Назад| Оглавление| Вперёд

ТАЛМУД

Талмудом (от евр. lamed — «учение») в широком смысле называется свод еврейских правил и установлений, выработанных в послебиблейский период, состоящий из законодательной части — Мишны («Повторения [Торы]») и обстоятельного комментария к ней — Гемары. В узком смысле Талмуд — это и есть Гемара. Мишна состоит из 62 трактатов, объединенных в 6 разделов. Традиция называет редактором Мишны рабби Иуду ха-Наси, главу синедриона ок. 170–219 гг. Различные добавления к Мишне, начало которым было положено почти одновременно с ее записью, именуются Тосефтой.

Гемара дошла до нас в двух редакциях: более ранней, палестинской, завершенной к 400 г., называемой Иерусалимским Талмудом (Талмуд Иерушалми), и относительно поздней, созданной в Месопотамии, завершенной к 500 г. и называемой Вавилонским Талмудом (Талмуд Бавли). По своему содержанию Вавилонский Талмуд гораздо богаче Иерусалимского (именно в нем находятся большинство указаний на Иисуса и его последователей); вместе с тем Вавилонский Талмуд менее историчен и содержит много агадических примесей.

Об Иисусе Христе в Талмуде рассказывается довольно невнятно. Нельзя даже с полной уверенностью сказать, что во всех фрагментах, в которых традиционно видят указания на основателя христианства, речь действительно идет о нем. Во всяком случае, представленный Талмудом образ Иисуса составлен из разного рода преданий, высказываний раввинов и просто слухов. Объединяет все эти сведения стойкое чувство неприязни, отношение к Иисусу как к еретику и вероотступнику, «сведшему Израиль с пути». Весьма вероятно, что в образе этом отразились черты нескольких деятелей, оппозиционных официальному иудаизму.

Считается, что Иисус фигурирует в Талмуде под различными именами. Несколько раз упоминается Иешуа' бен (бар) Пантира, то есть «Иисус, сын Пантиры», а также Иешуа' ха-Ноцри (Иисус Назорей), или просто Иешуа'. Примечательно, что полное еврейское имя Иешуа' встречается только дважды (документ 1а), во всех остальных случаях дается сокращенная форма этого имени — Иешу. Это вообще является специфической особенностью раввинской традиции по отношению к основателю христианства; другие имена в Талмуде не сокращаются[1]. Впоследствии возникло мнение, что в этом кроется какой-то тайный смысл. Если взять три буквы, из которых состоит сокращенное имя Иешу (Ieshu), то эти буквы окажутся начальными буквами трех слов, составляющих традиционную формулу проклятия: «да изгладится имя его и память его» (документ 9в). Но это позднейшее толкование. Скорее всего, сокращение имени Иешуа' было сделано из-за уничижительного, пренебрежительного отношения к нему раввинов.

Обозначение «ха-Ноцри» возникло позже имени «бен Пантира» и, по всей видимости, заимствовано из христианских преданий, где Иисус именуется Назореем или Назарянином. Загадку представляет происхождение имени «сын Пантиры»[2]. Трудно сказать, отражало ли оно с самого начала еврейскую версию о внебрачном рождении Иисуса от некоего развратника Пантиры или Пандиры (документ 8г) и возникло ли в противовес христианскому преданию о зачатии Иисуса от Духа Святого. В самых ранних талмудических фрагментах, относимых к основателю христианства, именование «сын Пантиры» не имеет еще никакого негативного, оскорбительного подтекста. Собственно говоря, и сама версия о внебрачном рождении Иешу(а') в Талмуде отсутствует или же выражена очень нечетко; она развилась в последующие времена.

Что же на самом деле стоит за именованием «сын Пантиры (Пандиры)»? На этот счет предложено несколько версий. Известный специалист по раввинским писаниям Самуэль Краус возводил талмудическое имя Пантира-Пандира к греческому слову «порнос» — «блудник, развратник». Следуя его предположению, еврейское обозначение «Бен Пантира» возникло на основе греческого выражения o` ui`o,j th/j po,rnoj — «сын развратника», употреблявшееся по отношению к Иисусу его недругами[3]. Такая этимология слова «Пантира» выглядит слишком натянутой. Другая версия, прямо противоположная первой, была выдвинута в середине XIX века немецкими учеными Нитчем и Блееком, предположившими, что имя Пантира-Пандира возникло как искаженная передача греческого слова «парфенос» — «дева». В Евангелиях так называется мать Иисуса (Мф 1:23; Лк 1:27) на основе греческого перевода пророчества Исаии 7:14 о «деве (parqe,noj), принявшей и зачавшей младенца». Выходит, «Иешу(а') бен Пантира» есть искаженное «Иисус, сын Девы»[4]. Но и эта версия не выдерживает критики. Допустим, раввины исказили христианское название. Но мужское имя «Пантера», упоминаемое в числе предков Иисуса, было известно и христианским писателям (документы 8е–8ж). Передавая еврейскую версию рождения Иисуса, Ориген говорит, что Пантера (Panqh,ra) был солдатом (документ 8г).

Составители обширного комментария к Новому Завету Г. Штрак и П. Биллербек замечают, что еврейская форма «бен Пантира», встречаемая в самых ранних талмудических фрагментах, более всего соответствует лежащему в ее основе греческому прозвищу Pa,nqhr или Pa,nqhroj[5]. Пантерой (pa,nqhr) греки называли крупного барса. По сохранившимся античным надписям известно несколько спартанцев, носивших такое имя. Со времен Селевкидского владычества в Палестине немало иудеев помимо еврейского имени принимало также греческие имена и прозвища. Учитывая это, ученые не исключают, что один из предков Иисуса носил греческое имя или прозвище Pa,nqhr$oj%, как это и отражено в трудах некоторых христианских писателей. На Востоке издавна распространен обычай называть человека по имени деда или какого-либо предка, если его собственное имя и имя его отца являются достаточно распространенными. Так делается для того, чтобы отличить данного человека от других одноименных ему людей. В случае с основателем христианства дело могло обстоять именно таким образом: соплеменникам полагалось называть его Иешуа' бен (бар) Иосеф («Иисус, сын Иосифа»), но, поскольку евреев с такими именами было множество, то в ход было пущено обозначение «бен Пантира», сложенное на основе имени или прозвища одного из его предков.

Примечательно, однако, что талмудическое имя Пантира, как и Panqh,ra Оригена, воспроизводят не столько греческое слово pa,nqhr$oj%, сколько его латинскую форму — panthera. Барсов-пантер отлавливали в Передней Азии и в большом количестве поставляли в Рим для гладиаторских боев. Из-за силы и красоты этих хищников слово panthera оно сделалось прозвищем некоторых римлян. То что имя «Пантера» употреблялось у римлян как cognomen, доказывает найденная близ германского городка Бингербрюка надгробная плита I в. с латинской надписью, гласящей: «Тиб[ерий] Юл[ий] Абдес Пантера из Сидона, [проживший] 62 г[ода], прослуживший 40 лет солдатом I ког[орты] стрелков, п[окоится] з[десь]» (CIL 13, 07514; см. рис. 7). Еще раз заметим, что в передаче Оригена, цитирующего Цельса, Пантера выступает как солдат (stratiw,toj), и, скорее всего, римский. Некоторые исследователи предположили даже, что стрелок Абдес Пантера из финикийского Сидона и был тем самым солдатом, упомянутым Цельсом и Оригеном, которого считали внебрачным отцом Иисуса.

Во всяком случае сама по себе личность Пантиры-Пантеры представляется вполне реальной. Если эта фигура была бы плодом фантазии, возникшей в пылу антихристианской полемики, то вряд ли бы мы встретились здесь с нееврейским именем. Чистый вымысел оперировал бы привычными распространенными именами и обозначениями, как это мы видим в апокрифических сказаниях. Так же, в конце концов, произошло и с Пантирой. Когда окончательно сложилась версия о внебрачном рождении Иешуа', непривычное имя «Пантира» было адаптировано рассказчиками-евреями в качестве прозвища лица, носящего распространенное еврейское имя (документы 9а–9в).

Изучая происхождение прозвища «Бен Пантира» — «сын Пантеры», стоит, вероятно, учитывать традиционную символику пантеры, а также леопарда. Согласно Плинию Старшему, Солину и Исидору Севильскому, самец пантеры — pardus. От нечестивой и неравной связи пардуса со львицей произошел леопард, т. е. бастард (Плиний. Естественная история, VIII, 42; Исидор. Этимологии, XII, 10–11). В эпоху античности, а также в средневековых бестиариях леопард — отрицательный символ. Ему приписывались все пороки, которыми обладает бастард: лицемерие, хитрость, вероломство. Леопард — образ грешника, чья душа запятнана грехами так же, как шкура этого зверя покрыта черными пятнами. Считалось, что леопард может менять вид и цвет своих пятен, чтобы ввести в заблуждение противника. Не случайно в эпоху Крестовых походов леопард служил символом сарацина, и мусульмане часто назывались Turci versipelli — «меняющие свою кожу»[6].

Вернемся к талмудическим сообщениям, традиционно относимых к Иисусу Христу. Помимо Бен Пантиры его видят, в частности, в некоем еретике Бен Стаде или Бен Сотеде, научившимся магии в Египте. О нем говорится, что его побили камнями или повесили в городе Лидде (документы 3г, 3е). Последнее обстоятельство затрудняет отождествление этого лица с Иисусом, который был казнен в Иерусалиме. И, хотя в Оксфордском и Мюнхенском кодексах вавилонских трактатов Шаббат, 104a и Сангедрин, 67a имеется позднейшее добавление, утверждающее: «Бен Стада есть Бен Пантира...» (документ 3д), впечатление, что эти лица связаны между собою произвольно, не исчезает. В этом же добавлении слово «Стада» представляется как женское имя, которое носила мать Иешуа'. Последняя связывается с некоей «Мириам, завивающей волосы женщинам», о которой говорится в Талмуде, что она была неверной супругой Паппоса бен Иуды. Однако из вавилонского трактата Берахот, 5г и 61б следует, что Паппос бен Иуда был современником знаменитого рабби Акибы бен Иосифа и жил в конце I – начале II вв. н. э., то есть более чем на полвека позже Иисуса.

Происхождение имени «Стада» также, по-видимому, не еврейское. С. Краус связывал его с греческим словом swta,deia — «чувственное наслаждение, сладострастие». Так назывался цикл непристойных стихов, приписываемый александрийскому поэту Сотаду (ум. 279 г. до н. э.). Следовательно, имя «Бен Стада» является нарицательным и означает «сын сладострастия» (или «сын блуда»)[7]. Такое было бы более чем вероятным, если установить, что Бен Стаду с самого начала поносили как незаконнорожденного. Но в талмудических сообщениях этого не видно. В Тосефте и Иерусалимском Талмуде Бен Стада фигурирует только как «совратитель» (еретик) и «безумец». Отождествление его с Иешу(а') бен Пантирой произошло позднее, и уже с связи с Иешуа' возникло представление о Стаде как о матери Иешуа', а также появилась этимология этого имени: stath-da («она изменила [мужу]») (документ 3д).

Далеко не все ясно еще с одним именем, которое многие комментаторы Талмуда расценивают как условное обозначение Иисуса Христа. Это Билеам, по русскому синодальному переводу Библии известный как Валаам. В раввинской литературе нередко фигурируют ветхозаветные противники и отступники Израиля: Валаам, сын Веоров (Чис 22:5 сл.), Доик Идумеянин, убивший израильских священников (1 Цар 21:7 сл.), Ахитофель, заговорщик при царе Давиде (2 Цар 15:12 сл.) и Гиезий, слуга пророка Елисея, обманувший своего господина (4 Цар 5:20–27). Все они служили для раввинов яркими иллюстрациями нечестия и греха. Особое внимание при этом уделялось Валааму. Со временем его стали представлять как главу языческих пророков, великого нечестивца, склонявшего людей к греху. Имя Валаама стало нарицательным обозначением всякого врага ортодоксального иудаизма[8]. В Вавилонском Талмуде имеется ряд фрагментов, заставляющих думать, что под этим именем раввины с некоторых пор стали подразумевать основателя христианства и его последователей. Подобным путем был сложен образ другого отступника иудаизма — Ахера (Элиши бен Абуйи, II в. н. э.), представляющего в талмудической литературе тип раввина-отрицателя и еретика, склонившегося к «эллинской мудрости». Не исключено, что при этом какие-то черты передались от Ахера к Иешу ха-Ноцри, и наоборот (и тот, и другой иногда обозначаются как pheloni — «некий»). Впрочем, к Ахеру, вышедшему из круга еврейских законоучителей, раввинская традиция всегда относилась гораздо снисходительнее, чем к основателю христианства.

Талмудические сообщения об Иисусе следует разделить на более ранние, относящиеся ко времени раввинов-таннаев (ок. 40–220 гг.), и на позднейшие рассказы раввинов-амораев (ок. 220–375 гг.). Большое влияние на развитие раввинской традиции оказало широчайшее распространение христианства в II–IV вв. и его победа в Римской империи. С этого времени сообщения об Иешуа', Бен Стаде и Валааме отягощаются острой полемикой с новой религией, вышедшей из недр иудаизма. Если в ранних слоях Талмуда речь идет, по-видимому, все же о разных лицах, то в последующее время появляются попытки сблизить Иешу с Валаамом (документы 2б, 5в, 5г), а также отождествить его с разными еретиками. Психология раввинов вполне объяснима: им казалось, если удастся как можно больше связать с Иешуа' отрицательных моментов, они смогут лучше защититься от растущего влияния христианства.

Понятно поэтому, что историческую ценность представляют те сообщения Талмуда, которые лишены позднейших напластований. Это касается прежде всего таннаических упоминаний об Иешуа', содержащихся в Тосефте и Иерусалимском Талмуде (документы 1а, 1б), и их прямые параллели в Вавилонском Талмуде (документы 1в, 2а). Здесь нет еще собственного рассказа об Иешуа', — на него только ссылаются как на главу некоего еретического учения, возникшего в Палестине. Но уже фигурирует его прозвище Бен (Бар) Пантира, приводится его высказывание, говорится о том, что его последователи лечили его именем болезни, то есть представляли своего учителя как божественную личность. Вполне вероятно, что, сообщая об Иешуа' и его последователях, раввины пользовались данными, полученными от иудео-христиан, таких, например, как Иаков из Кефар-Самы, который общался с рабби Элеазаром бен Дамой и Элиезером бен Гирканосом. Эти, подобные Иакову, палестинские последователи Иисуса, составлявшие первоначальную христианскую общину, естественно, располагали собственными преданиями, немалая часть которых, надо думать, не вошла в греческие Евангелия и осталась нам не известной. В таком случае мы имеем дело с некими оригинальными сообщениями, только переработанными с точки зрения раввинов.

Все упоминания об Иисусе, содержащиеся в Талмуде, сгруппированы вокруг того или иного имени или обозначения Иисуса, и отдельно — вокруг Мириам-«завивальщицы волос» и Паппоса бен Иуды. В последнем разделе собраны фрагменты, в которых комментаторы находят косвенные указания на основателя христианства.

Выдержки из Мишны и Тосефты приводятся по изданию: Талмуд: Мишна и Тосефта. Критический перевод Н. Переферковича. Т. I–VI. СПб., 1902. Фрагменты 1б–2а, 2в, 2г, 2е, 3в–3е, 4б, 5в, 5г, 6в, 6г, 6е даны в переводе, выполненном по изданию: Strack H. L. Jesus, die Hareticer und die Christen nach den Altesten judischen Angaben. Leipzig, 1910. Фрагменты 2б, 2д, 6д переведены непосредственно с Вавилонского Талмуда (Ed. T. Epstein. In 35 vol. London, 1935–1952).

Сокращения: ВТ — Вавилонский Талмуд; ИТ — Иерусалимский Талмуд. Названия трактатов даются без сокращений. Для Мишны, Тосефты и Иерусалимского Талмуда указываются главы и параграфы, для Вавилонского Талмуда — страницы.

Необходимо отметить, что некоторые слова, фразы и целые фрагменты талмудического текста, где упоминается Иешу ха-Ноцри (как, например, эпизод с Иошуа' бен Перахийа в ВТ Сангедрин, 107b, барайта к ВТ Шаббат 104b и др.), исключены в некоторых изданиях Талмуда. Исключенные места взяты нами в фигурные скобки: {}.

1. Иешу(а') бен Пантира

1а. Тосефта. Хуллин, 2.20–24.

2.20. Мясо, найденное у язычника, дозволено в пользование, а найденное у минея[9] запрещено в пользование (мясо, вышедшее из дома авода-зары[10], есть мясо идоложертвенное), потому что сказали: шехита минея — для авода-зары, хлеб его — хлеб языческий, вино его — вино несех, плоды — тевел, его книги — книги чародейские, и его дети — мамзеры[11]. 2.21. Им не продают, и у них не покупают, их детей не учат ремеслу, их не приглашают лечить ни имущество[12], ни людей.

2.22. Случай с р. Элеазаром бен Дама (ок. 130 г.). Его ужалила змея, и пришел Иаков из Кефар-Самы[13], чтобы лечить его именем Иешуа' бен Пантиры, но ему не позволил р. Исмаил [бен Элиша] (ум. 135 г.). Он сказал ему: тебе это не дозволено, Бен Дама. Он ответил: я приведу тебе доказательство, что он может меня лечить; но он не успел привести доказательства, как умер. 2.23. Тогда сказал р. Исмаил: блажен ты, Бен Дама, ибо ты ушел благополучно и не разрушил ограды мудрецов[14], ибо кто разрушает ограду мудрецов, [того постигнет наказание, как сказано:] «кто разрушает ограду, того ужалит змей» (Екк 10:8).

2.24. Случай с р. Элиезером [бен Гирканосом] (ок. 90 г.), который был схвачен по обвинению в минействе, и его возвели на подмостки[15]. И сказал ему игемон[16]: такой старик, как ты, и увлекся такими речами!? Он ответил ему: я принимаю, как должное, решение Судьи. Игемон подумал, что он подразумевает его, между тем как он разумел Отца своего, Который на небесах. Он ответил ему: так, как ты признал правильность моего суда над тобою, то и я тебе верю; возможно ли, чтобы такая седина заблуждалась такими вещами. Освобождение! Ты свободен! А когда он ушел с подмостков, он мучился тем, что был схвачен по обвинению в минействе. Вошли его ученики, чтобы утешить его, но он не принял [утешений]. Вошел р. Акиба (ум. 135 г.) и сказал ему: рабби, я скажу тебе кое-что; может быть, ты перестанешь убиваться. Он ответил: говори. Он сказал: может быть, кто-то из минеев сказал тебе что-нибудь минейское, и тебе это понравилось? Он ответил: клянусь Небом, ты мне напомнил! Однажды я шел по верхней улице Сепфориса[17] и встретил Иакова из Кефар-Секании, и он сказал мне кое-что минейское от имени Иешуа' бен Пантиры, и это мне понравилось, так что я впал в минейство, ибо преступил написанное в Торе: «держи дальше от нее путь твой», а также: «и не подходи близко к дверям дома ее» (Притч 5:8), «потому что многих повергла она ранеными» (Притч 7:26) и прочее. Ибо р. Элиезер говорил: человек да удаляется всегда от предосудительного и от подобного ему.

 

1б. ИТ Шаббат, 14.4 (14d).

Его (р. Иошуа' бен Леви, ок. 250 г.) внук поперхнулся[18]. Пришел некий человек, пошептал над ним кое-что с именем Иешу Пандиры, и излечил его. Когда тот [человек] удалился, спросил его (р. Иошуа'): что он над тобой нашептывал? Он отвечал: некое слово[19]. Тогда он сказал ему: лучше было бы, если бы ты умер, чем так. И произошло это из-за «погрешности, происходящей от Властелина» (Ек 10:5).

Случай с р. Элеазаром бен Дама. Его ужалила змея, и пришел Иаков из Кефар-Самы, чтобы лечить его именем Иешу Пандиры, но ему не позволил р. Исмаил. Он (Бен Дама) сказал ему: я приведу тебе доказательство, что он может меня лечить. Но он не успел Бен Дама привести доказательства, как умер. Тогда сказал р. Исмаил: блажен ты, Бен Дама, ибо ты ушел из мира благополучно и не разрушил ограды мудрецов; ведь написано: «кто разрушает ограду, того ужалит змей».

 

1в. ИТ Авода-Зара, 2.2 (40d).

Его (р. Иошуа') внук поперхнулся. Пришел [некий человек], пошептал над ним кое-что с именем Иешу бен Пандиры, и излечил его. Когда тот удалился, спросил его (р. Иошуа'): что он над тобой нашептывал? Он отвечал: некое слово. Тогда он сказал ему: лучше было бы, если бы ты умер, чем слушать подобное. И произошло это из-за «погрешности, происходящей от Властелина».

Случай с Элеазаром бен Дама. Когда его ужалила змея, пришел Иаков из Кефар-Самы, чтобы лечить его. И сказал ему: я произнесу над тобою кое-что с именем Иешу бен Пандиры. Тогда сказал ему р. Исмаил: тебе это не дозволено, Бен Дама. Тот ответил: я приведу тебе доказательство, что он может меня лечить. Но он не успел Бен Дама привести доказательства, как умер. Тогда сказал р. Исмаил: блажен ты, Бен Дама, ибо ты ушел из мира благополучно и не разрушил ограды мудрецов; ведь написано: «кто разрушает ограду, того ужалит змей».

 

1г. ВТ Авода-Зара, 27b.

Не следует иметь никакого дела с минеями и не следует у них лечиться даже [если есть опасность] для жизни. Случилось с Бен Дама, сыном сестры рабби Исмаила [бен Элиши], что его ужалила змея. Пришел Иаков из [Кефар]-Секании, чтобы лечить его, но ему не позволил рабби Исмаил. И [Бен Дама] сказал ему: р. Исмаил, брат мой, позволь ему лечить меня; я приведу тебе слова из Торы, что это разрешено. Но не успел он произнести это, как отлетела его душа, и он умер. Тогда сказал р. Исмаил: блажен ты, Бен Дама, ибо оставил свое тело в чистоте, и душа твоя отошла чистою, и ты не нарушил слов сотоварищей твоих, говоривших: «кто разрушает ограду, того ужалит змей»... Однако что такое он собирался привести? «Человек будет жив ими (заповедями)» (Лев 18:5), а не умрет.

