был правитель, значит, была и столица. Затем с конца XIV века страной Чулыманской и столицей те же источники называют некий город Чулыман (Джулыман). Немецкий историк Р. Хеннинг, российские исследователи Н. П. Ар-хипова и Е.В.Ястребов и многие другие однозначно считают. Чулыман— это современная Чердынь. Чулыман арабских источников — это в первую очередь город торговый. И вот тут о истории Чердыни до XV века возникают вопросы. Перечислим сведения о находках привозных вещей. Историк С. В. Ешевский указывает, что в середине XIX века около г. Чердыни купцом Алиным был найден богатый клад древних вещей, почти исключительно серебряных. Географ Н. С. Попов писал в начале XIX века, что видел серебряную чашу, найденную в окрестностях Чердыни. В 1846 году найдена серебряная чаша с 11 древнеиранскими монетами, и хотя везде она обозначена как чердынская находка, однако точное место нахождения ее неизвестно. Чердынский уезд — и все. В 1856 году найдены англо-саксонские и немецкие монеты, а также золотоордынские. они значатся также как чердынские находки, но без указания места нахождения. В 1859 году обнаружен серебряный ковш, и место его находки — близ Чердыни. Непосредственно в самой Чердыни большого количества древних привозных вещей никогда не находили. В ближних и дальних ее окрестностях — да, а непосредственно в городе — нет. К тому же, если принять во внимание географическое расположение Чердыни — на Колве, то город мог контролировать только одно направление — печорское.

Рассмотрим район д. Аниковская. С точки зрения исторической географии это место для расположения торгового центра куда выгоднее, отсюда можно контролировать сразу два направления — и печорское, и вишерское (зауральское). Да и находки — в Аниковской было найдено девять кладов только предметов иранского серебра, не считая других, более мелких находок. В основном все эти клады и находки датируются IX—XII веками. Есть небольшое количество более ранних предметов (VI—VII века). Здесь же, на небольшой территории в окрестностях д. Аниковской, находилось городище и три селища. Если исходить из комплекса археологических находок и географического положения, эта территория, по сравнению с Чердынью, выглядит для X—XIV веков предпочтительнее. Да и расстояние — 25 км от современной Чер-дыни, — в принципе, вполне соотносимое.

Что касается с. Губ дор. Если посмотреть на современную карту, то мы увидим, что оно расположено довольно далеко от р. Вишеры. А реки в те далекие времена были основными путями сообщения. Но это — современная карта. Когда-то древнее поселение, стоявшее на этом месте, находилось в непосредственной близости от реки. Сегодня по левому берегу в районе Губдора огромным кольцом выгнулось старичное Теклюевское (Редикорское) озеро. Именно по нему в былые времена проходило русло Вишеры, у крутого поворота находится Ратеговское городище. Если бы сегодня р. Вишера текла по прежнему руслу, то древний Губдор располагался бы ниже по течению от д. Аниковской на 7—8 км.

К перечисленным выше находкам, известным исследователям к началу XX столетия, добавим сведения о еще двух обнаруженных предметах. В начале 1960-х годов на поле близ с. Губдор была выпахана каменная прямоугольная плита с надписью, выполненной непонятными буквами (знаками). Буквы не относились ни к кириллице, ни к латинице. К сожалению, данная находка утрачена, сохранилось только описание, сделанное местными краеведами, без воспроизведения знаков. (Кстати, каменные плиты с надписями в наших краях встречались и в других местах. Известный пермский лингвист, профессор Е.Н.Полякова описала такую плиту, найденную ей близ Чашкинского озера. Но т.к. камень с высеченными знаками был тяжел, унести его сразу не смогли. А когда вернулись через несколько недель, его уже на месте не оказалось. Рассказывают также, что камень с надписями был (есть) у с. Цыдва.) И всего несколько лет назад на этой же территории был найден медный монетовидный жетон брактеат — местное подражание иранскому дирхему. Если суммировать все изложенное, то можно отметить, что комплекс находок у д. Аниковской намного богаче, чем у с. Губдора, а по времени большая часть находок у Аниковской относится к периоду до XII века, губ-дорские — к XI—XIII векам.