 

2. Иешу(а') ха-Ноцри

2а. ВТ Авода-Зара, 16b-17a.

Наши раввины передавали: рабби Элиезер был схвачен по обвинению в минействе, и его привели в суд. И сказал ему игемон: такой старик, как ты, и увлекся такими речами!? Он ответил ему: я принимаю, как должное, решение Судьи. Игемон подумал, что он подразумевает его, между тем как он разумел Отца своего, Который на небесах. Он (игемон) ответил ему: так, как ты признал правильность моего суда над тобою, — освобождение! Ты свободен! А когда он вернулся домой, вошли его ученики, чтобы утешить его, но он не принял [утешений]. Тогда сказал ему рабби Акиба: рабби, я скажу тебе кое-что; может быть, ты перестанешь убиваться. Он ответил: говори. Он сказал: может быть, кто-то из минеев сказал тебе что-нибудь, что тебе понравилось? Он ответил: Акиба, ты мне напомнил! Однажды я шел по верхней улице Сепфориса и встретил одного {из учеников Иешу ха-Ноцри}, которого звали Иаков из Кефар-Секании. Он сказал мне: в вашем Законе написано: «не вноси платы блудницы [в дом Господа Бога твоего]» (Вт 23:18). А можно использовать эти деньги на отхожее место {для первосвященника}? Я не знал, что ответить ему. [Тогда] он сказал мне: вот чему учил {Иешу ха-Ноцри}: «из любодейных даров она устраивала их, на любодейные дары они и будут обращены» (Мих 1:7); из нечистого места пришло и в нечистое место вернется. Эти слова понравились мне, так что я впал в минейство, ибо преступил написанное в Торе: «держи дальше от нее путь твой», то есть от минейства, «и не подходи близко к дверям дома ее» (Притч 5:8), что относится к власть предержащим[20]. — Иные говорят: «держи дальше от нее путь твой», то есть от минейства и от власть предержащих, «и не подходи близко к дверям дома ее», то есть блудницы.

 

2б. ВТ Берахот, 17a-b.

Когда раввины вышли из дома рав Хисды (ум. 309 г.), а другие говорят — из дома р. Самуэля бар Нахмани (III–IV вв.), они сказали так: «наши волы[21] нагружены» (Пс 143:14). Рав [Абба Арика] (ум. 248 г.) и р. Самуэль (ум. 254 г.), а, согласно другим, — р. Иоханан [бен Наппаха] (ум. 279 г.) и р. Элеазар [бен Педат] (III в.) [дают различные объяснения этого]. Один [из них] говорит: «наши волы» в Торе «нагружены» заповедями; другой говорит: «наши волы» в Торе и заповедях «нагружены» тяготами. «Ни расхищения» да не постигнет нас, как то, которое совершил Ахитофель во времена Давида; «ни пропажи» да не постигнет нас, как та, которую совершил Доик Идумеянин во времена Саула; «ни воплей» да не постигнет нас, как случилось с Гиезием во времена Елисея; «на улицах наших», где мы бы видели нашего сына или ученика, который поглощает пересоленное кушанье[22], {подобно ха-Ноцри[23]}.

 

2в. ВТ Гиттин, 56b–57a.

Онкелос бар Калоникос, сын сестры Тита[24], намеревался стать прозелитом. Он занимался магией, вызвал [тень] Тита и спросил его: кого почитают больше всех в том мире? [Тот] ответил: Израиль. — Нужно ли мне присоединиться к нему? [Тот] ответил: его заповеди многочисленны и нелегки для исполнения. Ступай, восстань против него в этом мире, и ты станешь главой, как сказано: «враги его стали во главе» (Плач 1:5), ибо каждый, кто притесняет Израиль, становится главой [этого мира]. Тогда [Онкелос] спросил: в чем состоит твое наказание? [Тот] ответил: за то, что я совершил[25], мне особое наказание. Каждый день мой пепел собирают и восстанавливают меня, чтобы снова сжечь и развеять пепел по семи морям. — После этого [Онкелос] вызвал [тень] Валаама и спросил его: кого почитают больше всех в том мире? [Тот] ответил: Израиль. — Нужно ли мне присоединиться к нему? [Тот] ответил: «не желай им мира и благополучия во все дни твои» (Вт 23:6). {Он спросил его: в чем состоит твое наказание? [Тот] ответил: я варюсь в кипящем семени (=сперме). — После этого [Онкелос] вызвал [тень] Иешу и спросил его: кого почитают больше всех в том мире? [Тот] ответил: Израиль. — Нужно ли мне присоединиться к нему? [Тот] ответил: ищи им добра, не ищи зла, «ибо касающийся их касается зеницы ока Его» (Зах 2:8). Он спросил его: в чем состоит твое наказание? [Тот] ответил: я варюсь в кипящем кале[26]. — Как сказал учитель[27]: всякий, кто издевается над словом мудрецов, будет присужден к кипящему калу}.

 

2г. ВТ Сангедрин, 43a.

...И глашатай предшествует ему (=осужденному). Это означает: непосредственно перед [казнью], а не задолго до нее. {Однако передают: в канун Пасхи[28] повесили Иешу. И за сорок дней провозгласили, что его должны побить камнями за то, что он занимался колдовством (kishuph) и совращал Израиль: кто может сказать что-либо в его защиту, пусть придет и скажет. Но никто не выступил в его защиту, и его повесили в канун Пасхи. — Сказал Улла [бар Исмаил] (IV в.): допустим, он был бы бунтовщиком, тогда можно было искать [поводов для] защиты; но ведь он был совратителем (mesith), а о таком Милосердный говорит: «не жалей его и не прикрывай его» (Вт 13:8). С Иешу, однако, иное дело, ибо он был близок к царскому двору[29].

Наши раввины говорили: пять учеников было у Иешу: Маттай, Наккай, Нецер, Буни, Тода[30]. Привели [на суд] Маттая, и он сказал им (судьям): разве Маттай должен быть казнен? ведь написано: «когда (mathaj) приду и явлюсь перед лицо Божие» (Пс 41:3). Они отвечали: конечно, Маттай должен быть казнен, ибо написано: «когда (mathaj) он умрет и погибнет имя его» (Пс 40:6). — Привели Наккая, и он сказал им: разве Наккай должен быть казнен? ведь написано: «не умерщвляй невинного (naki) и правого» (Исх 23:7). Они отвечали: конечно, Наккай должен быть казнен, ибо написано: «в потаенных местах убивают невинного (naki)» (Пс 9:29). — Привели Нецера, и он сказал им: разве Нецер должен быть казнен? ведь написано: «и ветвь (nezer) произрастет от корня его» (Ис 11:1). Они отвечали: конечно, Нецер должен быть казнен, ибо написано: «ты повержен вне гробницы своей как презренная ветвь (nezer)» (Ис 14:19). — Привели Буни, и он сказал им их: разве Буни должен быть казнен? ведь написано: «Израиль есть сын (beni) Мой, первенец Мой» (Исх 4:22). Они отвечали: конечно, Буни должен быть казнен, ибо написано: «вот, Я убью сына (banin) твоего, первенца твоего» (Исх 4:23). — Привели Тоду, и он сказал им: разве Тода должен быть казнен? ведь написано: «псалом хвалебный (toda)» (Пс 99:1). Они отвечали: конечно, Тода должен быть казнен, ибо написано: «кто принесет в жертву хвалу (toda), тот чтит Меня» (Пс 49:23)}.

 

2д. ВТ Сангедрин, 103a.

Рав Хисда (ум. 309 г.) передал, что рабби Иеремия бар Абба (III в.) сказал: что это значит, что написано: «не приключится тебе зло, и язва не приблизится к жилищу твоему» (Пс 90:10)? «Не приключится тебе зло», — да не овладеют тобою злые побуждения; «и язва не приблизится к жилищу твоему», — да не найдешь ты в жене своей никакой скверны, когда возвратишься с дороги. По другому толкованию: «не приключится тебе зло», — да не будешь ты одолеваем злыми сновидениями и страхами, «и язва не приблизится к жилищу твоему», — да не будет у тебя сына или ученика, который прилюдно поглощает пересоленное кушанье, {подобно Иешу ха-Ноцри}.

 

2е. ВТ Сангедрин, 107b = ВТ Сота, 47a.

Наши раввины учили: пусть всегда левая рука твоя отталкивает, а правая приближает. Но не так, как Елисей, который оттолкнул Гиезия обеими руками, {и не так, как р. Иошуа' бен Перахийа[31] оттолкнул Иешу обеими руками}...

{А Иошуа' бен Перахийа, с ним что было? Когда царь Йаннай[32] убивал раввинов, Иошуа' бен Перахийа и Иешу ушли в Александрию Египетскую. Когда настало спокойствие, Симеон бен Шетах послал ему весть: «От меня, Иерусалима, тебе, Александрии Египетской, сестре моей: мой господин [пребывает] у тебя, а я остаюсь брошенной». Тогда он поднялся[33] и прибыл в некую гостиницу, где ему устроили почетную встречу. Он сказал: как хороша эта гостиница! Он (Иешу) сказал ему: рабби, у нее глаза слезятся[34]. Тот ответил ему: грешник, вот что тебя занимает?! [Он] собрал 400 трубачей и объявил ему анафему. Через некоторое время он (Иешу) пришел к нему и сказал: прими меня, но он не стал с ним разговаривать. Однажды, когда он (р. Иошуа') стал читать Шема[35], встретился ему [Иешу]; он думал принять его и поманил его рукой. Но тот подумал, что он его отталкивает. Тогда он (Иешу) пошел, установил кирпич[36] и стал поклоняться ему. Он (р. Иошуа') сказал ему: вернись! Он ответил ему: так я принял от тебя [учение]: кто согрешил и совратил народ, тому нет возможности покаяться. — И учитель сказал [в заключение]: так Иешу совращал и свел Израиль с пути[37]}.

Кроме приведенных выше фрагментов Иешу ха-Ноцри упоминается в Комментариях Раши (1040–1105 гг.) на трактаты Вавилонского Талмуда: Берахот 12a, Сота 49b, Бава-Батра 25a и Сангедрин 17a. В первом случае говорится, что израильтяне не могли соблюдать некоторые религиозные предписания из-за противодействия минеев; Раши комментирует: «то есть из-за учеников Иешу». Во втором случае, после слов «...и правительство обратится в минейство», Раши замечает: «то есть склонится к учению Иешу, распространяемому минеями» (разумея под правительством римских императоров). В третьем случае, комментируя высказывание, что минеи предписывают во время молитвы обращаться лицом на восток, Раши пишет: «минеи эти — приверженцы учения Иешу, которые во время молитвы обращаются к востоку». Наконец, в четвертом случае, при указании, что членами Синедриона должны быть мудрые люди, сведущие в колдовстве, Раши поясняет: «чтобы быть способным обнаружить тех, которые совращают и губят посредством колдовства, как это делал ха-Ноцри».

 

3. Бен Стада

3а. Тосефта. Шаббат, 11.15.

Вырезающий на собственном теле, по мнению р. Элиезера [бен Гирканоса] подлежит наказанию, а по мнению мудрецов, от наказания свободен. Р. Элиезер сказал им: ведь Бен Стада только этим способом и передавал свое учение. Ему возразили: разве из-за одного безумного можно привлекать к наказанию здравых людей?

 

3б. Тосефта. Сангедрин, 10.11.

Ни для кого из подлежащих смерти по определению Торы не устраивают засады, кроме совратителя (mesith). Как поступают в этом случае? Приводят к нему двоих молодых ученых[38] [и ставят их] во внешнем помещении, а он сидит во внутреннем помещении; и зажигают для него светильник, чтобы они видели его и слышали его голос. Так поступили с Бен Стадой в Лидде[39]: назначили в засаду для него двух молодых ученых, и они [затем] привели его в суд, и его побили камнями. Начинают [разбор] его дела и кончают даже ночью [того же дня]; начинают и кончают в тот же день, как при оправдательном приговоре, так и при обвинительном; «склоняются» по словам одного как на оправдание, так и на обвинение; все [даже ученики] приводят доводы как для оправдания, так и для обвинения; приведший довод в оправдание, может отказаться и привести довод в обвинение.

 

3в. ИТ Шаббат, 12.4 (13d).

Всякий, царапающий на теле своем[40], подлежит наказанию, но делающий знаки на теле своем от наказания свободен. Сказал р. Элиезер [бен Гирканос]: но ведь таким образом Бен Стада вынес магию из Египта! Ему возразили: разве из-за одного безумного можно привлекать к наказанию здравых людей?

 

3г. ИТ Сангедрин, 7.16 (25c-d) = ИТ Иевамот, 16 (15d).

«Месит — это тот, кто совращает невежду[41] [к идолопоклонству] (Мишна)». — Обладает ли он мудростью? Нет, поскольку он совратитель, он не обладает мудростью, и тот, кого он совращает, не обладает мудростью. Как поступить с ним, чтобы изобличить его? Приводят к нему двух свидетелей и ставят их во внешнее помещение, а он сидит во внутреннем помещении; и зажигают для него светильник, дабы видели его и слышали его голос. Так поступили с Бен Сотедой в Лидде: назначили в засаду для него двух молодых ученых, и они [затем] привели его в суд, и его побили камнями.

 

3д. ВТ Шаббат, 104b.

Царапающий на своем теле... Передают, что рабби Элиезер [бен Гирканос] сказал мудрецам: не на теле ли своем Бен Стада вынес магию из Египта?[42] Ему ответили: он был безумным, а случай с безумным нельзя приводить в доказательство.

 

Барайта[43] к ВТ Шаббат, 104b.

{Кто такой Бен Стада? Это Бен Пандира. Рав Хисда (ум. 309 г.) сказал: Стада — муж, Пандира — любовник[44]. [Но ведь] муж — это Паппос бен Иуда, а мать — Стада. Его мать — Мириам[45], завивающая волосы женщинам. Поэтому говорят в Пумбедите[46]: она изменила[47] мужу[48]}

 

3е. ВТ Сангедрин, 67a.

Ни для кого из подлежащих смерти по определению Торы не устраивают засады кроме совращающего невежду [к идолопоклонству]. Как поступают в этом случае? Зажигают для него светильник во внутреннем помещении [дома], а свидетелей прячут снаружи, чтобы они могли видеть его и слышать его голос, в то время как он не видит их. Тогда тот, кого он совращал, говорит ему: скажи мне теперь [еще раз], что ты говорил. И [совратитель] отвечает ему. И тогда тот говорит ему: как мы можем оставить нашего Бога, Который на небесах, и служить идолам[49]?! И если он отрекается, то хорошо; но если он отвечает: это есть мой долг и мое благо, — то тот призывает свидетелей, слушавших снаружи, [и они] приводят его в суд и побивают камнями. {Так поступили с Бен Стадой в Лидде, которого повесили накануне Пасхи[50]}.

Следующее далее добавление дословно совпадает с барайтой к ВТ Шаббат, 104b (документ 3д).

4. Мириам, жена Паппоса бен Иуды

4а. Тосефта. Сота, 5.9. = ВТ Гиттин, 90a-b.

Передают, что Р. Меир (ум. 165 г.) говорил: подобно тому, как существуют различные вкусы относительно пищи, так существуют различные вкусы относительно жен. У иного человека муха пролетит над чашею, и он выливает чашу, не дотрагиваясь; с таким плохо приходится жене, так как он чуть что решает развестись с нею; у иного муха упадет в чашу, и он оставляет ее, не дотрагиваясь; таков Паппос бен Иуда, который запирал жену свою...[51]

 

4б. ВТ Хагига, 4b.

Когда рав Иосиф [бар Хия] (ум. 322 г.) доходил до этого места: «но некоторые гибнут от беспорядка» (Пр 13:24), — он плакал. Он говорил: кто остался, кто ушел от нас безвременно? Да, это рав Бебай бар Аббайи (ум. 339 г.). Он находился уже при ангеле смерти и сказал этому посланцу: иди, принеси мне Мириам, завивающую волосы женщинам[52]. Тот пошел и принес [по ошибке] Мириам, ухаживающую за детьми. Сказал ему [Бебай]: ведь я просил Мириам, завивающую волосы женщинам. Он отвечал: если так, то я возвращу ее назад (на землю). Он сказал ему: раз ты ее уже доставил, пусть остается [в числе мертвых][53].

 

5. Валаам

5а. Мишна. Сангедрин, 10.1–2.

10.1. Весь Израиль имеет удел в будущем мире, ибо сказано: «и народ твой весь будет праведный, на веки наследует землю, — отрасль насаждения Моего, дело рук Моих, к прославлению Моему» (Ис 60:21).

А какие лица не имеют удела в будущем мире? Кто говорит, что нет воскресения мертвых [в Торе] и что Тора не от Неба, и эпикуреец. Р. Акиба говорит: также кто читает внешние книги[54] и кто, нашептывая на рану, говорит: «не наведу на тебя ни одной из болезней, которые навел Я на Египет, ибо Я Господь, целитель твой» (Исх 15:26). Абба Саул (ок. 150 г.) говорит: также, кто произносит Имя [Бога] буквами его.

10.2. Три царя и четыре частных человека не имеют удела в будущем мире. Три царя: Иеровоам, Ахав и Манассия. — Р. Иуда [бен Илия] (ум. 93 г.) говорит: Манассия имеет удел в будущем мире, потому что о нем сказано: «и помолился Ему, и Бог преклонился к нему и услышал моление его и возвратил его в Иерусалим на царство его» (2 Пар 33:13). Ему возразили: Он возвратил его на царство, а не к жизни будущего мира. — Четыре частных человека: Валаам, Доик, Ахитофель и Гиезий.

 

5б. Мишна. Абот, 5.19.

Кто обладает следующими тремя качествами, принадлежит к ученикам отца нашего Авраама, а кто обладает другими тремя качествами, принадлежит к ученикам нечестивого Валаама: добрый глаз, смиренный дух и невзыскательная душа отличает учеников отца нашего Авраама; злой глаз, высокий (=заносчивый) дух и требовательная душа отличают учеников нечестивого Валаама. В чем разница между учениками отца нашего Авраама и учениками нечестивого Валаама? — ученики Авраама вкушают [плоды] в этом мире и наследуют мир будущий, как сказано: «чтобы дать в наследство любящим меня есть, и сокровищницы их я наполню» (Пр 8:21); ученики же нечестивого Валаама унаследуют геенну и сойдут в ров погибели, как сказано: «Ты, Боже, низведешь их в ров погибели; кровожадные и коварные не доживут и до половины дней своих. А я на Тебя уповаю» (Пс 54:24).

 

5в. ВТ Сангедрин, 106a, конец.

«Также Валаама, сына Веорова, прорицателя, [убили сыны Израилевы мечом]» (Нав 13:22). Прорицателя? Он был пророком. Р. Иоханан [бен Наппаха] (ум. 279 г.) говорит: сначала пророком, а под конец прорицателем. Рав Папа (ум. 375 г.) сказал: это то, о чем в народе говорят: от князей и господ она произошла, но блудодействовала с плотниками[55].

 

5г. ВТ Сангедрин, 106b.

Один миней спросил р. Ханину [бар Хаму] (ум. 225 г.): известно ли тебе, сколько лет было Валааму в день его смерти? Он ответил: этого не написано, но сказано: «кровожадные и коварные не доживут и до половины дней своих», [из чего видно], что ему было тридцать три или тридцать четыре года. Тот сказал: ты правильно исчислил, потому что я сам читал историю Валаама, в которой написано: тридцать три года было Валааму хромому[56], когда его убил Пинхас Листа'e[57].

 

6. Предположительные упоминания об Иисусе

6а. Мишна. Иевамот, 4.13.

Кто такой мамзер? — Тот, кто родился от всяких родственников по плоти [и от лиц], между которыми брак запрещен. Симон Теманит говорит: кто родился от такого брака, за который полагается истребление со стороны Неба (=Бога). Р. Иошуа' [бен Леви] (ок. 250 г.) говорит: кто родился от такого брака, за который полагается казнь по приговору суда[58]. Симеон бен Аззай (ум. 135 г.) сказал: я нашел один свиток в Иерусалиме, в котором было написано: «Некий — мамзер от замужней женщины"[59]. [Следовательно], это подтверждает слова р. Иошуа'.

 

6б. Тосефта. Сангедрин, 9.7.

Р. Меир (ум. 165 г.) говорил: что значит «ибо проклятие Бога повешено» (Вт 21:23)[60]? Придумали притчу, чему это подобно: двум братьям, которые были похожи друг на друга: один царствовал над всем миром, а другой вышел разбойником. По истечении некоторого времени тот, который вышел разбойником, был пойман и распят на кресте, и всякий проходивший говорил: кажется, что это царь распят. Поэтому сказано: «ибо проклятие Бога повешено"[61].

 

6в. ИТ Таанит, 2.1 (65b).

Рабби Аббаху [Кисрин] (ум. 279 г.) говорит: если кто-то скажет «я есть Бог», то он лжет; [если скажет:] «я Сын человеческий», то он раскается в этом; [если скажет:] «я поднимусь к небесам», то он скажет это, и не сделает[62].

 

6г. ВТ Халла, 41d.

Распущенный[63], по словам р. Элиезера [бен Гирканоса], это мамзер. Р. Иошуа' говорит: это сын скверны (ben ha-niddah). Р. Акиба говорит: мамзер и сын скверны. Как-то раз сидели старейшины у ворот, мимо них прошли два подростка, один с покрытой головой, другой с непокрытой. И вот о том, кто не покрыл голову, р. Элиезер сказал: это мамзер. Р. Иошуа' сказал: это сын скверны. Р. Акиба сказал: мамзер и сын скверны. Тогда обратились к р. Акибе: как ты осмеливаешься перечить словам твоих [старших] коллег? Он ответил: я докажу сказанное. Он отправился к матери этого подростка и увидел ее сидящей на площади и продающей бобы. Он сказал ей: дочь моя, если честно ответишь мне, о чем я спрошу, ты сможешь войти в жизнь будущую. Она сказала: поклянись мне! Р. Акиба поклялся своими устами, но отменил [клятву] в сердце. И спросил ее: твой сын, как ты зачала его? Она отвечала: когда я возлегла на свадебное ложе, у меня были месячные, и мой супруг отделился от меня, тогда ко мне вошел мой шафер, и от него я зачала этого сына. Так подтвердилось, что этот ребенок мамзер и сын скверны. — Поэтому говорят: велик р. Акиба, он превзошел своих учителей (р. Элиезера и р. Иошуа'). И тотчас восклицают: хвала Г[осподу] Бо[гу] Израилеву, открывшему все тайны р. Акибе бен Иосифу!

 

6д. ВТ Йома, 66b.

Спросили р. Элиезера [бен Гирканоса] о Некоем человеке, пребывающем в загробном мире[64]. Он отвечал: вы спрашиваете меня только о этом Некоем? [Его спросили]: может ли пастух спасти овцу, унесенную львом? Он отвечал: вы спрашиваете меня только об овце? [Его спросили]: может ли пастух спастись из пасти льва? Он отвечал: вы спрашиваете меня только о пастухе? [Его спросили]: может ли мамзер наследовать [его отцу]? Он отвечал: а может ли он вступить в левиратный брак? [Его спросили]: если он обладает домом, может ли его побелить? Он отвечал: я думаю, вы спрашиваете, можно ли побелить гробницу его? — Он (р. Элиезер) отвечал так уклончиво не потому, что хотел запутать их своими словами, а потому что он никогда не говорил того, чего не слышал от своего учителя.

 

6е. ВТ Сангедрин, 106a.

«И произнес притчу свою и сказал: горе тому, кто уцелеет, когда наведет сие Бог!» (Чис 24:23). Реш Лакиш (ок. 250 г.) говорит: горе тому, который воскрешает именем Бога![65]

Указатель фрагментов

Мишна 

Иевамот, 4.13

Сангедрин, 10.1

Абот, 5.19

 

Тосефта

Шаббат, 11.15

Сота, 5.19

Сангедрин, 9.7

« ... »

Хуллин, 2.20–2.24

 

 

 

Иер. Талмуд (ИТ) 

Шаббат, 13d

« ... » 14d

Таанит, 65b

Иевамот, 15d

Сангедрин, 25c-d

Авода-Зара, 40d

Вав. Талмуд (ВТ)

Берахот, 17a-17b

Халла, 41d

Шаббат, 104b

 

 

Иома, 46b

Хагига, 44b

Сота, 47a

Гиттин, 56b-57a

« ... » 90a-b

Сангедрин, 43a

« ... » 67a

« ... » 103a

« ... » 106a

« ... » 106b

« ... » 107b

Авода-Зара, 16b-17a

« ... » 27b

5в,6е


7. МИДРАШИ

7а. Когелет-рабба, 1.8 (8b).

Р. Элиезер [бен Гирканос] был схвачен по обвинению в минействе, и его привели в суд. Но судья сказал р. Элиезеру: поскольку я верю тебе и думаю, что невозможно, чтобы на твоих ученых собраниях (jeshiboth) занимались такими делами, — ты свободен! Когда рабби Элиезер был освобожден от суда, он мучился тем, что был схвачен по обвинению в минействе. Вошли его ученики, чтобы утешить его, но он не принял [утешений]. Вошел р. Акиба и сказал ему: рабби, может быть, кто-то из минеев сказал тебе что-нибудь минейское, и тебе это понравилось? Он ответил: клянусь Небом, ты мне напомнил! Однажды я шел по улице Сепфориса и встретил человека по имени Иаков из Кефар-Секании, и он сказал мне кое-что минейское от имени Некоего[66], и это мне понравилось. Он сказал: в вашем Законе написано: «не вноси платы блудницы и цены пса [в дом Господа Бога твоего]» (Вт 23:19). Что это значит? Я сказал ему: запрещение! Он сказал мне: запрещено как пожертвование, но разрешено с целью уничтожения. Я спросил его: если так, то что с этим делать? Он ответил мне: можно использовать на публичные бани и отхожие места. Я ответил ему: ты сказал хорошо, — ибо в тот момент Галаха была скрыта от меня. Когда он увидел, что я похвалил его слова, он сказал: так учил Некий: из нечистого места пришло и в нечистое место вернется, «из любодейных даров она устраивала их, на любодейные дары они и будут обращены» (Мих 1:7); можно использовать на отхожие места. Это понравилось мне, и таким образом я впал в минейство, ибо преступил слова Торы: «держи дальше от нее путь твой и не подходи близко к дверям дома ее» (Притч 5:8).

10.5. Внук рабби Иошуа' бен Леви поперхнулся. Он пошел к одному из последователей Бар Пандиры, чтобы тот вылечил его. Тогда он (р. Иошуа') спросил его: что он тебе говорил? Он отвечал: некое слово. Тогда он сказал ему: лучше было бы, если бы ты умер, чем так. И произошло это из-за «погрешности, происходящей от Властелина».

 

7б. Ялкут Шимони, § 766 на Чис 23:17.

«Кто громко хвалит друга своего» (Притч 27:14). Насколько силен был голос Валаама? Р. Иоханан [бен Наппаха] говорит: [его слышали] за шестьдесят миль. Р. Иошуа' бен Леви говорит: семьдесят народов слышат голос Валаама. Р. Элеазар ха-Каппар (III в.) сказал: Бог дал силу голосу его, чтобы он протянулся от одного края земли до другого; ибо Он посмотрел и увидел народы, которые поклоняются солнцу, луне и звездам, дереву и камню, посмотрел еще, и увидел человека, рожденного женщиной, который восстал и хотел сделать себя Богом, совращая весь мир. Поэтому Он дал силу его (Валаама) голосу, так что весь народ земли мог его слышать. И он (Валаам) говорил: будьте осторожны, ибо этот человек заблуждается, а «Бог не человек, чтоб Ему лгать» (Чис 23:19). И если он говорит, что он Бог, то он лжет. И он заблуждается, говоря, что уйдет и снова вернется в конце [дней]. Он скажет это, и не сделает. Поэтому написано: «и произнес притчу свою и сказал: горе, кто уцелеет, когда наведет сие Бог!» (Чис 24:23). [То есть] Валаам говорил: кто уцелеет из того народа, который повинуется этому человеку, когда наведет сие Бог?

 

7в. Песикта-раббати, 100b–101a.

Р. Хийя бар Абба (ок. 215 г.) сказал: если сын блудницы скажет тебе: есть два Бога, — ответь ему: «Я на море, Я на Синае»... Р. Хийя бар Абба сказал: если сын блудницы скажет тебе: есть два Бога[67], — ответь ему: не «боги» написано, а «лицем к лицу говорил с вами Господь» (Вт 5:4).

 

7г. Второй Таргум к кн. Есфирь 7:9.

Когда Аман увидел, что вышло не по его слову, он поднял плач и горько зарыдал посреди дворцового сада. Затем он поднялся и воскликнул: слушайте меня, деревья и все растения, которые выросли со дней творения! сын Амадафа взойдет теперь в аксандарию[68] Бар Пандиры.


8. РАННЕХРИСТИАНСКИЕ АВТОРЫ О ЕВРЕЙСКИХ ПРЕДАНИЯХ

Отзвуки еврейских рассказов об Иисусе попали в труды раннехристианских писателей, полемизировавших с учением раввинов. Тут мы видим как бы изнанку приведенных выше талмудических фрагментов, получаем возможность сопоставить их с тем, что именно было известно христианам об иудейской точке зрения.

В спор с раввинской традицией вступил Иустин Мученик (103–166 гг.), автор полемического сочинения «Диалог с Трифоном иудеем». Судя по всему, выведенный Иустином собеседник является гипотетическим лицом (хотя делаются попытки отождествить его с рабби Тарфоном, II в.): почти все, что Трифон говорит об Иисусе, основывается на данных Евангелий. Иустин приписывает своему воображаемому оппоненту то же, что в Евангелии от Матфея (28:13–15) приписано всем иудеям: распространение слухов о похищении учениками тела Иисуса из гробницы; к этому добавлено лишь, что первосвященники послали вестников разглашать эти слухи «по всей вселенной», — аллюзия на текст Матфея: «и пронеслось слово сие между иудеями». Вряд ли еврейские лидеры когда-нибудь были заинтересованы в создании Иисусу вселенской известности. Замена в талмудической литературе имени Иешу ха-Ноцри обозначением «Некий» свидетельствует, напротив, о тенденции замалчивания, утаивания. Еврейская версия жизни Иисуса является, по существу, вынужденной реакцией на растущую христианскую проповедь: почти каждая деталь этой версии отвечает на соответствующий церковный догмат.

Впрочем, в «Диалоге с Трифоном» появляется вложенное в уста иудеев обвинение Иисуса в занятиях магией (документ 8а). Такого обвинения в Евангелиях нет. Там Иисуса обвиняют лишь в том, что он «изгоняет бесов не иначе, как [силою] Веельзевула, князя бесовского» (Мф 12:24). Однако понятие «маг» имеет гораздо более глубокое содержание. Маг — это чародей и волшебник, совершающий чудеса при помощи колдовского искусства. Магами (волхвами) были противники апостолов Симон из Самарии и Елима Вариисус (Деян 8:9; 13:6); причем оба они расценивались также как лжепророки. Точно также раввинская традиция рассматривала Христа. И ортодоксальный иудаизм, и официальная церковь решительно осуждали занятия магией. Раввины причисляли магию к «мерзостям», запрещенным Торой (Вт 18:10–12). В Дидахе (II в.) колдовство и чародейство проклинается как «путь смерти» (гл. 5). Не взирая на это, и в среде евреев, и в среде христиан магия всегда была в широком ходу, а практические пособия по магии типа «Книги тайн» (Сефер ха-разим) пользовались большим спросом.

Наиболее выразительное представление об Иисусе как о маге и чародее мы находим в сочинении Арнобия Старшего (II–III вв.) «Против язычников» (документ 8д). Здесь приводится распространенное обвинение противников христианства, что Иисус творил чудеса, используя имена могущественных ангелов (=демонов), которые он похитил из египетских гробниц (adytis). Египет издавна считался родиной колдовства. В эпоху поздней античности существовало убеждение, что в иероглифическом письме заключена древняя великая магия, и тот, кто овладеет иероглифическим письмом, постигнет магическое искусство. То, в чем, по словам Арнобия, враги христианства обвиняли Иисуса, напоминает талмудические сообщения о еретике Бен Стаде, который «вынес магию из Египта» (документы 3б, 3в) и который впоследствии был отождествлен раввинами с Иешуа' ха-Ноцри.

Некоторые пассажи раннехристианских авторов, полемизировавших с евреями, настолько необычны, что наводят на продолжительные размышления. Неожиданно в новом свете предстает слух о похищении тела Иисуса из гробницы под пером Тертуллиана (ок. 165–230 гг.). В заключение своего трактата «О зрелищах», обращаясь к иудеям, Тертуллиан перечисляет известные по Евангелиям обвинения, выдвинутые ими против Христа (документ 8б). Упоминается здесь и мнимый огородник или садовник, который будто бы унес тело Иисуса и похоронил его в другом месте. Замечательно в этом фрагменте то, что Тертуллиан сообщает мотивы поступка садовника, на что даже нет намека в канонических текстах. Некоторые исследователи видят в словах об огороднике, оттащившем тело Иисуса подальше от своих любимых грядок, всего лишь ироническое развитие Тертуллианом евангельского эпизода с мнимым садовником (Ин 20:15). Но если это так, то это весьма рискованное творчество, особенно для верующего христианина. Не исключено, что Тертуллиан в какой-то мере воспроизвел еврейскую версию похищения тела Иисуса, имеющую довольно раннее происхождение, поскольку она отражена уже в Евангелии от Матфея.

В том же трактате Тертуллиана мы встречаем первую письменную фиксацию враждебного христианству взгляда на Деву Марию как на блудницу. Показательно, что взгляд этот представлен в ряду прочих измышлений иудеев. Вероятно, и в этом случае воспроизводится некий еврейский источник. По всей видимости, уже во II веке существовал рассказ о греховном зачатии Иешу-Иисуса, попавший в сочинение Цельса.

Полемику с раввинскими представлениями об Иисусе продолжил Ориген (182–251 гг.), написавший специальное сочинение «Против Цельса». Оно посвящено опровержению антихристианского произведения II века «Правдивое слово», написанного Цельсом. Это был плодовитый эллинистический автор, возможно, друживший с Лукианом, и также как и он, написавший несколько сочинений, в которых обличались магия и оккультизм. В «Правдивом слове» Цельс решительно выступил против «невежественного суеверия», каким ему представлялось христианство, и подверг критике основные церковные догматы. Само сочинение Цельса не сохранилось и известно только по цитатам и парафразам Оригена. Ориген сохранил композицию «Правдивого слова», шаг за шагом опровергая аргументы Цельса, отражая выдвигаемые против христиан обвинения «по возможности с буквальной точностью». Становится видно, что Цельс разделил свою книгу на несколько частей, критикуя христианское вероучение с разных точек зрения: сначала он спорит с христианами от имени ортодоксального иудея, а затем выступает как эллинистический философ и историк (документ 8г).

В данном случае нас интересует первая часть «Правдивого слова», в основу которой положены данные, полученные Цельсом из еврейских источников (не исключено, что и письменных; см. прим. 72). Здесь мы встречаем знакомое уже по Талмуду имя Пантеры, который назван солдатом, внебрачным отцом Иисуса. Указание на занятия Иисуса магией в Египте напоминает талмудические сообщения о еретике Бен Стаде. Как о маге и чародее Цельс говорит об Иисусе постоянно, чаще — от лица условного иудея, и, по-видимому, следует здесь раввинской традиции. Во всяком случае, опровергая Цельса, Ориген указывает, что подобные обвинения исходят от современных ему иудеев, которые «разделяют все дерзновенные поступки своих предшественников» и вдобавок к их измышлениям добавляют свои собственные (III, 1). Массированная атака, проведенная Цельсом на христианство, его нападки персонально на Иисуса Христа позволяют исследователям не только установить целый ряд параллелей между «Правдивым словом» и данными Талмуда, но и лучше представить основные слагаемые раввинской версии жизни Иисуса.

Цельс представляет биографию основателя христианства в следующих деталях:

1) Его мать жила в иудейской деревне (kw,mhj);
2) и была бедной женщиной-поденщицей (gunaiko,j penicra/j kai. cernh,tidoj).
3) Будучи в связи с Пантерой, 4) солдатом,
5) она была уличена в супружеской неверности своим мужем, 6) плотником (te,ktonoj),
7) и изгнана им из дома;
8) вела порочную жизнь («порочно блуждала» — planwme,nh avti,mwj)
9) и тайно (sko,tion) родила Иисуса.
10) Иисус жил в бедности,
11) нанялся на поденную работу (misqarnh,saj) в Египет,
12) и, будучи в Египте, обучился колдовскому ремеслу.

Если Цельс, приводя такие данные, в самом деле пользовался еврейскими источниками, то надо признать, что эта версия жизни Иисуса многим отличается от той, которая предстает со страниц средневековых рукописей Тольдот Иешу — раввинского сказания об Иисусе (см. далее, документы 9а–9б). Из перечисленных выше двенадцати пунктов в Тольдот Иешу присутствуют только два: 3-й и 12-й, и, отчасти, 5-й. Остальное рассказывается совершенно иначе. Значит ли это, что еврейские сказания об основателе христианства с течением времени претерпели изменения? В Тольдот Иешу отсутствуют представления о матери Иисуса как о бедной женщине-поденщице, не сообщается об ее изгнании из супружеского дома и блуждании по свету. Позднейшие еврейские рассказчики также ничего не говорят о бедности Иисуса и его скитаниях в поисках работы; напротив, подчеркивают, что он обучался в раввинской школе Торе и Галахе и должен был стать законоведом. Впрочем, в Тольдот Иешу оказались наиболее существенные пункты, упомянутые Цельсом: прелюбодеяние, совершившееся при зачатии Иисуса, имя его внебрачного отца и его (Иисуса) занятия в Египте магией. Нетрудно заметить, что в пункте 6-м Цельс воспроизвел данные Евангелий, где плотником называется супруг Марии Иосиф. В Тольдот Иешу супруг Мириам обычно выступает как законовед, иногда даже как рабби.

По сути дела, очень немногие из приведенных Цельсом сведений, относящихся к антихристианской биографии Иисуса, можно признать вполне оригинальными, абсолютно не зависимыми от Евангелий. Это касается лишь пунктов 3-го и 4-го, а также частично 2-го. Все остальное может быть тенденциозным переложением евангельского материала. Изгнание матери Иисуса ее супругом и последовавшее затем ее «порочное блуждание» — ничто иное как антихристианская переработка Мф 1:19. Сообщение о посещении Иисусом Египта также восходит к рассказу этого евангелиста (2:13–15). С Египтом же было связано обычное обвинение Иисуса в занятиях магией. «Обвинения, направленные против нас или же против Иисуса, — замечает Ориген, — он (Цельс) заимствует главным образом из рассказов, которые он ложно толкует, или же из евангельских мест, которые он искажает» (Против Цельса, II, 10). С этим замечанием нельзя не согласиться. Цельс вообще демонстрирует неплохое знакомство с Евангелиями, когда пытается высмеять их: он знает о явлении ангела Иосифу-плотнику (там же, V, 52), о поклонении волхвов (I, 58), о бегстве в Египет (I, 38), о крещении Иоанновом (I, 40), о совершенных Иисусом чудесах (I, 68), о его распятии (II, 36) и воскресении (II, 55; V, 52), а также цитирует отдельные стихи (II, 24, 76; VII, 18).

Правда, то немногое, что в результате критического разбора остается оригинальным в сообщениях Цельса, — имя внебрачного отца Иисуса, совпадающее с талмудическим наименованием, а также преставление его солдатом, — достаточно серьезные вещи, чтобы от них можно было просто отмахнуться. Несомненно Цельс пользовался некими сведениями об Иисусе, почерпнутыми вне Евангелий и евангельской традиции.

Имя «Пантера» появляется в «Панарионе», сочинении Епифания Кипрского (307–403 гг.), направленного против многочисленных христианских ересей, а также в трудах видного христианского теолога Иоанна Дамаскина (VIII в.). Из приведенных ниже отрывков видно, что это имя воспринималось церковью вполне положительно и привязывалось к родословной Иисуса. Казалось бы в свете раввинских рассказов о Пантире как внебрачном отце Иисуса христиане должны были бы решительно отметать всякие ссылки на это лицо. Но этого не происходило. Почему? Вероятно, потому, что изначально прозвище Бен Пантира («сын Пантеры») применительно к Иисусу не носило никакого оскорбительного подтекста. Такой подтекст был придан этому прозвищу впоследствии, в ходе раввинской полемики с христианством[69]. Но в христианскую среду прозвище Бен Пантира проникло несколько раньше и было осмысленно как указание на одного из предков Иисуса по мужской или по женской линии.

Отрывки из сочинения Иустина приводятся в переводе П. Преображенского (Москва, 1892 г.), Епифания Кипрского — в переводе Московской духовной академии (1863 г.). Фрагменты сочинения Оригена «Против Цельса» приводятся в переводе Л. Писарева (Казань, 1912 г.) с некоторыми уточнениями согласно оригинала этого труда, опубликованного в Патрологии Ж. Миня (PG T. 11). Отрывок из сочинения Тертуллиана приводится по кн.: Тертуллиан. Избранные сочинения. Сост. А. А. Столяров. М., 1994. С. 293. Перевод отрывков из произведений Арнобия Старшего, Иеронима Стридонского и Иоанна Дамаскина выполнен по Патрологии Ж. Миня (PL T. 5. Col. 773–774; T. 30. Col. 354; PG Т. 94. Col. 1156–1157).

8а. Иустин. Диалог с Трифоном иудеем

17. Другие народы не столько, как вы, виноваты в этой несправедливости, которая оказывается в отношении к нам и ко Христу; ибо вы виновники их худого предубеждения против Праведника и против нас, Его последователей. Когда вы распяли Его, единого непорочного и праведного Человека, язвами Которого исцеляются все приходящие чрез Него к Отцу, и когда вы узнали, что Он воскрес из мертвых и вошел на небо, как предвозвещено в пророчествах, то вы не только не раскаялись в своих злодеяниях, но еще послали избранных людей из Иерусалима во всю землю возглашать, будто явилась безбожная ересь христианская, и распространять клеветы против нас, которые все незнающие нас обыкновенно повторяют. Таким образом вы — причина несправедливости не только вашей собственной, но и всех других людей...

69. ...Он (Христос) явился в вашем народе и исцелял людей, от самого рождения и по плоти слепых, глухих и хромых, и словом Своим производил то, что один сказал, другой слышал, иной видел. Он и мертвых воскрешал и возвращал к жизни, и делами возбуждал людей того времени к познанию Его. Они же, видя такие дела, считали их волшебным обольщением, и осмелились назвать Его магом и обольстителем народа.

107. Касательно Его воскресения в третий день после распятия написано в памятных записях, что люди из вашего рода состязаясь с Ним сказали Ему: покажи нам знамение; и Он отвечал им: «род лукавый и прелюбодейный знамения ищет, и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка» (Мф 12:38–39). Эти слова Его тогда были прикровенны, так что слушавшие не могли из них понять, что Он после распятия в третий день воскреснет... (108) Эти происшествия знали все из вашего народа; и хотя Христос объявлял перед вами, что Он даст вам знамение Ионы, внушая этим, чтобы вы по крайней мере после воскресения Его из мертвых покаялись в своих дурных делах и подобно ниневитянам со слезами умоляли Бога, чтобы город ваш не был взят и разрушен, как он теперь разрушен; не смотря на это, вы не только не покаялись, узнавши о воскресении Его, но, как я уже сказал, разослали по всей вселенной избранных мужей разглашать, что появилась безбожная и беззаконная ересь чрез некоего Иисуса Галилеянина, льстеца, Которого мы распяли, но ученики Его ночью похитили Его из гроба, где Он был положен по снятии с креста, и обманывают людей, говоря, что Он воскрес из мертвых и вознесся на небо. Вы еще клевещете, что Он научил тем безбожным, беззаконным и нечестивым делам, в которых вы пред всем родом человеческим обвиняете исповедующих Его Христом, Учителем и Сыном Божиим. Кроме того, вы и теперь, когда ваш город взят и ваша земля опустошена, не раскаиваетесь, но еще осмеливаетесь проклинать Его и верующих в Него. Но мы н вас, ни принявших от вас такое мнение не ненавидим, но молимся, чтобы вы хоть теперь раскаялись и получили милость от всеблагого и многомилостивого Отца всего Бога.