Перейдем к Каме. Одна из самых ранних гипотез — это Пян-тежское городище. Что самое удивительное, эта гипотеза была озвучена в начале XIX века как давно и хорошо известная и не подлежащая сомнению. Рядом с Пянтегом, в 4 км от села, есть городище. Оно невелико по размерам и не впечатляет своими укреплениями, датируется X—XIII веками. При раскопках там находили и русские предметы, в частности фрагмент бердыша. Особые находки — парадный (боевой) топор, инкрустированный серебром, и пять серебряных шейных гривен булгарской эпохи. Посмотрим, какие же особые находки встречались по берегам Камы от впадения в нее Вишеры и до Пянтега. Самая ближняя по территории — это находка серебряной с позолотой чаши в д. Вилесовой, судя по рисунку, она изготовлена или в Византии, или в Европе. Датировка — ориентировочно X—XII века. Близ д. Мелехиной обнаружены пять серебряных шейных гривен булгарского времени. Все вышеперечисленные находки сделаны на левом берегу. В 1931 году найден клад у д. Шакшер, это правый берег Камы. Он состоял из серебряной чаши с арабской надписью, трех гривен новгородского типа, одной — киевского и одной — шейной, булгарской. Весь комплекс можно датировать XII — первой половиной XIII века. В 1895 году в д. Керчевой (правый берег Камы) найдено серебряное сасанидское блюдо. По времени это самая ранняя находка. Выше по течению в 12 км от Пянтега, в д. Амбор находили серебряную шейную гривну и серебряное кольцо, у д. Малые Долды, на противоположном, левом, берегу, — серебряные блюдо и кувшин.

Осталась последняя из «старых» гипотез, озвученная Н. П. Рыч-ковым: древняя столица находилась на месте Губинского городища. Если основываться только на описаниях Н.П. Рычкова, то там стоял большой город с мощными укреплениями, выполненными, возможно, даже из камня. Среди находок — серебряные и даже золотые предметы. Но сегодня до сих пор точно не определено, какое же городище на Каме описывал путешественник. То же можно сказать о находках — можно только верить или не верить словам Н. П. Рычкова. Но стоит отметить: в своей работе он описал не только Губинское городище, но массу других памятников, природных объектов, населенных пунктов. И в части какого-то чрезмерного увеличения, приукрашивания, излишних эмоций он не замечен. То есть, если даже при описании Губинского городища им и допущены некие преувеличения, неточности, все равно получается, что это древнее поселение было значительным по размерам. Обычное городище, коих Н. П. Рычков видел десятки, не вызвало бы у него таких впечатлений. Что ж, нам остается продолжать поиски, вычислять, где же на Каме находится пристань «Асиастических судов».

Среди прочих некоторый интерес вызывает гипотеза геолога В.Болотова, но она требует уточнений из области исторической географии. Во-первых, существовало ли в исторически обозримом прошлом, лет 800 назад, у нынешнего северного изгиба р. Камы большое озеро? И, во-вторых, соединялось ли оно с бассейнами морей южных и северных?

Другие предположения. Гипотеза К. Жакова: столица находилась на месте городка Искора. Да, Искор был столицей, но только Верхней Земли Перми Великой. Гипотеза Ф. Байрамовой: столица находилась при впадении р. Вишеры в Каму. Но в непосредственной близости от слияния рек не обнаружено никаких остатков крупного древнего поселения, ближайшее — Петуховское городище — находится примерно на полпути между устьем Вишеры и Пянтегом. Смущает и расстояние — от Чердыни до устья Вишеры добрых 50 километров. К тому же непосредственно в районе устья никакой город поставить невозможно, здесь тянутся длинные песчаные косы. Высокий, пригодный для застройки берег начинается только в пяти километрах. И, как бы мы ни выбирали место, все равно контролировать с него можно только одну реку.

К какому же заключению мы пришли? У нас есть четыре предполагаемые точки — в принципе, как раз столько, сколько названо и в преданиях. По комплексу находок попытаемся определить период их наивысшего расцвета. Аниковская — это VIII—X века, максимум — XI век. Губдор — XI—XII столетия, возможно, начало XIII века. Пянтег — X—XII века. Губинское — тут знак вопроса. Исходя из сведений, почерпнутых из преданий, и полученных датировок, можно предположить, что центр Перми Великой, или будущей Перми Великой, располагался в районе д. Аниковской. Назовем ее условно по имени протекающей здесь реки — Чугор. В XI веке столица переместилась вниз по р. Вишере в район Губдора. Но здесь, по датировкам, у нас получается, что одновременно существовали два центра — на Каме и Вишере. Однако арабские летописцы упоминают в Верхнем Прикамье только одно государство, одну столицу, одних купцов. Возможно, существование двух центров в то время было примерно тем же, как существовали в XV веке Верхняя и Нижняя Земли, а один из центров принимался всеми за единую столицу. Один город контролировал путь по Вишере с Колвой, другой — по Каме. Возможно, Губинское городище — современник Аниковской (Чугора). Они выполняли те же функции, что и позже Губдор и Пянтег. С XIII столетия (может быть, с его второй половины), когда основным торговым путем становится путь из Булгар в Югру, необходимость в контроле над Камой отпала, и столица перемещается в район Чердыни. Все столичные функции сосредотачиваются в одном городе.

Назад| Оглавление| Вперёд