 

8б. Тертуллиан. О зрелищах, 30, 1–2

Вот Он, — скажу я, — сын плотника и блудницы (fabri aut quaesturiae filius), осквернитель субботы, этот самарянин[70], одержимый бесом. Вот Тот, кого вам предал Иуда, кого вы пороли розгой, били по лицу и оплевывали, кого поили желчью и уксусом. Вот Тот, кого Его ученики похитили, чтобы пошел слух, будто Он воскрес; кого унес садовник (hortulanus), чтобы толпа посетителей (=Его учеников) не топтала его огород (lactucae).

 

8в. Иероним Стридонский. Письма, XIV, 11

Вот мой распятый [Господь], вот мой Судия, которого Младенцем спеленали и положили в кормушку [для скота]. Вот Он, сын работника и блудницы (operarii et quaestuariae filius). Это — Тот, Которого мать несла на груди в Египет, спасаясь бегством, хотя Он был Богом. Это — Тот, Которого одели в багряницу и короновали терновым венцом. Это — Тот, Которого называли чародеем, одержимым бесом, и самарянином. Иудей, созерцай руки, которые ты пригвоздил ко кресту. Римлянин, созерцай тот бок, который ты пронзил копьем. Посмотрите, было ли это Тем телом, которое ученики тайно похитили ночью.

 

8г. Ориген. Против Цельса

I (6) Затем, — я не знаю только по какому собственно побуждению, — Цельс утверждает, что христиане при помощи имен и заклинаний будто бы имеют власть над некоторыми демонами. Я думаю, он имеет в виду тех, которые у нас заклинают и изгоняют злых духов. Но ясно, что в данном случае это клевета на наше учение. Ведь христиане приписывают эту силу не заклинаниям, а [призыванию] имени Иисуса и чтению евангельских рассказов о Нем... Но дальше он обвиняет и самого Спасителя в том, что совершить Свои чудесные деяния Он будто бы был в состоянии только при помощи чародейства (gohtei,a|), и Он будто бы заранее предвидел, что и другие, изучившие те же чародейства, будут совершать такие же чудеса и при этом будут хвалиться, что они совершают их силою божественной; поэтому Иисус якобы и изгоняет таких [людей] из Своего сообщества. При этом [Цельс] обвиняет Его в том, что Он, хотя и изгоняет бесов справедливо, но Сам оказывается нечестивцем, так как повинен в тех же самых чародействах. Если же, — заключает Цельс, — Он не повинен в нечестии, совершая все эти чародейства, то тогда неповинны в нем и те, которые поступают подобно Ему. Правда, мы не можем показать, какою именно силою совершал Иисус чудеса, но однако ясно, что христиане отнюдь не прибегают к изучению чародейств, но изрекают только имя Иисуса и прочие слова, в которые они уверовали согласно божественному Писанию.

(28) Он (Цельс) прибегает к олицетворениям и, подражая некоторым образом мальчику, которого обучают риторическому искусству, выводит иудея, который говорит против Иисуса что-то уж слишком по-детски, совсем недостойное седин философа. Мы, пожалуй, и эти [речи], по мере возможности подвергнем исследованию и изобличим [Цельса] в том, что иудею, в уста которого вложены эти слова, он приписывает личину совершенно несоответствующую. Он представляет дело так, что иудей у него ведет разговор с Иисусом и выставляет против Него, как ему представляется, многочисленные обвинения. Прежде всего он обвиняет Его в том, что Он ложно выдал Себя за Сына Девы; поносит Его за то, что Он имеет своей родиной иудейскую деревню и родился от местной бедной женщины-поденщицы. Говорит, что Его мать была изгнана своим супругом, по ремеслу плотником, после того, как была уличена в нарушении супружеской верности. Затем он выставляет еще, что она после того как была уже изгнана мужем и начала порочно блуждать, родила тайно Иисуса, и что Этот [Иисус] по причине бедности стал заниматься поденной работой в Египте и изучил некоторые волшебства, которыми славятся египтяне; что Он затем возвратился [в свое отечество] и, сильно возгордившись [своим] искусством[71], при помощи этого искусства объявил Себя Богом. Все эти [речи] я даже не в силах оставить без исследования, особенно, если они исходят из уст неверующих людей; углубляясь в сущность вещей, я со своей стороны склонен даже думать, что все это случилось затем, чтобы служить доказательством истинности пророчества, которое называет Иисуса Сыном Божиим.

(32) Но возвратимся опять к тому, что передается от лица иудея, а именно написанное (avnage,graptai)[72], что мать Иисуса была изгнана своим мужем-плотником после того, как была изобличена в нарушении супружеской верности и родила от какого-то солдата по имени Пантера. Посмотрим, не в ослеплении ли они сочинили всю эту басню о Деве, впавшей в блуд с Пантерой, и плотнике, изгнавшем ее; не выдумали ли они все это затем только, чтобы опровергнуть необычайность зачатия от Духа Святого? Но ведь они могли и как-нибудь иначе представить в ложном освещении эту слишком необычайную историю и не утверждать, как бы против своей воли, то положение, что Иисус был рожден все же не от обычных среди людей брачных уз. Впрочем, этим людям, не желающим соглашаться с фактом необычайного рождения Иисуса, было естественно выдумать какую-нибудь ложь. Но они со своей стороны поступили совсем не убедительно: после того, как они утвердили факт, что Дева зачала Иисуса не от Иосифа, их ложь стала ясна для тех, которые могут выслушать и изобличить все их вымыслы... (33) ...Далее, если придавать значение трудам физиономистов, вроде Зопира, Локса, Полемона или еще какого-то, писавшего в том же самом духе и проповедовавшего, что ему известно кое-что удивительное, — если верить вместе с ними, что все тела приспособлены к нравственному состоянию души, то тогда душе, которая имела прийти в мир особенным образом и совершить великие деяния, как можно было приписать тело, происшедшее, по мнению Цельса, от блудника Пантеры и блудницы-девы? Ведь от таких нечистых связей надлежало родиться скорее какому-нибудь безумцу, губителю людей, учителю разнузданности, нечестия и громких пороков, а вовсе не Наставнику воздержания, справедливости и прочих добродетелей.

(38) Цельс затем берет из Евангелия от Матфея историю о бегстве Иисуса в Египет; но он не питает никакого доверия к чудесным событиям, которые связываются с этим [бегством]; не верит ни тому, что ангел побудил к этому; ни тому, что удаление Иисуса из Иудеи и прибытие Его в Египет имело глубокое значение. Он объясняет это событие несколько иначе: он допускает до некоторой степени чудесные деяния, которые совершил Иисус и которыми Он многих убедил последовать за Ним, как за Христом, но в то же время он старается низвести их на положение действий, совершенных при помощи магии, а не божественной силы. «Иисус, — утверждает он, — воспитывался тайно, потом пришел в Египет и здесь, занимаясь поденной работой, изучил некоторые волшебства, затем возвратился [в свое отечество] и при помощи тех искусств объявил себя богом».

(69) ...Далее Цельс говорит: тело Божие не могло быть зачато так, как ты был зачат, Иисус. При всем этом Цельс однако должен же был предполагать, что если Иисус родился так, как об этом повествует Писание, то тогда и Его тело должно быть более божественным, чем тела прочих людей, и что оно в некотором смысле может быть названо телом Божиим. Вот основание, почему он собственно отрицает все, что повествует Писание относительно Его зачатия от Духа Святого, и, наоборот, принимает за достоверное то мнение, что Иисус был якобы плодом греховного соединения какого-то Пантеры с девицей. Вот почему он говорит, что «тело Божие не может быть зачато так, как ты был зачат». Впрочем, об этом мы говорили раньше — и в более подробных чертах.

II (9) ...А что Он действительно есть сила Божия, Иисус доказал Своими чудесами, которые Цельс однако желает представить колдовством и которые иудеи, — не знаю только, на каком основании, — приписывали тогда Веельзевулу, утверждая, что Иисус изгоняет бесов силою Веельзевула, князя бесовского. Но наш Спаситель показал все то великое неразумие их, которое заключается в этих словах, через ссылку на тот факт, что царство зла еще не пришло к концу. Такое заключение может быть очевидным для всех, которые с рассудительностью приступают к чтению евангельского Писания, которое, однако, теперь не благовременно уяснять.

III (1) ...Настоящую третью книгу я посвящаю обсуждению и опровержению тех положений, которые выставляются Цельсом уже от его собственного лица. Он говорит, что христиане и иудеи ведут между собою спор уже слишком бестолково (euvqe,stata); он находит, что наши взаимные препирательства о Христе нисколько не отличаются от известного, вошедшего в пословицу, спора о тени ослиной. Он полагает, что нет ничего достойного внимания в совопросничестве иудеев и христиан, коль скоро те и другие верят, что божественным Духом предвозвещено было пришествие какого-то Спасителя роду человеческому, но в то же время никак не могут прийти к соглашению относительно того, пришел или нет этот предвозвещенный [Спаситель].

Да, действительно, мы, христиане, веруем, что Иисус пришел согласно писаниям пророческим. Большинство же иудеев слишком далеко от такой веры: те из них, которые жили во времена Иисуса, строили Ему козни, а нынешние иудеи, разделяя все дерзновенные поступки своих предшественников, кроме того стараются обвинить Иисуса еще и в том, что будто бы Он при помощи какого-то чародейства внушил Себе ложную мысль, что в Его именно лице явился Тот, Которого предвозвестили пророки и Которого иудеи на своем отечественном языке называют Христом.

 

8д. Арнобий Старший. Против язычников, I, 43

1. Мой противник, возможно, вновь прибегнет ко многим другими клеветническим и ребяческим обвинениями, которые обычно приводят в таких случаях: что Он-де (Иисус) был магом, творившим чудеса при помощи тайного искусства[73]; из египетских гробниц Он вынес-де имена могущественных ангелов и присвоил религиозное учение чужой страны[74]. 2. Почему, о ничтожный, ты рассуждаешь о вещах, которые ты не исследовал и которые неизвестны тебе, пустословящему с неуемной болтливостью?! Разве с помощью демонов или магического искусства можно совершить нечто подобное? 3. Можешь ли ты найти мне того чародея, из всех когда-либо существовавших магов, который хотя бы в тысячной доле сделал то, что сотворил Христос? И сотворил без помощи каких-либо заклинаний, без соков трав и растений, без каких-либо наблюдений над священными обрядами, жертвами и временами.

 

8е. Епифаний Кипрский. Панарион, 78

7. Услышал я от кого-то, что некоторые дерзают говорить о Ней (Деве Марии), будто Она, после рождения Спасителя жительствовала с мужем. И не удивляюсь. Ибо невежество не знающих в точности Божественного Писания и не близко знакомых с историей, обращает их от одного к другому, и желающего собственным умом выследить истину, уклоняет в сторону. Прежде всего, когда Дева передана была Иосифу, к чему привела Ее необходимость положения, то передана была не для сожительства, если сказать правду, потому что он был вдов; но по закону назван Ее мужем. А предание иудейское прямо свидетельствует, что Дева передана была ему не для сопряжения брачного, но для того, чтобы Она сохранена была во свидетельство будущего, чтобы домостроительство пришествия во плоти было не сомнительно, но засвидетельствовано во истину совершения без участия семени мужа, силою Святого Духа. Ибо как мог такой старец иметь женой Деву, будучи столько лет вдов после первой жены? Этот Иосиф, брат Клеопы, был сыном Иакова, прозванного Пантерой (Pa,nqhr). Оба они рождены от Пантеры по прозванию. Иосиф же имел первую жену из колена Иудина, и она родила ему детей числом шесть, четверых мужеского и двух женского пола, как изъяснено в Евангелии от Марка и Иоанна. Первородным он имел Иакова, прозванного Овлием, что значит: святой. И он первый получил кафедру епископскую, так как ему первому вверил Господь престол его и назывался братом Господним, как и апостол [Павел] согласуется с этим, так говоря в одном месте: «Другого же из апостолов я не видел никого, кроме Иакова, брата Господня» (Гал 1:19). Братом же Господним называется по совместному воспитанию, не по естеству, а по благодати. Ибо Мария, присоединенная к Иосифу, только казалась женою мужа, но не имела с ним сожительства по телу. На этом основании близость родства сынов Иосифа со Спасителем достигает до названия братьев, или лучше – вменена в братство; так же как и сам Иосиф, не имея участия в рождении Спасителя по плоти, считается в положении отца Его по домостроительству, как говорит евангелист Лука о самом Спасителе: «и был, как думали, Сын Иосифов» (Лк 3:23); также и Сама Мария сказала: «Вот, отец Твой и Я с великой скорбью искали Тебя» (Лк 2:48). Итак, кто назвал бы Иосифа отцом Господа, Который отнюдь не имел в нем для Себя виновника, и именно потому что воплощение Его было без семени мужа? Но по смотрению Божию дела приняли такое положение.

8. Иосиф рождает упомянутого Иакова будучи лет приблизительно около сорока, а может быть более или менее того. После него рождается сын, называемый Иосиею; затем после него Симеон; потом Иуда и две дочери: Мария и Саломия. И затем умерла жена его. И спустя много лет после этого он принимает Марию вдовый, будучи человеком в возрасте около восьмидесяти лет и даже более того. Вот когда принимает он Марию, как и в Евангелии сказано: «по обручении Матери Его Марии» (Мф 1:18), но не сказано: по вступлении Ее в брак. И еще в другом месте: «и не знал Ее» (Мф 1:25). Удивляться нужно всем тем, которые ловят всякий дурной предлог к исследованию причин того, в чем нет нужды, и к изысканию о том, чего нельзя изыскивать, и от существенного обращаются к глупым вопросам, дабы отовсюду коснулась нас пагуба неверия и хулы вследствие бесчестия, наносимого святым.

 

8ж. Иоанн Дамаскин. Изложение православной веры, IV, 14

Вот потомство Нафана, сына Давида: он родил Леви, который родил Мелхия и Пантеру. Пантер[а] родил Барпантеру (Barpa,nqhra), названного так по имени отца. Этот Барпантер[а] родил Иоакима; Иоаким же родил святую Богородицу. В потомстве Соломона, сына Давида, Матфан имел жену, родившую Иакова. По кончине Матфана Мелхий из рода Леви, сына Нафана, брат Пантеры, принял вдову Матфана, мать Иакова, и она родила ему Илия. Итак, Иаков и Илий оказались братьями по матери: Иаков из рода Соломона, Илий же из рода Нафана. Илий, происходивший из рода Нафанова, умер бездетным; жену его взял за себя Иаков, брат его, происходивший из рода Соломона, и восставил семя брату своему, и родил Иосифа. Итак, Иосиф по естеству есть сын Иакова, из рода Соломонова; а по закону — сын Илия, из рода Нафанова.

ТОЛЬДОТ ИЕШУ Рукопись из Йемена (A). Страсбургская рукопись (S).

Если евангельская традиция выродилась в догматические компиляции наподобие Евангелия от Никодима и простонародные сказки наподобие Арабского Евангелия детства, то раввинская литература, рассматривающая Иисуса как колдуна и самозванца, увенчалась довольно грубым и косным памфлетом, призванным дискредитировать евангельские сказания и максимально очернить облик основателя новой религии. Это поистине анти-Евангелие носит название Тольдот Иешу (Toldoth Jeshu).

Еврейское слово «тольдот» переводится буквально как «родословие, происхождение». Ранние списки повести об Иешу начинаются словами: «Родословие Иешу...», что, вероятно, пародирует начальные слова Евангелия от Матфея, в свою очередь восходящие к родословиям книги Бытия. Другое название этого произведения — Деяния повешенного (Ma'ase Talui) — также пародирует название новозаветной книги Деяния апостолов. Полемический характер произведения чувствуется с первых же строк. Иешу здесь именуется не иначе как «злодеем», «безродным», а его последователи — «глупцами» и «отщепенцами народа». Всем им противостоят «мудрецы» — еврейские старейшины и законоучители, призванные охранить Израиль от быстро распространяющейся религии, которая, по мнению раввинов, несет только смуту и раздоры.

С содержанием Тольдот Иешу, по видимому, были знакомы средневековые христианские писатели Агобард и Амоло, архиепископы Лиона в IX в., а также их современник Рабан Мавр, архиепископ Майнца; все они создали полемические трактаты, направленные против евреев. К фабуле этого произведения обращались испанский христианский автор Раймунд Мартин (1236–1286 гг.), а также еврейские писатели Ибн Шапрут (XIII в.) и Симеон Дуран (XIV в.). Сказания об Иешу ха-Ноцри распространялись в среде евреев на арамейском языке, а также на иврите и идиш, и имели самые разные названия: «Родословие Иешу», «История Иешу ха-Ноцри», «История Пандиры и его сына», «История Иешу и царицы Елены», «История повешенного», «Деяния повешенного» и т. п. Наиболее полные из дошедших до нас рукописей, хранящиеся ныне в Страсбурге, Вене и Лейпциге, датируются XVI–XVII вв., но они, без сомнения, воспроизводят уже существовавшие к тому времени тексты. Одно время в науке считалось, что Тольдот Иешу появился в IX–XI вв. в Италии или Испании и представляет из себя реакцию на возросшее в те времена гонение на евреев. Однако в конце XIX в. в Каирской генизе (книгохранилище старой синагоги) были обнаружены небольшие фрагменты этого произведения, написанные на арамейском языке и восходящие к V в. Таким образом взгляды на время и место появления Тольдот Иешу были пересмотрены. Ныне считается, что он возник в Палестине или Месопотамии и почти непосредственно примыкает к эпохе создания Талмуда. Действительно, здесь развиваются те же талмудические эпизоды, которые раввины с некоторых пор традиционно стали связывать с Иисусом. Только эпизоды эти соединены между собой и обработаны таким образом, чтобы получилось цельное повествование. Это продукт творчества нескольких поколений раввинов, последовательно вырабатывавших еврейскую версию жизни основателя христианства.

Помимо Талмуда еврейская версия использовала в качестве источника евангельские рассказы (в том числе апокрифические), которыми, правда, она распорядилась по-своему. Так, например, в рассказе о похищении тела Иешу из гробницы чувствуется антихристианская обработка соответствующего места Евангелия от Иоанна. Рассказ об оживлении Иешу глиняной птицы восходит к Евангелию детства Спасителя. Многие речения Иешу взяты непосредственно из христианской проповеди, хотя и поданы в противоположном свете.

Произведение начинается с рассказа о зачатии и рождении Иешу. Здесь появляется уже знакомый нам по Талмуду Пантера (Пандира), тенью преследующий Иисуса на протяжении веков, — его внебрачный отец по раввинской версии, или один из его предков по мнению некоторых христианских писателей. Собственно, весь рассказ о рождении Иешу является раввинским противовесом христианскому догмату о божественном зачатии Иисуса. Если в таннаических слоях Талмуда мать Иешу вообще не упоминается, а в аморайский период мотив прелюбодеяния только зарождается, то здесь он звучит уже в полную силу. Пандира не любовник даже, — он вор, обманом и силой овладевающий Мириам в субботу, да еще во время ее месячных. По господствовавшему тогда представлению, характер и наклонности человека впрямую зависят от того, кто его родители и в каких условиях он был зачат. При зачатии Иешу был совершен тройной грех: нарушены супружеская верность, ритуальная чистота и осквернена суббота. Следовательно, по мнению авторов, плод такого тройного греха носит в себе пороки, которые и действуют с тройной силой.

Впрочем, в имени внебрачного отца Иешу у еврейских рассказчиков царит разнобой. Так, в Венской рукописи Иосифом Пандирой именуется супруг Мириам, а Иохананом, напротив, ее любовник. Как видно, устойчивым в еврейских сказаниях оставался лишь мотив прелюбодеяния, а в именах героев и деталях произошедшего допускались варианты. Примечательно, однако, что ни в одном из списков Пандира не называется солдатом, как, согласно Оригену, писавшему в III в., его представляли иудейские противники христианства. Можно предположить, что вначале еврейская версия рассказывала о совращении Мириам римским солдатом, то есть Иешу отказывалось в полноценном еврейском происхождении[75], но впоследствии эта особенность забылась, и предание сосредоточилось на второстепенных деталях — на различных греховных проступках, сопутствующих зачатию Иешу.

«Еврейские сказания об Иисусе не должны расцениваться как изначально вполне еврейские, — подчеркивал С. Краус, — потому что христианские легенды об Антихристе используют те же сюжеты. Антихрист будет рожден девой-блудницей, происходящей, согласно одной версии, из колена Данова, — следовательно, еврейкой, — в то время как отец будет принадлежать латинской расе (и соответствует римскому солдату Пантере). Подобные же детали содержатся в легенде об Армилусе (=Ромуле)»[76], своеобразном еврейском Антихристе. В еврейских преданиях об этом эсхатологическом противнике Израиля рассказывается, что его родит дева-блудница или же каменная статуя прекрасной Девы, находящаяся в Риме и ставшая объектом похоти римских мужчин[77].

В Тольдот Иешу обращает на себя внимание полное и безусловное оправдание Мириам, вынесенное от имени авторитетного в талмудической традиции рабби Симеона бен Шетаха. Особенно хорошо это видно по Венской рукописи. Мириам объявляется невиновной в случившемся, поскольку развратник Пандира овладел ею обманом и силой. В дальнейшем говорится, что мать Иешу осталась дома и не сопровождала сына в его в странствиях, — можно понять так, что и не поддерживала его мероприятий. Вообще еврейская версия жизни Иисуса обнаруживает поразительное сочувствие его матери. Рассказчики, как правило, представляют ее красавицей из знатного иудейского рода, почитающей Закон Моисеев и стремящейся наставить в нем своего сына. И не ее вина в том, что сын пошел по другому пути. Представление о знатном происхождении Мириам, вероятно, возникло под влиянием христианских преданий и вошло в Тольдот Иешу относительно поздно (Цельс, как мы видели выше, опираясь на еврейские источники, считал мать Иисуса бедной сельской поденщицей), но красноречив сам факт усвоения евреями этих преданий.

Первые тридцать лет жизни Иешу (представление о тридцатилетнем возрасте его, несомненно, восходит к Лк 3:23) проходят в Тивериаде, в городе на юго-западном берегу Галилейского моря, бывшим одним из центров талмудической учености. Там находилась крупная раввинская школа, а в начале III в. туда из Йамнии был переведен синедрион. Евангельский Иисус также, по-видимому, бывал в этом городе (Ин 6:1). Вероятно, именно в среде тивериадских раввинов и оформился первоначальный рассказ о раскольнике и самозванце Иешу, «сведшем Израиль с пути»[78].

Лейтмотив произведения — похищение Иешу из Святая святых Иерусалимского храма тайного имени Бога, пользуясь которым, он стал творить чудеса. Вспомним, что еще Арнобий в трактате «Против язычников» отражал частое обвинение противников христианства, что Иисус творил чудеса, используя имена могущественных ангелов, которые он похитил из египетских гробниц (документ 8д). Заклинания с использованием имен различных божеств — обычная практика магов того времени. Надобно сказать, что Иешу похищает не столько тайное имя Бога (шем ха-мефораш), т. е. табуированный в иудаизме тетраграмматон, сколько знание его правильного произношения. По представлениям средневековых евреев знание такое давало человеку неограниченные возможности. Чудеса, творимые Иешу, тем самым объясняются как колдовство, которым он овладел нечестным путем. Вместе с тем читатели должны были понимать, что Иешу обречен на гибель, поскольку, согласно Талмуду, «произносящий Имя Его буквами лишен удела в будущей жизни» (Мишна. Сангедрин, 10.1; ВТ Авода-зара, 18a)[79].

Из повествования не очень ясна программа Иешу. Сообщается лишь, что он провозгласил себя Мессией, спасителем Израилевым, требовал поклонения себе и обещал всем уверовавшим в него «удел в будущем мире». Нет никакого намека на эсхатологическую окраску деятельности Иисуса Христа, ничего не говорится о конце света и втором пришествии. Хотя еврейская версия не отрицает, что Иешу творил необыкновенные вещи, однако считает их следствием того же колдовства. При этом чудеса, приписываемые Иешу, частью берутся из евангельских сказаний, частью черпаются из агадической литературы. Рассказ о том, как Иешу летал над землей и упал, оскверненный Иудой, напоминает сообщения Мидрашей о ветхозаветном лжепророке Валааме, который взлетел в воздух, но был побежден Моисеем при помощи имени Бога. В то же время в христианских преданиях содержится похожая история о самарянском чародее Симоне Маге. Этот последний поднялся в небо, но упал с высоты по молитве апостола Петра. Мотив магической левитации часто присутствует в средневековых рассказах о разного рода колдунах и волшебниках. Здесь авторы Тольдот Иешу просто воспользовались ходячим сюжетом.

Примечательно, что Иешу никак не связывается с Сатаной (Вельзевулом и т. п.), чего можно было бы ожидать от еврейского антихристианского произведения. Нигде не говорится, что Иешу служит Сатане или пользуется его покровительством. Все свои колдовские дела Иешу творит при помощи имени Божьего, хотя и похищенного. Собственно говоря, с правовой точки зрения Иешу можно инкриминировать лишь только это похищение. Пользуясь тайным знанием, он не губит людей, но напротив, исцеляет и воскрешает, а также тешит зрителей «невинными» чудесами: оживляет глиняных птиц, плавает верхом на жернове и т. д. Однако то, что при этом он выдает себя за Мессию, является в глазах раввинов страшным преступлением. Мессианские поползновения «наглого бастарда» вызывают смуту и раскол среди израильтян; в одном месте даже говорится, что из-за него вскипела междоусобица и происходили многочисленные убийства.

События, о которых повествует книга, плохо вписываются в определенные исторические рамки. По-видимому, рассказчики не совсем четко представляли, к какому именно времени принадлежит их герой. Современниками Иешу-Иисуса делаются известные по Талмуду рабби Симон (или Симеон) бен Шетах (I в. до н. э.) и Танхума бар Абба (IV в.), мать императора Константина Великого Елена (IV в.) и даже вавилонский царь Навуходоносор; в последнем случае, впрочем, предполагают, что это нарицательное имя, которым награжден римский император Тиберий.

Совершенно так же, как в канонических Евангелиях, жизнь и деятельность Иешу (в данном случае противозаконная) проходит под аккомпанемент ветхозаветных высказываний и пророчеств. Это не случайное совпадение. Ведь в том и в другом случае авторами были евреи, испытывающие большой пиетет перед Писанием и находящиеся в полной уверенности, что все происходящее уже предсказано в священных книгах. Исключение здесь представляет лишь Евангелие от Луки, написанное греком. Показательно также, что в позднейшей апокрифической христианской литературе, созданной, в основном, греками, ссылки на Ветхий Завет встречаются довольно редко.

Тольдот Иешу интересен тем, что погружает нас в еврейскую среду, проникнутую мессианскими ожиданиями, представляет умонастроения, господствовавшие и в евангельские времена, а также сообщает такие детали и приметы израильской жизни, которые были не замечены или намеренно обойдены евангелистами. В отличие от авторов канонических Евангелий, считавших, по видимому, что Иисус не имел раввинского образования (Ин 7:15), еврейские рассказчики полагают, что он прошел полный курс традиционного обучения наряду со своими сверстниками и под руководством определенного учителя-наставника. Имя этого наставника, впрочем, не сообщается. К тридцати годам Иешу делается профессиональным законоведом, преподающим Галаху. Последующее провозглашение себя Мессией и вызов, брошенный им большинству раввинов, можно расценить, в свою очередь, как создание собственной школы в рамках иудаизма.

Не смотря на всю ненависть, испытываемую авторами Тольдот'а к своему герою, рисуемый ими образ соблазнителя Израиля все же не лишен некоторого обаяния. Иешу искренно верит в свое божественное происхождение и считает, что послан свыше. В Писании он сведущ не хуже любого раввина. Его ученики безгранично преданы ему. Он останавливает своих приверженцев, когда они решают вступить за него в битву с иудеями. Он терпеливо сносит побои и не просит о пощаде. Ему присущи такие похвальные качества как целеустремленность и последовательность. Даже в самые критические моменты он не теряет присутствия духа. С другой стороны, противостоящие ему мудрецы Израилевы далеко не всегда ведут себя достойно. Будучи не в силах аргументировано отразить мессианские притязания Иешу, они предпочитают открытому спору с ним различные закулисные маневры, интригуют перед царской властью, прибегают к помощи того же запрещенного имени Божьего, пользуются услугами предателя и т. п. Конечно, такое впечатление и такие выводы появляются вопреки воле рассказчиков. Тем любопытнее это весьма неоднозначное по своему конечному эффекту произведение.

Ниже публикуются переводы трех версий сказания об Иешу, сохранившиеся в средневековых манускриптах. Они расположены в хронологическом порядке. Первой следует арамейская рукопись из Йемена, помечаемая синглом «А», которую можно считать одним из ранних вариантов сказания[80]. Затем следуют Страсбургская и Венская рукописи («S» и «V»), написанные на разговорном языке европейских евреев с большой примесью арамеизмов[81] и представляющие собою расширенные варианты того же сказания.

Перевод выполнен по изданию: Krauss S. Das Leben Jesu nach Judischen Quellen. Berlin, 1902. S. 38–121, где опубликованы оригиналы текстов и дан их перевод на немецкий язык. В подстрочном комментарии к Страсбургской рукописи приводятся варианты сказания по Лейпцигскому манускрипту, датируемому XVI в[82].

9а. Рукопись из Йемена (А)

История Иешу ха-Ноцри.

1. Жил один человек по имени Иоханан, у которого была жена по имени Мириам, а также служанка. Однажды ночью к ней (=к жене) проник человек по имени Иосиф бен Пандира, а она тогда была нечиста. Она весьма удивилась, думая, что это ее супруг, и до утра пребывала в смущении. Тогда (утром) она сказала своему мужу: Иоханан, господин мой, отчего этой ночью ты поступил столь неподобающе? ибо ты входил ко мне дважды или более того, хотя я говорила тебе, что я нечиста, но ты не уважил этого. Поскольку он был очень поражен случившимся, то пошел и рассказывал об этом деле Симеону бен Шетаху, говоря: я хочу сообщить тебе о том, что мне открылось этой ночью. И он сказал: моя жена пришла ко мне и рассказала мне то-то и то-то, в то время как я вовсе не входил к ней. Он (Симеон бен Шетах) спросил: ты кого-нибудь подозреваешь? Он сказал: одного из моих соседей по имени Иосиф бен Пандира. Он (Симеон бен Шетах) спросил: имеется ли у тебя свидетель? Он сказал: у меня нет никаких свидетелей. Он (Симеон бен Шетах) сказал: возьми свидетеля и укрой его, так если он еще раз войдет к ней, или же дважды войдет к ней, тогда ты сможешь приговорить его к смерти.

Вскоре об этом услышал весь город, и многие стали говорить о том, что она нарушила супружескую верность. Тогда он (Иоханан) ушел в Вавилон и больше не возвращался. Его жена родила сына и назвала его Иешуа', — это тот, которого повесили за его нечестие. Ибо он говорил: поскольку Иофор был учителем Моисея[83], то он является более великим, чем Моисей. Тогда мудрецы сказали: это мамзер и сын скверны! Они пошли к матери и спросили ее: при каких обстоятельствах родился этот ребенок? Он отвечала: я зачала от моего жениха (=мужа) Иоханана, который ушел в Вавилон и не [вернулся]. Что сделал тогда Симеон бен Шетах? Он поведал им о том, что рассказал ему Иоханан. Мудрецы спросили: как мы должны поступить с этой женщиной? И сказал им Симеон бен Шетах: она не подлежит никакому наказанию, поскольку совершила это неосознанно. Когда она услышала, что ее не осуждают на смерть, она постигла все [произошедшее] и сказала им: теперь мне стало ясно, что это был Иосиф бен Пандира.

2. Как только ее сын узнал, что мать созналась в том, за что он подлежит смерти[84], он направился в святилище. А там находился камень основания (eben shathjah)[85], на котором были написаны буквы имени Бога, а каждый, кто сможет выучить их, будет способен творить все, что он пожелает. Но израильтяне боялись, что злодеи в Израиле смогут выучить их, и поставили двух медных собак у входа в [святой] Дом, и каждый, кто изучал буквы, только он выходил, собаки лаяли на него так, что они (буквы) тут же вылетали из его головы. В это время страна Израильская находилась в руках царицы по имени Елена[86]. И вот Иешуа' вошел во внутрь [святилища] и выучил буквы [имени Бога], так что мог разрезать себе тело, не испытывая боли; таким образом, он написал их (буквы) на пергаменте, разрезал себе бедро, вложил туда пергамент и закрыл рану[87]. Когда он выходил, [собаки залаяли на него и] он забыл их; но как только он достиг своего дома, он вновь разрезал себе бедро, вынул пергамент и выучил буквы.

3. После этого он собрал триста молодых израильтян[88] и сказал им: смотрите, меня называют мамзером; между тем обо мне пророчествовал Исаия, говоря: «вот, дева во чреве приимет и родит Сына, и назовут его Эммануил» (Ис 7:14). И о моем зачатии сказано: «ты Сын Мой, ныне Я родил тебя» (Пс 2:7)[89], — то есть без соития отца и матери. Хотите ли вы величия?[90] Они сказали ему: если ты Мессия, яви нам знамение! Он сказал: какого знамения вы требуете от меня? Привели ему одного парализованного, который еще никогда не стоял на ногах; он произнес над ним буквы и тот стал ходить. Тотчас же они простерлись перед ним ниц.

4. Когда об этом узнали мудрецы, они взяли его и привели к царице Елене. Они сказали ей: госпожа, сей есть чародей. Тогда он заявил ей: я Мессия и обо мне сказано: «кто восстанет за меня против злодеев?» (Пс 93:16). Царица спросила: есть ли в Законе то, о чем он говорит? Есть, [отвечали мудрецы], но Мессия, которого мы ожидаем, явится с другими знамениями; о нем говорится: «во дни его Иуда спасется» (Иер 23:6). И еще о нем сказано: «и жезлом уст своих поразит землю» (Ис 11:4). А об этом...[91] сказано: «такого пророка предайте смерти» (Вт 18:20). Он (Иешуа') сказал: я и есть Мессия, ибо я оживляю мертвых! Тогда она (царица) отправила с ним посыльных, и он оживил мертвого с помощью букв. А израильтяне весьма опечалились.

5. Спустя несколько времени время мудрецы пришли к царице [и] сказали: госпожа, он убежал и творит колдовство; вели привести его, и тогда его позор станет очевиден. Она послала всадников за ним в Вавилон, но люди Вавилона не выдали его. И тогда вскипела борьба из-за него, одних с другими, но Иешуа' обратился к людям Вавилона: не сражайтесь с ними, но доверьтесь Отцу моему небесному, и буквам, которые в моих руках (=в моей власти), — они спасут меня. Итак, принесите мне мельничный жернов! [Когда его принесли,] он и сел на него верхом, произнес буквы и поехал по воде как посуху. Потом они сделали из глины птиц и принесли ему; и [по его слову] они взлетели[92]. Тогда он сказал [посыльным]: идите, расскажите вашей госпоже, что вы видели. Они пошли и рассказали царице, говоря ей: принесли ему большой жернов мельничный, он сел на него верхом, и он (жернов) плавал по воде как яичная скорлупа.

6. После этого она послала за мудрецами и сказала им: сей Иешуа', о котором вы говорите, будто он чародей, есть Сын Божий, ибо он сотворил столько чудес! Они ответили ей: госпожа, не дай колдовству его проникнуть в твое сердце; пошли за ним, и [ты увидишь, что] мы сотворим то же, что и он. Она послала к нему [людей] из тех, которые уверовали в него. Они сказали ему: приходи, и ты увидишь, что царица изумится знамениями, творимыми тобою. Он собрал своих приверженцев и пришел. Тогда израильтяне выбрали одного человека по имени Антиох (Antioki) и велели ему войти внутрь святилища и выучить буквы. Он вошел, записал их на пергаменте и вынес их так, как это сделал Иешуа'. Потом все вместе явились к царице и вступили с ним (Иешуа') в словопрения, и он препирался с ними, но они наседали на него. Тогда он сказал: обо мне написано: «всячески усиливались уловить меня как птичку» (Плач 3:52[93]). И еще написано: «мятежные из сынов народа твоего [поднимутся]» (Дан 11:14). И он взмахнул руками как орел крыльями и взлетел ввысь. Тут израильтяне обратились к Бен Антиоху: сделай то же, что и он, ибо ты также выучил буквы [имени Бога].

7. Тотчас же взлетел он, и когда достиг того (Иешуа'), то произнес буквы Имени [Бога], чтобы низринуть его [на землю], но и тот произнес буквы, чтобы не упасть. Когда он (Антиох) увидел, что тот не падает, поскольку выучил то же, что и он, тогда взлетел над ним и осквернил его. Но вследствие этого они оба осквернились и упали на землю. Тут израильтяне схватили его (Иешуа'), привели к царице [и] сказали ей: госпожа, спроси его, где те буквы, которые были у него? Когда он увидел, что буквы вылетели из его головы и теперь он в их руках, он произнес: [об этом] написано: «лица свои сделали они крепче камня» (Иер 5:3); и еще написано: «блажен муж, который не ходит на совет нечестивых» (Пс 1:1).

8. Тогда явились его приверженцы, которых он соблазнил своими речами, и вступили в борьбу за него, и сражались брат с братом, отец с сыном, пока они не вызволили его. И они бежали вместе с ним и скрывались до праздника Пасхи. Тогда он взял осла, сел на него верхом, собрал своих приверженцев, и все вместе они взошли в Иерусалим. И он сказал своим приверженцам: смотрите, на мне исполнился стих, как написано: «кроткий, сидящий на осле» (Зах 9:9). Накануне Пасхи, когда они собрались, один из них пришел к израильтянам и сказал: хотите взять Иешуа'? Они спросили: где он? Он сказал: в Иерусалиме. Они воскликнули: покажи нам его! Он сказал: но он заставил нас поклясться десятью заповедями, что мы не выдадим его вам; и одел нас всех в одинаковую одежду. Но вы приходите к нам с приветствиями, тогда и я войду с вами, — и тот, кому я поклонюсь, знайте, что он и есть злодей. И когда израильтяне увидели, кому он поклонился, тут же схватили его и сказали: ты, Мессия, попробуй-ка спастись от наших рук!

9. Когда он увидел, что попался им в руки, он сказал: об этом написано: «убиваемы были священник и пророк» (Плач 2:20); и еще сказано: «но за Тебя умерщвляют нас всякий день» (Пс 44:23). А его спутники стенали, ибо они не могли вызволить его от [рук] израильтян. Решено было казнить его, повесив на дереве. Но злодей этот, когда еще владел буквами, заговорил все деревья, чтобы они не принимали его, поскольку он знал, что его не оставят [в покое]. И так как всякое дерево, на котором его вешали, ломалось под ним, то его привели к капустному стволу (kerob)[94], на котором его и повесили, — и он (капустный ствол) не обломился, ибо над капустой его заклятие не имело силы. Приверженцы же его рыдали, говоря: из-за его великой праведности не принимали его деревья. Вечером пришли и сняли его, ибо написано: «тело его не должно ночевать на дереве» (Вт 21:23). И погребли его. А приверженцы его плакали у гробницы, но израильтяне говорили им: вы достойны смерти за то, что поверили лжепророку[95].

10. Его приверженцы сказали: пойдем, посмотрим, есть ли он в гробнице. Они открыли гробницу и не нашли его. После этого они явились к царице Елене и сказали ей: смотри, госпожа, сколь много знамений он сотворил при жизни; а ныне он вознесся на небо! Тогда она послала за мудрецами и спросила их: где вы погребли Иешуа'? Они ответили: около источника Силоам (Siloah)[96]. Она сказала: если вы не предъявите его мне, я не оставлю никого из вас [в живых]. Они пошли и не нашли его там. Тогда они попросили ее: дай нам время. И она дала им время. А израильтяне сокрушались и постились, ибо отпущенное время исходило, а его все не могли найти. И они страшились [гнева] царицы.

11. Р[абби] Танхума[97] направился за город[98] и встретил сторожа сада, сидящего за обедом. Он сказал ему: преступный! весь Израиль постится, а ты ешь? Тот спросил: господин, отчего эта печаль? Р. Танхума рассказал ему обо всем. Тот спросил: если его найдут, это будет спасительно для Израиля? И он (садовник) сказал: этого человека похитил я и зарыл в моем саду, чтобы его не украли злодеи (=ученики). — Р. Танхума вернулся в город и объявил: сегодня день радостной вести! Израильтяне пошли, выкопали его (Иешуа') из могилы, привязали к ногам веревку и поволокли его по Иерусалиму, пока не доставили к царице. И она восхвалила мудрецов и вознегодовала на приверженцев Иешуа'. Тогда трое из них бежали на гору Сеир, трое — в Рим, а остальные рассеялись среди народов. Но по воле Всесв[ятого], — хвала Ему! — Его [карающая] десница настигала их во всяком месте.

12. Однако за ними последовали отщепенцы Израиля и вступили в пререкания с мудрецами, говоря им: он (Иешуа') был Спасителем! От этого произошел большой раскол в Израиле. После того, как со дня смерти Иешуа' миновало тридцать лет, собрались мудрецы и сказали: вот, мы не в силах изгнать их из сообщества Израилева из-за многих наших прегрешений, как об этом говорится: «народом бессмысленным огорчу их» (Вт 32:21). Тогда они решили воззвать к одному законоведу [из Тивериады] по имени Элияху[99], и обратились к нему: иди, отдели от нас этих злодеев, — да пошлет Бог Израилев нам великое спокойствие. Мы молимся за тебя, чтобы Предвечный не обременил тебя никакой [тяжелой] ношей. И что сделал этот мудрец? Он отправился, провозглашая по всей стране Израильской и говоря: я — посланец (salih) Иешуа'; всякий, кто в меня верит, приходи ко мне, и я возвещу ему, что ему надлежит делать. Таким образом он собрал к себе всех приверженцев злодея. Они сказали ему: докажи, что ты посланец Иешуа'. Они привели ему парализованного, он прочел над ним буквы [Имени Бога], и тот поднялся. Тогда они воскликнули: воистину, ты его посланец! Он сказал: Иешуа' посылает вам привет[100] и передает: знайте, что в Законе написано: «новомесячия ваши и праздники ваши ненавидит душа Моя» (Ис 1:14), и говорит также: дает же вам Всесв[ятый], — хвала Ему! — иной день; приходите и празднуйте день покоя после субботы (=воскресенье), ибо тогда Всесв[ятый] дал свет миру[101]. И сделаем мы праздниками день рождения Иешуа', и день, в который он восстал из мертвых, и день, в который он вознесся в небо. Помните, что Отец наш ведет счет прегрешениям, и знайте, что Израиль будет держать ответ пред Всесв[ятым]; и тот, кто удалится от него, тот спасется. Но он (Иешу) говорит также, что по мне лучше быть убиту, нежели предаться самолюбивой гордыне. Если встретит вас израильтянин и ударит вас по левой щеке, подставьте ему правую щеку, и если он злословит вас, не отвечайте ему.

Тем самым он отделил их от них (израильтян), и с тех пор они называются ноцримами (nozrim), а израильтяне обрели спокойствие. Того человека, который все это сотворил, — да простит его Бог за то, что он сотворил.


9б. Страсбургская рукопись (S)

{История Иешу ха-Ноцри.}

1. Начало предания об Иешу. Его мать — Мириам...[102] из Израиля. Она была обручена с человеком из царского рода, из дома Давида, по имени Иоханан. Он был законоведом и боящимся Неба (Бога). И захаживал в их дом сосед, прекрасный... [молодец по имени] Иосиф бен Пандира, который положил на нее глаз[103]. И вот однажды ночью накануне субботы он шел пьяным мимо ее дома и решил зайти к ней. Она подумала, что это обрученный с нею Иоханан, устыдилась его и закрыла свое лицо. Он обнял ее, но она сказала ему: не трогай меня, ибо я нечиста. Не... [обращая внимания на это] и не слушая ее слов, он сделал, что хотел, и ушел. От этого она забеременела... Когда в ту же ночь пришел к ней обрученный с ней р. Иоханан, она сказала ему: что же ты? не в твоем обычае, с тех пор, как мы обручены, дважды в течение ночи входить ко мне. И отвечая, он сказал: этой ночью я первый раз вхожу к тебе. Она сказала: не я ли говорила тебе, что я нечиста, но ты не послушал меня, сделал, что хотел, и ушел. Когда он услышал это и узнал такие вещи, он тут же заподозрил, что это был Иосиф бен Пандира.

Он покинул ее, встал утром и направился к раббану Симеону бен Шетаху. И сказал ему: знай, что этой ночью я встретился с обрученной мне; я заходил иногда к ней, как это обычно делается... Прежде чем я прикоснулся к ней, она сказала: ты уже входил ко мне [этой ночью], и я говорила тебе, что я нечиста, но ты не послушал меня, сделал, что хотел, и ушел. Когда я услышал такие слова, я покинул ее и [удалился]. Р. Симеон бен Шетах спросил его: кого ты подозреваешь? Он сказал: распутника Бен Пандиру, который живет по соседству. Он сказал ему: поскольку у тебя нет в этом деле никаких свидетелей, молчи об этом; но если он вошел к ней однажды, то придет и другой раз, поэтому я советую тебе взять свидетеля против него.

Спустя несколько времени прошел слух, что она (Мириам) забеременела. Тогда обрученный с нею Иоханан рассудил: она забеременела не от меня; должен ли я оставаться здесь и слышать каждый день о моем позоре? Он встал и ушел в Вавилон. В положенный срок [она родила] сына, и назвали его Иошуа' (Jehoshua'), по имени брата его матери; но когда его испорченность стала очевидной... его стали звать Иешу.

2. Мать послала его к одному учителю, чтобы он обучился у него Галахе, был наставлен в Торе и в Талмуде. Был же обычай у мудрецов, чтобы всякий ученик и всякий отрок, проходя мимо них, покрывал голову и опускал глаза к земле вследствие благоговения учеников перед своими учителями. Однажды шел тот злодей мимо мудрецов, которые собрались вместе у ворот синагоги, — ибо училище их называлось синагогой, — и тот злодей шел мимо раввинов с гордо поднятой и непокрытой головой, никого не приветствуя, дерзким образом показывая свою непочтительность перед учителями. После того, как он миновал их, один из них сказал: это мамзер. Другой сказал: это мамзер, сын скверны[104].

В другой раз читали раввины трактат Незикин[105], и тот в их присутствии тоже стал преподавать Галаху[106]. Тогда один из них сказал ему: ты не можешь учить, ибо кто осмеливается возвещать в присутствии учителей Галахи, тот да будет предан смерти! И он отвечая, сказал мудрецам: кто учитель и кто ученик? Кто из двоих мудрее, Моисей или Иофор? Не правда ли, что Моисей — отец пророков и глава мудрецов? Ибо написано в Законе: «и не было более у Израиля пророка такого, как Моисей» (Вт 34:10). И все же Иофор, хотя и был чужеземцем... подавал мудрые советы Моисею, говоря: «поставь [их] над народом тысяченачальниками, стоначальниками» (Исх 18:21). Поэтому я утверждаю, что Иофор превзошел Моисея и будет более великим в конце [времен].

Когда мудрецы услышали это, они сказали: он весьма дерзок, подвергнем его исследованию. Они направились к его матери и спросили ее: скажи нам, от кого родился этот ребенок и кто его отец? И она отвечала им: я забеременела от обрученного со мною Иоханана, но он ушел в Вавилон, и я не знаю, что с ним. Тогда они возразили... но о нем говорят, что он мамзер и сын скверны. И тут взял слово р. Симеон бен Шетах: тридцать лет тому назад обрученный с ней р. Иоханан приходил ко мне и поведал, что с ним произошло. — И он рассказал все, что было описано выше... и что посоветовал р. Симеон р. Иоханану, и как потом она (Мириам) забеременела, а он (Иоханан) убежал от позора в Вавилон и не вернулся. — Затем Мириам родила этого Иешу, но [за это] она не подлежит смерти, ибо сие было совершено без ее согласия, ибо Иосифа бен Пандиру ожидали после этого... весь день[107]. Когда она услышала слова р. Симеона, что не подлежит смерти, она сказала: да, так оно и было. И во всем созналась.

И когда Иешу убедился, что его по праву называют мамзером и сыном скверны, он ушел оттуда и направился в Иерусалим.

3. В то время власть над Израилем была в руках женщины по имени Елена[108]. В святилище находился камень основания, который заложил сам Б[ог], и это тот самый камень, на который Иаков возливал елей[109]. На этом камне были написаны буквы, составляющие непроизносимое Имя (shem ha-mephorash), — а всякий, кто выучит их, сможет творить все, что пожелает. Но, поскольку мудрецы опасались, что некоторые молодые израильтяне захотят выучить их, чтобы разрушить мир, то предприняли меры предосторожности. Сделанные из меди собаки сидели на цепях, привязанных к двум железным колоннам у жаровни[110], и каждый, кто входил вовнутрь и изучал эти буквы, только он выходил, собаки лаяли на него так, что он тут же забывал их. Иешу же, войдя, выучил буквы и [одновременно] записал их на пергаменте, потом разрезал себе тело на бедре и спрятал пергамент в рану, не испытывая при этом боли, потому что заговорил кожу в этом месте. Когда он выходил назад, собаки залаяли на него, и он забыл буквы, но когда пришел домой, он разрезал бедро, вынул свиток и [вновь] выучил буквы. Затем он пошел и собрал из молодых израильтян триста десять человек.

4. Он сказал им: смотрите, те, которые говорят обо мне, что я мамзер и сын скверны, — они желают власти для себя и хотят повелевать Израилем. Но вы слышали, что пророки пророчествовали о Мессии Его; я и есть тот Мессия. Обо мне пророчествовал Исаия, говоря: «вот, дева во чреве приимет и родит сына, и назовут его Эммануил» (Ис 7:14). И так же пророчествовал обо мне мой предок Давид: «Г[осподь] сказал мне: ты Сын Мой, ныне Я родил тебя» (Пс 2:7), что свидетельствует о том, что мать моя зачала [меня] без мужского семени, поэтому меня назвали мамзером. И еще сказал он (Давид): «зачем мятутся народы, восстают цари против Помазанника (=Мессии) Его?» (2:1,2). Я и есть тот Мессия, а они восстают против меня, дети блудниц, и об этом тоже сказано в Писании: «ибо они дети блуда» (Ос 2:4). Юноши сказали ему: если ты воистину Мессия, то яви нам знамение. Он спросил их: какого вы требуете от меня знамения, чтобы я сделал для вас? Тогда к нему привели одного парализованного, который никогда не стоял на ногах; он произнес над ним буквы [непроизносимого Имени], и тот встал на ноги. В тот же час все преклонились перед ним и воскликнули: это Мессия! И дал им другое знамение: привели одного прокаженного, он произнес над ним буквы, и тот исцелился. Так он привлек к себе молодых людей, мятежных из сынов народа[111].

Когда мудрецы увидели, что многие уверовали в него, они взяли его и привели к царице Елене, в руках которой была тогда страна Израильская. И сказали ей: этот человек занимается колдовством и соблазняет мир. Иешу же отвечал так: издавна пророки пророчествовали обо мне: «и произойдет отрасль от корня Иессеева» (Ис 11:1), — и это я. О них же говорит Писание: «блажен муж, который не ходит на совет нечестивых» (Пс 1:1). Тогда она (царица) спросила их: есть ли в вашем Законе то, о чем он говорит? Они ответили: есть в нашем Законе, но это не относится к нему, ибо сказано: «но [пророка, который] дерзнет говорить Моим именем, такого пророка предайте смерти» (Вт 18:20), «истреби зло из среды себя» (Вт 19:19). Тот Мессия, на которого мы уповаем, явит другое знамение. О нем сказано: «и жезлом уст своих поразит землю» (Ис 11:4), — но этот мамзер не в силах дать такого знамения. Иешу сказал: госпожа, я и есть он[112], ибо я оживляю мертвых. Тогда она велела своим людям, чтобы принесли одного мертвого; он произнес над ним буквы, и мертвый ожил. Увидев это, царица весьма изумилась и воскликнула: поистине, это великое знамение! От этого число приверженцев его увеличилось, и в Израиле произошел большой раскол.

5. Иешу ушел в Верхнюю Галилею. В это время мудрецы явились к царице и сказали ей: госпожа, он занимается колдовством и соблазняет людей. Тогда она послала всадников, чтобы привели его, ибо он соблазнял людей Верхней Галилеи, говоря им: я тот Сын Божий, о котором говорится в Законе. Всадники прибыли туда[113], но люди Верхней Галилеи не выдали его (Иешу), и между ними вскипела борьба. Иешу обратился к ним: не сражайтесь, но доверьтесь могуществу Отца моего небесного.

Люди Галилеи вылепили птиц из глины, он произнес над ними буквы непроизносимого Имени, и птицы взлетели. В тот же час они простерлись перед ним ниц. Он сказал им: принесите мне мельничный жернов! И они прикатили его (жернов) к морскому берегу, после чего он произнес буквы, бросил его на поверхность моря, сел на него как на судно и стал плавать по воде. Посланные же видели это и весьма дивились. А Иешу обратился к всадникам: идите к вашей госпоже и расскажите, что вы увидели! Тут поднялся ветер над водой и вынес его на сушу. Всадники вернулись к царице и рассказали обо всем виденном. И царица изумилась, весьма пораженная их рассказом, и собрав старейшин Израилевых, сказала им: вы говорили мне, что он чародей, но он[114] с каждым днем творит все большие знамения! Они ответили ей: не бери, госпожа, в сердце его уловки обманчивые; прикажи посыльным, чтобы привели его, и тогда его позор станет очевиден. Тотчас же посыльные были посланы к тому сборищу и вернулись с ним к царице.

Тогда собрались старейшины Израилевы, выбрали одного человека по имени Иуда Искариот и велели ему войти в святилище и выучить буквы непроизносимого Имени, написанные на камне основания. Он так и сделал, написал непроизносимое Имя на маленьком пергаменте и вынес, спрятав в рану на бедре, не испытывая боли, как это сделал Иешу. Как только Иешу со своими приближенными прибыл к царице, она послала за мудрецами. Тут Иешу встал и сказал: обо мне гласит пророчество: «псы окружили меня» (Пс 21:17), но мне сказано: «не бойся их; ибо Я с тобою» (Иер 1:8). Как только мудрецы вошли, и Иуда Искариот с ними, они стали обличать его (Иешу) и наседать на него, и тогда он сказал, обращаясь к царице: на мне сбылись слова: «взойду на небо» (Ис 14:4), и еще: «когда примет меня» (Пс 48:16). С этими словами он поднял руки, как птица крылья, и взлетел, и народ удивленно воскликнул: как он может летать между небом и землей!?

Тогда старейшины Израилевы сказали Иуде Искариоту: также и ты произнеси буквы и взлети как он. Тотчас тот таким же образом взлетел в небо, и весь народ изумился такому чуду: он летает подобно орлам! Искариот [умно поступал[115]] летая в небе, но никто из них не мог пересилить другого, дабы низринуть его [на землю] с помощью непроизносимого Имени, ибо и тот, и другой одинаково владели непроизносимым Именем. Как только Иуда увидел это, он прибег к хитрости: помочился на Иешу, отчего тот был осквернен и упал на землю, а за ним и Иуда. И поэтому-то они (ноцримы, =христиане) горюют и плачут в ночь перед Рождеством[116], из-за того, что совершил с ним Иуда.

Тотчас же его схватили и привели к царице Елене, говоря: вели его бить...[117] Чтобы он сказал, чем ударили его. Они накрыли его с головой покрывалом и били палками из гранатового дерева. Но, поскольку [будучи осквернен,] он забыл непроизносимое Имя, то и не мог ответить, что было в их руках. Тогда он заявил посланным царицей: обо мне сказано: «скопище злых обступило меня» (Пс 21:17). И о них (мудрецах) говорится: «воды бурные» (Пс 123:5). И еще сказано о них: «лица свои сделали они крепче камня» (Иер 5:3). Когда до царицы дошли такие речи, она велела гнать отщепенцев и объявила мудрецам Израилевым: он в ваших руках![118]

6. Взяв у царицы, они отвели его в синагогу в Тивериаде и привязали к столбам ковчега. И собрались все глупцы и соблазненные, верившие его словам и желавшие спасти его от рук старейшин, но не смогли этого сделать, и между ними вскипела большая борьба. Когда он (Иешу) увидел, что сила покинула его, он сказал: дайте мне немного воды. И подали ему уксус в медном сосуде. Он отпил и воскликнул громким голосом: обо мне пророчествовал Давид, говоря: «и в жажде моей напоили меня уксусом» (Пс 68:22). На его голову надели терновый венец. Отщепенцы, видя это, подняли сильный плач, и вскипела борьба между ними, брата с братом, отца с сыном, но мудрецы усмирили отщепенцев. Тогда он сказал им: на мне сбылось пророчество: «я предал хребет мой биющим» (Ис 50:6). Затем прочел из Писания: «но приблизьтесь сюда вы, сыновья чародейки» (Ис 57:3), обо мне сказано: «ни во что ни ставили его» (Ис 53:3), а также: «предан будет смерти Мессия, и не будет» (Дан 9:26).

Когда отщепенцы услышали это, они стали кидать камни в них (старейшин), и он был причиной великого ожесточения их. И так как старейшины устрашились, то отщепенцы взяли его, и, предводительствуемые им и триста десятью его учениками, убежали в город, называемый Антиохия[119], где он соблазнял [их] до Пасхи. В тот год Пасха пришлась на субботний день, и он со своими учениками пришел в Иерусалим на Пасху. Это было в пятницу, когда он въехал [в город] на осле и сказал своим ученикам: обо мне говорится: «ликуй от радости, дщерь Сиона... [се Царь твой грядет к тебе]» (Зах 9:9). В тот же час все возрыдали и преклонились перед ним, и он вошел со своими триста десятью учениками в святилище (синагогу). Тогда один из них, по имени Гайса пришел к мудрецам и сказал им: хотите ли [взять] злодея? Они спросили: где он? Он (Гайса) ответил: сейчас он в святилище, которое называют домом учения (синагогой). Они сказали ему: покажи нам его! Тогда он сказал: мы, триста десять его учеников, поклялись десятью заповедями, что мы не выдадим его; но если вы придете утром и дадите нам приветствия, тогда я приду и кому поклонюсь, тот и есть злодей. Так они и сделали. Когда ученики Иешу собрались со всех мест в праздник опресноков, чтобы молиться на горе Елеонской, тогда мудрецы вошли в дом учения, где находились те, которые пришли из Антиохии. Между ними был и злодей. Тогда вошел с ними в собрание и Гайса, и, подойдя к Иешу, поклонился ему и преклонил перед ним колена. Тогда мудрецы узнали его и, подойдя к нему, схватили злодея[120].

7. Они спросили его[121]: как тебя зовут? Он ответил: Маттай. Они спросили: почему ты так зовешься? Он сказал: «когда приду и явлюсь перед лицо Божие». Они сказали: «когда он умрет и погибнет имя его». — И спросили другого [ученика]: как тебя зовут? Он ответил: Наккай. Они спросили: почему ты так зовешься? Он сказал: «тот, у кого руки неповинны и сердце чисто» (Пс 23:4). Они сказали: «не останется он без наказания» (Исх 24:7). — И спросили другого: как тебя зовут? Он ответил: Буни. Они спросили: почему ты так зовешься? Он сказал: «Израиль есть сын Мой, первенец Мой». Они сказали: «вот, Я убью сына твоего, первенца твоего». — И спросили другого: как тебя зовут? Он ответил: Нецер. Они спросили: почему ты так зовешься? Он сказал: «и ветвь произрастет от корня его». Они сказали: «ты повержен вне гробницы своей как презренная ветвь». И еще за то, что ты присвоил чужое имя[122].

Тотчас же схватили его, и все триста десять учеников не могли его спасти. Увидев, что он близок к смерти, он проговорил: о мне пророчествовал Давид, говоря: «за Тебя умерщвляют нас всякий день» (Пс 43:23). А о вас сказал Исаия: «ваши руки полны крови» (1:15). И о вас говорил пророк Всесв[ятого]: «и пророков Твоих убили мечом» (3 Цар 19:10). Отщепенцы же стенали из-за того, что не могли вызволить [Иешу]. Ибо тогда же повели его [на казнь].

Это было в пятницу, в день перед субботой, когда надлежало быть Пасхе. То дерево, на котором его повесили, обломилось, потому что он заговорил его непроизносимым Именем[123]. Глупцы, видя, что все деревья ломаются под ним, думали, что это происходит из-за его великой праведности. Тогда повели его к капустному стволу, ибо он знал, что по израильскому обычаю его должны повесить на дереве, и когда еще владел непроизносимым Именем, то заговорил все деревья, чтобы они не принимали его. Но капуста — это не дерево, а трава, и над ней непроизносимое Имя не звучало. В Иерусалиме до сегодняшнего дня капуста достигает более ста футов [в высоту]. Таким образом его повесили в час Минхи[124], но в тот же день сняли с дерева (?), ибо написано: «тело его не должно ночевать на дереве» (Вт 21:23). И погребли его... А в первый день недели отщепенцы народа пришли к гробнице оплакивать его[125].

8. Проходил мимо них один молодой израильтянин. И обратился к ним по-арамейски: о ком горюете, глупцы, у гробницы? дайте посмотреть! Глупцы ответили ему, сокрушаясь, кого он увидит в гробнице, но [когда открыли ее,] никого там не нашли. Тотчас же направились эти отщепенцы к царице Елене и сказали ей: тот, которого погубили, был Мессией; множество чудес он совершил при жизни, и теперь, после своей смерти, будучи похоронен, исчез из гробницы и взошел на небо, как он и говорил: «когда примет меня» (Пс 48:16). Так пророчествовал он о себе. Тогда она послала за мудрецами и спросила их: что вы сделали с ним? Они отвечали ей: мы умертвили его, потому что он был осужден. Она спросила: после того, как его умертвили, что вы сделали с ним? Они отвечали: мы его похоронили. Тогда отправились к гробнице и не нашли его там. Она спросила их: в этой гробнице вы похоронили его; итак, где же он? Тут испугались мудрецы и не могли ничего ответить ей, потому что не знали, что накануне некто взял его (Иешу) из гробницы и перенес в свой сад, и остановил воду, которая текла в его саду; потом выкопал могилу в песке (=на отмели) и положил его (Иешу) туда, и вновь пустил воду, и затопил могилу[126]. И царица сказала: если вы не предъявите мне Иешу, я не оставлю ни одного из вас уцелевшим или убежавшим[127]. Они воскликнули: назначь нам время и срок! После того, как она назначила им время[128], все израильтяне погрузились в плач и молитву, и непрестанно постились, а отщепенцы нашли повод, чтобы обвинить их: вы погубили Мессию Б[ожьего]! И весь Израиль пришел в великий страх; и мудрецы, и вся страна Израильская, рыдая, переходила с места на место вследствие большого страха.

И вот один старец, р. Танхума, направился за город, не переставая плакать. Когда его увидел владелец сада, он спросил его: отчего ты плачешь? Он сказал: так и так, из-за того злодея, которого не нашли, и остается уже мало времени, отпущенного царицей, и мы все пребываем в страхе и непрестанно постимся. Как только он услышал, что весь Израиль впал в скорбь, и что злодеи говорят, будто бы он взошел на небо, владелец сада... [сказал:] сегодня наступит радость и веселье в Израиле, ибо я похитил его (тело Иешу), чтобы отщепенцы не украли его не причинили какой-либо ущерб [израильтянам]. Тотчас же отправился он (р. Танхума) в Иерусалим с радостной вестью, и тогда все израильтяне пришли к владельцу сада, связали его (тело Иешу) за ноги веревкой и поволокли по улицам Иерусалима, пока не доставили к царице. И сказали ей: вот тот, кто собирался взойти на небо! И они удалились от нее в радости, а она насмеялась над отщепенцами и восславила мудрецов.

9. Его ученики убежали и рассеялись по царствам: трое из них удалились на гору Арарат, трое [ушли] в Армению, трое в Рим, а другие в иные местности, и соблазняли народы. Однако повсюду, где бы они не появлялись, Б[ог] вершил над ними Свой суд, и все они были истреблены. Но они [успели] соблазнить многих мятежных из нашего народа, после чего разгорелась распря между ними и израильтянами... [приводившая к] беспорядку в молитвах и ущербу в делах. Повсюду, где отщепенцы встречали израильтян, они говорили израильтянам: вы погубили Мессию Божьего! Израильтяне же отвечали им: вы сыны погибели, потому что вы веруете в лжепророка. При всем этом они не выходили из сообщества Израилева, но возбуждали ссоры и распри в нем, так что из-за них в Израиле не было никакого спокойствия. Когда мудрецы Израилевы увидели это, они сказали: прошло много лет с тех пор, как тот злодей был убит, но до сих пор мы не имеем спокойствия от этих заблудших, и все это постигло нас из-за многих наших прегрешений, ибо сказано: «они раздражили Меня не богом» (Вт 32:21), и это ноцримы, которые не являются[129]; «народом бессмысленным огорчу их» (там же), и это исмаилиты[130]. Мудрецы сказали: как долго еще отщепенцы будут не чтить субботу, осквернять праздники и чинить убийства? Нам нужно найти такого мудреца, который смог бы вывести заблудших из сообщества Израилева, ибо прошло уже тридцать лет, как мы увещеваем их, но они так и не возвратились к Б[огу], ибо взяли себе в голову, что Иешу был Мессией. Да пойдут они в погибель, мы же обретем спокойствие.

10. И мудрецы остановили свой выбор на человеке по имени Элияху, который был весьма мудр[131], и сказали ему: мы договорились, что будем молиться за тебя, чтобы ты был принят на том свете как добрый израильтянин. Иди, восстанови спокойствие в Израиле и выведи от нас отщепенцев, да пойдут они в погибель! Элияху пошел по всем местам (вар.: синедрионам) от Тивериады до Антиохии, взывая ко всей стране Израильской: кто верует в Иешу, явитесь ко мне!

[И когда они явились,] он сказал им: я — апостол Иешу, который послал меня к вам, и я покажу вам чудо, как это делал Иешу. Они привели ему прокаженного, он возложил на него руку, и тот стал чист. Потом привели парализованного, он произнес над ним непроизносимое Имя, возложил на него руку, и тот встал здоровым. И тотчас же все простерлись перед ним ниц и воскликнули: воистину, ты апостол Иешу, ибо показал нам такое же чудо, как он! Он сказал им: Иешу шлет вам привет и говорит вам: я восседаю по правую руку от Отца моего небесного, который отомстит [за меня] иудеям, как говорил Давид: «сказал Г[осподь] Господу моему: седи одесную Меня, [доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих]» (Пс 109:1). Тотчас же они все возрыдали и добавили к прежней своей глупости новую.

Элияху сказал им: Иешу передает вам: кто хочет быть со мною на том свете, тот да извергнет себя из сообщества Израилева и отвернется от него, ибо Отец мой небесный уже отвернулся от него и отвергает служение его, как Он сказал через Исаию: «новомесячия ваши и праздники ваши ненавидит душа Моя» (1:14). Еще Иешу передает вам: кто хочет быть со мною, тот может осквернять субботу, поскольку ее ненавидит Б[ог], но должен соблюдать воскресение, в которое Всес[вятый] дал свет миру. И Пасха, которую справляют израильтяне, да будет у вас праздником Воскресения, так как он (Иешу) восстал из могилы. А праздник Кущей да будет у вас праздником Вознесения (=Пятидесятницей), так как он (Иешу) вознесся на небо. А Новый год да будет у вас [праздником] Обретения креста. А День искупления — праздником Крещения. А Ханукка — календами[132]. Обрезание — ничто; кто хочет обрезываться, тот пусть обрезывается, а кто не хочет обрезываться, тот пусть не обрезывается[133]. Далее, из того, что создал Всесв[ятый], от маленького комара до большого слона, проливайте их кровь на землю и ешьте это, ибо сказано: «как зелень травную даю вам все» (Быт 9:3). Если иудей просит вас пройти с ним одну милю, то вы идите с ним две мили; если иудей ударит вас по левой щеке, то вы подставляйте ему правую; если злословит вас иудей, вы терпите и не отвечаете ему, как терпел Иешу, показывая смирение, и вам заповедал терпеть все, что сделают с вами; однако в день Суда они (=обидчики) будут наказаны Иешу; поэтому возложите надежду на свое смирение, ибо сказано: «взыщите Г[оспода], все смиренные земли» (Соф 2:3).

Таким образом он отделил их от Израиля. Однако Элияху попустил им эти учреждения недобрые[134], стремясь к общему благу Израиля. А ноцримы называют его Павлом (Paulus) за то, что он ввел эти учреждения и постановления, которые отделили заблудших от сообщества Израилева, и тем самым прекратили распрю[135].

11. Через некоторое время возникло царство Персидское, и ходил там один гой[136], насмехаясь над ними (=ноцримами)... так же как эти минеи насмехались над мудрецами. Он говорил им: Павел ошибся в своих Посланиях, когда сказал: не обрезывайтесь, ибо Иешу не обрезывался. А Иешу говорил: я пришел не нарушить Закон Моисеев ни на иоту, но исполнить каждое его слово[137]. Павел сотворил с вами нечестие, когда говорил, чтобы вы не обрезывались. Но я, Несториc (Nestoris), говорю вам, чтобы вы обрезывались, ибо и Иешу был обрезан. И еще сказал Несториc: еретик! ибо он (Павел) учил, что Иешу был рожден Богом; но он был рожден женщиной, как и все, и только Святой Дух покоился на нем как на пророках. Несторис спорил с ноцримами, убеждая их жен и говоря им: я постановляю, чтобы никакой ноцрим не имел двух жен. Вскоре Несторис стал им ненавистен, ибо он сеял раздоры между ними, и никакой ноцрим не молился из-за отвращения к Несторису, а приверженцы Несториса питали отвращение к ноцримам.

Потом Несторис направился в Вавилонию, в местечко, называемое Хацаца, и все люди (=мужчины) разбегались пред ним, ибо Несторис был деспотичным от природы человеком. Навстречу ему вышли женщины и спросили его: что привело тебя к нам? Он сказал им: я хочу откушать с вами жертвенного хлеба и вина[138]. А было в обычае у женщин Хацацы, что они носили с собою большие ключи. И вот когда принесли жертву, то она упала на землю. И когда он наклонился к земле, [чтобы поднять жертву,] женщины стали бросать в него ключи, которые держали в руках, и убили его, так что он умер, после чего в их среде долгое время продолжались раздоры[139].

12. Главою синедриона тогда был Симеон Кифа. Почему он назывался Кифой? Потому что он встал на тот камень, о котором пророчествовал Иезекииль на реке Ховаре (10:1), и став на тот камень, Симеон услышал небесный голос (Bath-Kol). Когда ноцримы узнали, что Симеон Кифа относится к числу тех, которые слышат Бат-Кол[140], они сочли его величайшим мудрецом. И так как они завидовали израильтянам, что такой великий муж в Израиле... Бог вложил Симеону Кифе в голову идти в Иерусалим... на праздник Кущей. И там же собрались все пресвитеры (=епископы) и великий старейшина ноцримов, и они пришли к Симеону Кифе на Елеонскую гору в день Гашана-рабба[141], ибо почитали его за мудрость. И они все договорились, что поскольку в Израиле нет подобного ему... то нужно обратить его в веру ноцримов. И они принуждали его, говоря: если ты не примешь нашу веру, мы убьем тебя и не оставим в Израиле никого, кто мог бы ходить в святилище. Когда израильтяне узнали об этом, они взмолились к нему: уступи им, прояви свою мудрость, а вина и прегрешение твои да падут [на нас].

После этого, увидев, какая жестокая участь грозит Израилю, он обратился к ноцримам и сказал им: при одном условии я приму вашу веру, — если вы не погубите ни одного иудея, если вы не нападете на них и позволите им ходить в святилище[142]. Старейшина ноцримов, выслушав его слова, принял это условие. И он договорился с ними, что они построят ему высокую башню, в которую он заключит себя, и что он не будет вкушать ничего мясного, но только хлеб и воду, и что он будет спускать им [из башни] корзину, в которую они будут класть хлеб и воду. Так он и оставался в башне до самой смерти.

Но он не смешивался и не осквернялся с ними, чтобы не прогневить Б[ога]. Для этого он уверил ноцримов, говоря им, что не будет вкушать ничего мясного или что-то еще, а только лишь хлеб и воду как бы из-за скорби по Иешу. И они построили ему башню, и он жил в ней, не оскверняясь их пищей и не молясь кресту.

В этой башне он сочинял Керубот, Йоцрот и Зультот[143] под именем Элиезера бен Калира[144]. Собрав к себе старейшин Израилевых, он передал их попечению все, что он сочинил, и наказал, чтобы они разучили это и молились сообразно с этим, и помянули бы его добром. Они же послали их (песнопения) в Вавилон, к р. Натану, главе изгнания[145], а тот показал их руководителям училищ и синедриону, и те сказали, что они хороши, и предписали всем израильтянам разучить их и молиться сообразно с ними. И всякий, кто хотел упомянуть в песнопении имя р. Симеона, упоминал его, — да продлиться память о нем до жизни будущего века! Ибо Г[осподь] в своем милосердии... и наилучший защитник. «Благословен Г[осподь] всякий день. Бог возлагает на нас бремя, но Он же и спасает нас. Селах!» (Пс 67:20).

Венская рукопись (V). Средневековые авторы о еврейских преданиях.

9в. Венская рукопись (V)

{Повесть о нем и о его сыне}.

1. [Это случилось во времена] Второго Храма, в дни Тиберия Кесаря и во дни Ирода Второго[146]. Тогда царство Израильское постигли большие бедствия, как о том говорится в «Иосиппоне»[147]. В то время жил один человек, происходивший из дома Давида, по имени Иосиф Пандира, и была у него жена по имени Мириам. Этот человек отличался богобоязненностью и учился у р. Симеона бен Шетаха. Но сосед упомянутого Иосифа был распутником и нечестивцем и назывался Иоханан Злодей. Мириам, однако, была красивой женщиной, так что Иоханан Злодей положил на ее глаз и искал случая, чтобы переспать с нею. Таким образом целомудренность была для него ничто, но она этого не замечала. И вот однажды, в месяце Нисан, накануне праздника Пасхи, в субботнюю ночь упомянутый Иосиф направился в училище. И что сделал тот злодей? Он все время караулил у дверей дома; и как только Иосиф ушел, злодей проник в дом и нашел Мириам, лежавшую отдельно от супруга, так как у нее были месячные. Но злодей сделал, что хотел, и переспал с нею. Но она закричала, думая, что это ее супруг, и проговорила: господин, господин, ты знаешь, что у меня месячные и я нечиста; поэтому оставь меня, не твори нечестия и не гневи Г[оспода]. Короче, злодей тот переспал с нею, и от этого она забеременела. Он было удалился прочь, но потом вернулся, желая повторить грех. Мириам сказала ему: неужели ты не стыдишься Б[ога] и святости Его? Тебе недостаточно, что ты один раз вошел ко мне, если входишь еще раз? Бедняжка, она думала, что говорит со своим супругом Иосифом. Когда злодей, наконец, ушел, женщина, огорченная произошедшим, рыдала и била себя по лицу.

На рассвете Иосиф вернулся домой и нашел свою жену плачущей, сетующей и бьющей себя по лицу. И спросил ее супруг: что случилось с тобой и кто причинил тебе зло? Она отвечала ему: горе нам, горе матери, которая тебя родила, горе тебе за тот грех, который ты совершил! Ты знал, что у меня месячные, но все же дважды входил ко мне этой ночью, не страшась Б[ога], как какой-нибудь простолюдин или нечестивец. Каким ты предстанешь в Судный день, если ты поступил так, как никогда не делал, вопреки своему же обычаю? Какое безумие постигло тебя сегодня ночью, что ты дважды входил ко мне? Ее супруг Иосиф ответил ей, говоря: ты что, ополоумела? я не то что дважды, и один раз не входил к тебе; верно, тебе привиделось во сне и ты вообразила, что я был у тебя; замолчи же и не говори мне о таких вещах!

Однако потом, поразмыслив над этим делом, Иосиф заподозрил, что здесь замешан их сосед. Он очень опечалился и не знал, что делать. Но, поскольку это дело запало ему в голову, он в тот же день пришел к своему учителю р. Симеону бен Шетаху и рассказал ему обо всем, что узнал от своей жены, и добавил, что подозревает в этом деле злодея Иоханана. Учитель р. Симеон сказал ему: сын мой, я думаю, тебе нужен свидетель, и когда тот злодей еще раз войдет к твоей жене, пусть свидетель запишет тебе все, что он увидит в тот день. Иосиф так и сделал. Но сатана удержал злодея, и он больше не появлялся. Тогда Иосиф размыслил: если я останусь здесь, то подвергнусь хуле и позору, ибо она может забеременеть и это станет известно, а ведь пока она жила со мной, она была бесплодна и не рожала долгое время. Тогда на меня падут насмешки и позор; по мне лучше смерть, нежели претерпеть все это. Что же сделал Иосиф? Как-то раз он обсудил со своим учителем все, что лежало у него на сердце, и сказал: я хочу уйти в Вавилон и остаться там навсегда. Учитель сказал ему: сын мой, иди с миром. И Иосиф ушел в Вавилон.

2. Через некоторое время в городе прошел слух, что Мириам, жена Иосифа, забеременела, и когда миновал положенный срок, она родила сына, которого назвали Иошуа' в честь его дяди, брата его матери; и на восьмой день обрезали его. И Мириам думала, что это сын ее мужа Иосифа, доколе Иоханан Злодей не объявил на весь мир: этот ребенок мой сын, и он зачат мной и Мириам вне брака, когда у нее были месячные. И весь народ заговорил о том, о чем она еще не ведала.

Когда мальчик подрос, она отправила его в школу изучать Закон. И был этот мамзер очень умен, ибо он за день изучал то, что другой не изучит и за целый год. Поэтому говорят наши р[аввины], — да будет благословенная память о них, — мамзер очень умен, во-первых, потому что он мамзер, а во-вторых — сын скверны.

Но Иосиф, супруг Мириам, который ушел в Вавилон, через два месяца прибыл в Иерусалим. Никогда он не спрашивал о нем (об Иошуа'), и никто не говорил ему о случившемся. И он оставался там все время, и учил с такой мудростью, какой еще не бывало среди учителей и мудрецов Израилевых.

3. Когда миновало тридцать лет, как-то раз р. Симеон бен Шетах шел по улице, и два мудреца с ним. А было в обычае у законоведов, что если ученики проходили мимо них, то кланялись им и укрывали свои лица из почтения перед ними. И вот мамзер Иошуа' прошел мимо р. Симеона и сопровождавших его мудрецов с высоко поднятой головой и не поклонился им как какой-нибудь богохульник или нечестивец, и направился он в большое училище в Тивериаде. Когда мамзер прошел мимо, один из мудрецов заметил: это мамзер. Другой добавил: мамзер и сын скверны. Мамзер пошел своей дорогой, и как случилось в этот день, так же он поступал изо дня в день, пока все мудрецы не стали говорить про него, что он мамзер.

Пришел его учитель в училище, чтобы читать своим ученикам трактат Незикин, и этот мамзер также явился в училище и начал учить юношей Галахе. Тогда встал один из них и сказал ему: ты не можешь учить, ибо всякий, кто в присутствии своего учителя преподает Галаху, подлежит смерти! И ты взялся обучать Галахе в присутствии своего учителя как мамзер и сын скверны! И, отвечая, этот злодей бесстыдно заявил: это вы злодеи и сыновья блудниц; ибо поистине, вы смотрите в книгу, но не понимаете, что правое, а что левое, кто учитель, а кто ученик, что добро, а что зло, кто благороден, а кто из черни. Если вы знаете, ответьте мне: кто мудрее, Моисей или Иофор? Если вы скажете, что Моисей, то это ошибочное утверждение, ибо Моисей перенимал обычаи у Иофора и слушал его указания; поэтому говорю вам, что Иофор превзошел в мудрости Моисея, того Моисея, о котором вы говорите, как о великом пророке, ибо сказано в Писании: «он верен во всем дому Моем» (Чис 12:7), «и не было более у Израиля пророка такого, как Моисей» (Вт 34:10), «устами к устам говорю Я с ним» (Чис 12:8). Когда мудрецы услышали, что говорит этот мамзер, они собрали всех учителей и рассказали им об отступничестве и изменничестве этого мамзера, и договорились между собой: мы должны исследовать, кто его отец и кто мать, из какого он рода, и кто его учитель, чтобы стало ясно все его дело.

4. Это дело стало известно народу, и некоторые говорили: мы слышали о его матери, что она, будучи замужем, родила от злодея и развратника Иоханана, и что ее муж из-за позора убежал и скрылся, и мы ничего не знаем о нем. После этого все мудрецы пошли к его матери, и она вышла к ним. Они спросили ее: кто ты и чья ты дочь? Она отвечала: я происхожу из рода царя Давида. Они спросили: как тебя зовут? Она ответила: мое имя Мириам. Кто твой супруг? Она сказала: Иосиф бен Пандира. Где он? Она отвечала: тридцать лет назад он ушел от меня, и я ничего о нем не знаю. Они спросили: чей сын твой ребенок? Она сказала: его сын, так как я забеременела за три месяца до того, как он ушел, и я его больше не видела. Мудрецы сказали ей: но об этом ребенке говорят, что он мамзер и сын скверны!

Тут вспомнил р. Симеон бен Шетах и сказал: слушайте, братья, что я хочу открыть вам об этом деле. И он сказал: она говорит правду; тридцать лет тому назад ее супруг Иосиф приходил ко мне, — он учил у меня Галаху, — и он рассказал мне, что провел ночь в училище, а его соседом был развратник Иоханан; и как только Иосиф ушел из дома в училище, тотчас же этот Иоханан проник к его жене и переспал с нею один раз или дважды, хотя она была нечиста. Она, однако, не поняла, что это был Иоханан, но подумала, что это ее супруг Иосиф. Когда наутро Иосиф вернулся из училища, он нашел свою жену плачущей, сетующей и бьющей себя по лицу. И она сказала ему: горе мне и горе тебе! Супруг спросил ее: Мириам, почему ты плачешь и отчего огорчено твое сердце? Она, отвечая, сказала: как же мне не плакать и не горевать и не бить себя по лицу после того, как ты этой ночью дважды совершил насилие надо мною, хотя я была нечиста?! Когда упомянутый Иосиф поразмыслил над этим делом, он заподозрил, что это сотворил злодей Иоханан, который положил на нее глаз, поскольку она была красива и привлекательна. Теперь я понимаю, почему Иосиф захотел уйти в Вавилон; верно, он стремился избежать позора и поношения; так он и сделал, ушел и больше не возвращался.

Тогда Мириам сказала: раввуни, так было дело, так оно и произошло, но я до сих пор пребывала в неведении относительно этого; Г[осподь] ведает истину, ибо Он видит мое дело и судит меня по праву; ведь даже в мыслях мне не приходило на ум совершить подобное прегрешение; и я до сих пор полагала, что я невиновна, но теперь вижу, что я осквернена, муж мой бросил меня, а мой сын — мамзер, горе мне! И сказал р. Симеон этой несчастной: свидетельствую, что ты невиновна! Тогда схватили они развратника Иоханана и приговорили его к смерти, и он сознался перед судом в том, что он совершил. Поэтому говорят наши учители, — да будет благословенна память о них! — что собственное признание на суде весит столько же, сколько показания ста свидетелей. И постановили также мудрецы, что мамзера Иошуа' следует убить за то, что он в присутствии своего учителя преподавал Галаху и учил против Неба (Бога). Тогда отлучили его от Израиля и постановили впредь именовать его не Иошуа', а Иешу, что значит «да изгладится имя его и память о нем»; и действительно, с тех пор его называли только этим именем.

5. Когда он услышал об этом деле и узнал, что он на самом деле мамзер и сын скверны, что у его матери был любовник, и что мудрецы приговорили его к смерти, он пришел в страх и поспешил уйти из Тивериады в Иерусалим; но Мириам осталась дома. Потом послали в Вавилон, чтобы ее муж подтвердил верность этого дела, и он подтвердил, когда после появился в Вавилоне.

В это время страной правила царица Елена, жена Константина[148]. Что же тот мамзер? Он проник в святилище, где находился камень основания, потому что эту основу заложил сам Б[ог]; и это был тот камень, на котором Иаков, — м[ир] е[му]! — приносил жертвы, и на котором буквами было написано непроизносимое Имя; всякий, кто овладеет этой тайной, может творить все, что пожелает. И мамзер захотел овладеть тайной. Мудрецы Израилевы, однако, очень боялись, что молодые израильтяне захотят изучить буквы, чтобы творить непотребные дела; поэтому приняли благоразумные меры [предосторожности]. Два медных льва сидели у двух железных колонн перед входом в святилище; и тот, кто входил изучать буквы, при выходе они рычали на него так, что он их тут же забывал, а если он записывал их на пергаменте, они не выпускали его наружу. И что сделал этот мамзер? Он произнес буквы над своим бедром, затем разрезал его, не испытывая боли, положил исписанный пергамент в бедро, затем снова произнес буквы, и кожа на его бедре затянулась. Когда он выходил, львы зарычали на него, и он забыл то, что выучил; однако пергамент оставался на месте, и [когда он пришел к себе], то вновь разрезал бедро, вынул пергамент и изучил буквы в спокойной обстановке. Он был единственным, кто так поступил, и таким образом приобрел способность творить все, что пожелает.

6. Когда он почувствовал, что он обладает силой, он пошел и собрал триста десять богатых и разумных юношей из знати Израиля и проповедовал им, говоря: поистине, вы не знаете, что значит сказанное в Писании: «весь Израиль имеет удел в будущем мире»[149]. Слово «Израиль» означает, что один человек увидит в себе Б[ога], и это я. Мое имя «Иешу» происходит от слова «жить», и ваше число — триста десять — также означает слово «жить»[150], и я говорю вам, что мои возлюбленные будут жить и унаследуют этот удел, если уверуют в меня и последуют за мной. Так знайте же и веруйте, что я есть Сын Бож[ий]. Я знаю, что мудрецы Израилевы собрались, приговорили меня к смерти и объявили, что я мамзер и сын скверны, но я не обращаю внимание на их слова, ибо должно знать, что я пришел в мир, будучи послан Отцом небесным, и все, что пророки предвещали о Мессии, сбылось на мне. Доказательством этому служит то, что Исаия сказал о мне и моей матери: «вот, дева во чреве приимет и родит Сына, и назовут его Эммануил» (7:14); моя мать зачала от Г[оспода], Который создал меня в ее теле, и она родила меня. Не удивительно ли, что, прежде чем я пришел в мир, обо мне и моей матери пророчествовал пророк Исаия? И он сказал: «ликуй и веселись, дщерь Сиона! Ибо вот, Я приду и поселюсь посреди тебя... И прибегнут к Г[осподу] многие народы в тот день, и будут Моим народом» (Зах 2:10–11/14–15). Вы найдете и другое доказательство того, что я происхожу от Б[ога] и рожден Им, в Книге псалмов, где мой предок Давид, — м[ир] е[му]! — вдохновенный свыше, говорит: «возвещу определение: Г[осподь] сказал мне: ты Сын Мой; Я ныне родил тебя» (2:7). Доказательством же того, что Б[ог] зачал меня без полового сношения, но посредством Духа вошел в лоно моей матери, служат слова: «вот, Я приду и поселюсь посреди тебя». И поскольку моя мать зачала меня от Святого Духа, сыны Израилевы назвали меня мамзером. Но вы видели и знаете, что моя мать была обручена с Иосифом, который был великим мудрецом, познавшим замысел Всевышнего; и когда он узнал тридцать лет назад, что она зачала сына, то ушел в Вавилон, но вовсе не из-за страха. Мудрецы, собиравшись, неверно судили обо мне, что для меня не удивительно, ибо им должно было собраться, как пророчествовал мой предок Давид, — м[ир] е[му]! — говоря: «зачем мятутся народы, и племена замышляют тщетное?», «расторгнем узы их, и свергнем с себя оковы их», а также: «и князья совещаются вместе против Г[оспода] и Мессии Его» (Пс 2:1–3). В этом псалме Давид предсказал обо мне все от начала до конца, начиная от слов «зачем мятутся народы и племена замышляют тщетное?», и далее: «Я помазал царя Моего над Сионом, святою горою Моею» (2:6); но «восстают цари земные, и князья совещаются вместе против Г[оспода] и Мессии Его». Здесь говорится, что я буду помазан и обо мне замыслят злое, но всех, кто замышляют против меня, постигнет немилость [Божия], и над ними исполниться то, что сказал мой предок Давид, — м[ир] е[му]! — «ты поразишь их жезлом железным; сокрушишь их как сосуд горшечника» (2:9). Они говорят обо мне, что я мамзер[151], но я рожден Бог[ом]; они называют меня сыном скверны, но я сын Всесвя[того]. Моя мать не знала мужчины в этом мире, но зачала от самого Г[оспода], поэтому ее зовут Мириам, — читайте не «Мириам», но «Марийа». И это они мамзеры, как сказал пророк о них: «ибо они дети блуда» (Ос 2:4). Если вы ныне последуете за мной и будете соблюдать мои заповеди, то войдете вместе со мной в рай и получите мой удел.

Юноши сказали ему: если ты таков, как ты говоришь, сотвори знамение или чудо! Мамзер спросил их: какое чудо вам сотворить? Они сказали ему: сделай так, чтобы встал парализованный, который никогда не стоял на ногах. Они пошли и принесли ему одного парализованного; он произнес над ним непроизносимое Имя, возложил на него руку, и тот стал ходить. Когда юноши увидели это знамение, они простерлись перед ним ниц и уверовали в него.

7. Когда сыны Израилевы увидели, что некоторые еретики из народа уверовали в него, они составили совещание и положили схватить его. И схватив его, привели к царице Елене, жене Константина, в чьи руки тогда перешла власть после Навуходоносора, царя Вавилонского, за 70 лет до разрушения Храма. И обратились они к царице Елене: владычица царица, этот человек, называемый Иешу, есть мамзер и великий чародей, благодаря чему он совращает мир и соблазняет Израиль, говоря, что он Мессия. За это он заслуживает смерти. Поэтому мы схватили его и привели к тебе, чтобы ты судила по справедливости и вынесла суровый приговор этому сыну погибели. Тут Иешу раскрыл уста и сказал: владычица царица, эти люди преступники и о них сказал мой предок Давид, — м[ир] е[му]! — «доколе нечестивые торжествовать будут?» (Пс 93:3) И еще сказал он: «кто восстанет за меня против злодеев; кто станет за меня против делающих беззаконие?» (Пс 93:16). Ты должна знать, что их речь лжива и обманчива, и они только ищут силы, чтобы погубить мир. Если бы они имели надо мною силу, как я имею над ними, то они бы растерзали меня сейчас же. Ты должна знать, госпожа, что я Сын Бож[ий], а не чародей, и ты найдешь в Писании, что пророчествовал обо мне пророк Исаия: «и произойдет отрасль от семени Иессеева, и ветвь произрастет от корня его» (11:1). Исследуй это, и ты найдешь, что я это семя и этот корень; посему остерегайся их советов, как об этом писал мой предок Давид, — м[ир] е[му]! — «блажен муж, который не ходит на совет нечестивых» (Пс 1:1).

На это ответили мудрецы и сказали: владычица царица, не верь этим словам и суди не по плоти, а по духу. И когда он говорит из Писания: «блажен муж», знай, что в слове «муж» заключена такая же цифра, как и в слове «Иешу», и слово «Иешу» состоит из букв, которые означают: «да изгладится имя его и память его». Поистине тот, кто носит такое имя, погубит мир, и мы утверждаем, что это сей человек, о котором сказано в Писании: «проклят человек» (Иер 11:3). Если он выдает себя за пророка, то о таком сказано: «а кто поступит так дерзко, что не послушает священника... [тот должен умереть]» (Вт 17:12). Он мамзер и сын скверны, а не Сын Бож[ий], и заслуживает того, чтобы его предали по суду одному из четырех наказаний[152]. Царица выслушала их слова и сказала: в вашем Законе написано: «по закону, которому они научат тебя, и по определению, какое они скажут тебе, поступи, не уклоняйся ни направо, ни налево от того, что они скажут тебе» (Вт 17:11); и в другом месте говорится: «жезлом уст своих поразит землю, и духом уст своих убьет нечестивого» (Ис 11:4); и еще написано: «во дни его Иуда спасется и Израиль будет жить безопасно» (Иер 23:6). Тут выступил Иешу и сказал: я и есть он, ибо я убиваю и оживляю, и это те великие знамения, которые никто кроме Мессии делать не может. Услышав это, царица изумилась и послала с ним своих доверенных людей, чтобы они увидели, как он оживляет мертвых. И они пошли к гробницам язычников и к гробницам израильтян, и он вывел мертвецов из гробниц. Мамзер произнес над ними непроизносимое Имя, и они ожили, и привели их живыми к царице. Когда царица увидела это, она поверила во все его слова, что он Бо[г]. Тогда она послала за мудрецами Израилевыми, плюнула в лицо им и сказала, что презирает в своем сердце их веру. И пришло ей на ум обречь всех иудеев на истребление, убиение и погибель[153], — у[паси] Б[ог]! — и они все стояли перед нею опозоренными и обесчещенными. И настали тяжелые времена для израильтян, ибо каждый день собирались против них огромные толпы, и вскипели жаркие споры между ними и израильтянами: эти говорили одно, те — другое, так что ничего иного не могли больше делать. После этого Иешу сказал царице: оставайся с миром, да будет тебе благословение Отца моего небесного и мое благословение; я хочу отправиться в Верхнюю Галилею, ибо так велит мне Отец мой небесный. И царица сказала: благословение твое со мной, иди и возвращайся.

8. Итак Иешу ушел в Верхнюю Галилею. Когда иудеи узнали, что Иешу удалился от них, они пришли к ней и сказали: владычица царица, этот человек небывалый чародей, и его колдовство таково, что он может привлечь многих людей и отложиться от тебя. Тотчас же царица послала многих всадников и вестовых, и велела привести его. Они пошли и нашли его в Верхней Галилее соблазняющим людей, которым он говорил: я Сын Бож[ий], и о том, что мне надлежало явиться в мир, говорил мой предок Давид, — м[ир] е[му]! — «Г[осподь] сказал мне: Я ныне родил тебя». И когда посланные увидели, скольких он соблазнил, они хотели схватить его и отвести к царице, но люди Верхней Галилеи воспротивились им, и между ними завязалась борьба. И сказал им Иешу: не сражайтесь с этими мятежниками! О них сказано: «упорны пред Г[осподом]» (Вт 31:27 и др.). Пусть же они упорствуют, но царица увидит, что я исполняю волю Отца моего небесного, и те знамения, которые я творю, спасут меня. Если вы не верите, что я Сын Бож[ий], принесите мне глиняных птиц. Они принесли их, он произнес над ними непроизносимое [Имя], и они ожили, взмахнули крыльями и взлетели ввысь. — Если вы и теперь все еще не верите, что вы хотите, чтобы я совершил? — Тогда каждый из них сделал из глины в своем доме волов, овец, ослов, коров и птиц, и принесли их ему, и он оживил их, произнеся [непроизносимое] Имя. Когда все эти преступники и отщепенцы увидели, что он совершил, то упали на землю, простерлись пред ним ниц и уверовали в него. Затем Иешу велел этим отщепенцам и преступникам, чтобы они принесли большой мельничный жернов и бросили его в воду. Тут он произнес [непроизносимое] Имя, и жернов стал плавать по воде будто бы ореховая скорлупа. Затем он сам вошел в воду, сел на жернов верхом и поехал на нем по воде точно посуху. Все отщепенцы, видевшие это, пришли в изумление. А Иешу сказал им (посланным царицей): я поеду по морю, а вы идите по суше и расскажите вашей владычице царице, что вы видели собственными глазами. Тут поднялся ветер и понес его по морю, а посланные вернулись к царице по суше и сказали ей: мы исполнили все, что ты велела, и своими глазами видели [великие] знамения и чудеса. И рассказали ей обо всем, что увидели.

9. Когда Иешу пересек море верхом на мельничном жернове, который плавал как ореховая скорлупа, царица изумилась этому и была весьма поражена. И велела явиться всем старейшинам и мудрецам Израилевым и сказала им: вы говорили мне, что Иешу занимается колдовством, но те знамения и чудеса, какие он творит, и все, что он совершает каждодневно, — я думаю, все это свидетельствует о том, что он не Иешу, а Сын Бож[ий]. Старейшины, отвечая, сказали ей: владычица царица, не думай так и не обращай внимания на эти дела, колдовские и чародейские, ибо мы предупреждали тебя, и снова говорим, что он мамзер и сын скверны, и что он чародей, о котором написано в Законе: «если восстанет среди тебя пророк или сновидец, и представит тебе знамение или чудо... то не слушай слов пророка сего и сновидца сего; ибо [через сие] искушает вас Г[осподь, Бог ваш], чтобы узнать, любите ли вы Г[оспода, Бога вашего]» (Вт 13:1,3). А что он Сын Бож[ий], как он утверждает, то пусть приведут его сюда, и его позор станет очевиден.

Понуждаемая мудрецами Израилевыми царица велела передать Иешу, что желает узнать истину в его деле, и послала к нему знатных людей, приказав привести его с почетом. Таким образом он явился к ней, и с ним пришли многие из отщепенцев, уверовавших в него. Но прежде, чем Иешу предстал перед царицей, мудрецы и старейшины Израилевы собрались на совет и сказали друг другу: все, что он творит, он творит при помощи непроизносимого Имени; нам нужно выбрать разумного молодого человека, чтобы он пробрался к камню основания, на котором написано непроизносимое Имя, и выучил бы его, и тогда он сможет делать то же, что и Иешу перед царицей Еленой. И выбрали одного разумного молодого человека по имени Иуда Искариот, который был весьма умен и проницателен, и сказали ему: сделай то-то и то-то. И велели ему пробраться к камню основания, выучить непроизносимое Имя и записать его на пергаменте, а потом спрятать пергамент в своем теле и выйти оттуда. Он так и сделал, вынес его в своем теле и, выучив [буквы], приобрел силу творить все, что пожелает.

Тем временем Иешу с молодыми людьми по своей воле прибыл к царице, и царица тотчас же поднялась с места, оказала ему и его приверженцам великий почет и воскликнула: благо тебе, да пребудет с тобой Святой Дух! Тотчас же она послала за мудрецами и старейшинами Израилевыми, которые пришли к ней, и с ними Иуда Искариот. Когда Иешу увидел старейшин, он обратился к царице, говоря: да будет известно, что сказал мой предок Давид, — м[ир] е[му]! — об этом времени: «псы окружили меня, скопище злых обступило меня» (Пс 21:17). Ныне настало время и сбылись пророчества: вот, входят сюда беззаконные люди! Но мне сказано пророком: «не бойся их; ибо Я с тобою, чтобы избавлять тебя, сказал Г[осподь]» (Иер 1:8). Когда старейшины Израилевы подошли к царице, и Иуда Искариот с ними, встал Иешу напротив них, и они напротив его. И после многих речей и препирательств Иешу увидел себя в большом стеснении и сказал: обо мне пророчествовал мой предок Давид: «[но Бог избавит душу мою от власти преисподней,] когда примет меня» (Пс 48:16). Ныне Он воззвал ко мне, и я взойду к Нему на небо. Сказав эти слова, Иешу взмахнул руками, как орел крыльями, и воспарил между небом и землей. Все люди, видевшие это, пришли в изумление. И весь Израиль, увидев это, поразился.

Тогда мудрецы сказали Иуде Искариоту: послужи Г[осподу] нашему, взлети над ним и сбрось его, — оскверни его своим семенем, чтобы он больше не мог пользоваться [тайным] знанием. Повинуясь их приказу Иуда Искариот тотчас же взлетел над ним, запачкал и забрызгал его своим семяизвержением, отчего тот осквернился и упал на землю. Ибо он (Иешу) не имел никакой другой власти, кроме власти [непроизносимого] Имени, и когда был осквернен семяизвержением, то лишился ее. И когда он (Иуда) осквернил злодея Иешу, то осквернился семенем и сам, после чего они оба стали нечистыми и одновременно упали на землю[154]. — И все мудрецы языческие (=ноцримы, христиане) знают сию тайну, и вот почему они ругают и проклинают Иуду Искариота. Но с тех пор, когда они спорят и ссорятся между собой, они говорят друг другу: да случится с тобою то, что Иуда [И]скариот сделал с Иешу!

Тотчас же Иешу лишился своей силы вследствие осквернения, совершенного Иудой, и из него вылетели буквы, составляющие непроизносимое Имя. Теперь, когда израильтяне увидели, что он вовсе не имеет никакой силы к спасению Израиля от бедствия, они укрепились против него. И ослабела воля царицы, поверившей в слова мудрецов. Царица спросила Иешу: где твои дела, где те чудеса, которые ты творил? И отвечая, мамзер сказал: владычица царица, знай, что пророчествовал обо мне пророк Исаия, — м[ир] е[му]! — «разделилось сердце их, за то они и будут наказаны: Он разрушит жертвенники их, сокрушит кумиры их. Теперь они говорят: нет у нас царя, ибо мы не убоялись Г[оспода]; а царь, — что он нам сделает?» (Ос 10:2–3) Это пророчество Исаии, — м[ир] е[му]! — относится к этому народу, сбившемуся с пути истины и верящему лжи; посему и послал меня Г[осподь], открыв мне сие...[155] Я знаю, что должен претерпеть от рук человеческих страдания и смерть, но те, кто уверовал в меня, избегнут осуждения в геенну, как сказал пророк Исаия: «он понес на себе грех многих и за преступников сделался ходатаем» (53:12). И я говорю им: «неужели Я не накажу за это? и не отомстит ли душа Моя такому народу, как этот?» (Иер 5:9), «бедствие постигнет их» (Иер 2:3).

Тут мудрецы обратились к царице, говоря: «не слушай слов [пророка] сего... не соглашайся с ним и не слушай его; и да не пощадит его глаз твой, не жалей его и не прикрывай его» (Вт 13:3,8). И они сказали ей: отдай его в наши руки; мы завяжем ему глаза и будем бить его, и если мы увидим, что он скажет, кто его ударил и чем ударил, — тогда мы предоставим его твоей власти: делай с ним, что хочешь; но если он не скажет, позволь нам сделать с ним то, что мы считаем нужным. Царица ответила: да будет так. И тотчас же отдала его в их руки. Что сделали с ним мудрецы Израилевы? Они надели ему на голову шерстяную шапку, испачканную калом, и завязали ее так, чтобы он не мог видеть, потом позвали вельмож царицы и представили его глазам всего Израиля. Затем 70 старейшин стали в круг и взяли в руки 70 палок из гранатового дерева, маслины, смоковницы и других деревьев, а Иешу поместили в середину [круга]. Подошел к нему один из них и ударил его палкой из гранатового дерева, и они, не открывая его лица, спросили: скажи, кто ударил тебя?[156] Он отвечал, что его ударил Адам, а это был Неффалим. Они спросили: чем он ударил тебя? Он отвечал: смоковницей, — а это было гранатовое дерево. Тут вельможи сказали ему: ложь то, что ты говоришь, и ложь то, что ты делаешь. Когда Иешу увидел себя в стеснении и бедствии, и увидел свое осмеяние, — ибо он оказался в руках мудрецов, которые теперь могли поступить с ним по своей воле, — он скорее предпочел бы смерть, чем жизнь. Иудеи, находящиеся здесь же, говорили: мы хотим, чтобы его побили камнями как Азазела; а другие говорили: мы хотим, чтоб его не убили сейчас, но чтобы он страдал и мучился целый месяц; наконец, третьи, советовали: не нужно побивать его камнями, но пусть каждый израильтянин придет и плюнет ему в лицо. Старейшины же и другие люди били его палками и нанесли множество ударов, а женщины били его сандалиями. Тут Иешу поднял глаза[157] и произнес: Отец мой небесный, я «не умру, но буду жить» (Пс 117:17); «кто бы дал мне крылья, как голубю? я улетел бы и упокоился бы» (Пс 54:7); «Г[осподи]! услышь молитву мою, и вопль мой да придет к Тебе. Не скрывай лица Своего от меня; в день скорби моей приклони ко мне ухо Твое; в день, [когда] воззову [к Тебе], скоро услышь меня; ибо исчезли, как дым, дни мои, и кости мои обожжены, как головня; сердце мое поражено, и иссохло, как трава; от голоса стенания моего кости мои прильнули к плоти моей. Я уподобился пеликану в пустыне; я стал как филин на развалинах» (Пс 101:2–7); и далее: «я ем пепел, как хлеб» (Пс 101:10); «Ты, Г[осподи], пребываешь во веки; престол Твой — в род и род» (Плач 5:19). В другом псалме говорится обо мне: «избавь от меча душу мою и от псов одинокую мою» (Пс 21:21); сделай так, чтобы от псов этих «вселилась бы душа моя в страну молчания» (Пс 93:17). «Кто восстанет за меня против злодеев? кто станет за меня против делающих беззаконие?» (Пс 93:16); о них свидетельствует пророк: «лица свои сделали они крепче камня» (Иер 5:3).

Когда отщепенцы и уверовавшие в него услышали эти слова, то подняли горестный плач и стенания, и стали рвать себе усы и бороды. Узнав об этом, царица велела привести его (Иешу) к ней и отдать иудеям. Она сказала: поскольку он соблазняет мир, утверждая, что он Сын Бож[ий], и с помощью колдовства привлек к себе и восстановил всех этих гнусных людей против иудеев, его следует убить, ибо таким же образом он может восстановить их и против меня. Ныне отдаю его в ваши руки: пусть спасет сам себя, — а если нет, значит, он подлый нечестивец, чародей и мамзер, как вы мне про него говорили. Тут печаль и стоны Израиля обратились в ликование, а скорбь — в праздник.

10. Тотчас же они взяли его, отвели в Тивериаду и перед входом в синагогу связали и бросили его на землю. Каждый по своей воле бил его сильными ударами. Тем временем все отщепенцы, которые уверовали в него, и их священники[158], и собранные им триста десять учеников взялись за оружие и грозились убить всех его врагов, так что день и ночь шла большая борьба и происходили многочисленные убийства. И иудеи поступали с ними по своей воле.

Когда Иешу увидел, что сила покинула его, и он не может спастись, то обратился к старейшинам: не написано ли в Законе: «если увидишь осла врага твоего упавшим... то не оставляй его» (Исх 23:5). Так дайте мне что-нибудь поесть и попить. Они взяли склянницу с неразбавленным уксусом и дали ему пить. И отведав горечь, он громко сказал своим ученикам: радуйтесь, ученики, и все, которые слышат это; на мне исполнилось пророчество: «в жажде моей напоили меня уксусом» (Пс 68:22). После того, как на его голову надели венец из терна и колючек, испачканный калом, он сказал: смотрите также, как на мне исполнились слова: «и дали мне в пищу желчь» (там же). Отщепенцы же подняли крик, стали плакать и причитать и бросились в сражение за него, так что разразилась большая бойня, где отец убивал сына, а сын убивал отца, но все же, когда израильтяне стали одерживать верх над сторонниками Иешу, он сказал: братья мои и ученики, не сражайтесь за меня, ибо Отец мой небесный позаботится обо мне, и я исполню то, что сказал пророк: «я предал хребет мой бьющим и ланиты мои поражающим; лица моего не закрывал от поруганий и оплевывания» (Ис 50:6). Но, все-таки, вам нужно быть снисходительными к ним и закрывать глаза на это, ибо все, что происходит, делается для того, чтобы я мучился и страдал за вас и тем самым очистил бы вас от грехов.

Он сказал израильтянам: обо мне говорится: «вот, раб Мой будет благоуспешен, возвысится и вознесется, и возвеличится», и так до конца пророчества (Ис 52:13). И так же сказал он израильтянам в присутствии злодеев, нечестивцев и преступников: о ком гласит сие пророчество, если не обо мне? «Над кем вы глумитесь? против кого расширяете рот, высовываете язык? не дети ли вы преступления, семя лжи?» (Ис 57:4) О вашем упрямстве предупреждал меня дух Г[осподень]; но Г[осподь] помазал меня и послал благовествовать нищим, исцелять смиренных сердцем, проповедовать узникам освобождение[159], чтобы исполнились стихи: «радостью буду радоваться о Г[осподе], возвеселится душа моя о Боге моем: [ибо Он облек меня в ризы спасения, одеждою правды одел меня, как на жениха возложил венец, и], как невесту украсил убранством» (Ис 61:10). Так я предстану пред Отцом моим небесным, а что вы хотите сделать, в этом вам не будет успеха. «Вот, рабы Мои будут есть, а вы будете голодать; рабы Мои будут пить, а вы будете томиться жаждою; рабы Мои будут веселиться, а вы будете в стыде; рабы мои будут петь от сердечной радости, а вы будете кричать от сердечной скорби» (Ис 65:13–14). Вас изгонят из страны, и вы будете скитаться во мраке в посмеянии и проклятии[160], рассеянные по землям, от изгнания к изгнанию, и никто не поможет вам. Все, что вы хотите, известно мне от Отца моего небесного, еще прежде, чем я пришел в этот мир; и тогда я испытывал большой страх, но Отец мой небесный сказал мне: «не бойся и не страшись [их[161]]; ибо вот, Я спасу тебя из далекой страны» (Иер 30:10), «Я и выведу тебя обратно» (Быт 46:4). Затем сказал мне Отец мой небесный: за все те мучения, которые они причинят тебе, спросится с них; поэтому все, что вы со мной делаете, вы делаете как с камнем бесчувственным. Пророк Иеремия пророчествовал обо мне, говоря: «не радуйся ради меня, неприятельница моя! хотя я упал, но встану» (Мих 7:8). Знайте же, что все, что происходит со мной, предсказано Небом.

Когда отщепенцы услышали это, они возрыдали так громко, что их плач был слышан повсюду. И, собравшись, отщепенцы стали бросать в иудеев камни. Они схватились за мечи и камни и напали на иудеев, так что иудеи пришли в большой страх и разбежались. Тотчас же отщепенцы явились в темницу, разбили засовы и вывели пленника наружу. Они взяли Иешу и с 316 его учениками (?) ушли в проклятую страну, в область Антиохии.

11. И что же сделал мамзер? Он сказал своим ученикам: ожидайте меня, ибо Отец призывает меня к Себе, — а вы ждите меня здесь до моего возвращения. Он прибег к этой хитрости, потому что видел, что он не может ничего сотворить при помощи букв [непроизносимого] Имени, поскольку был осквернен. Посему он задумал пойти в Египет и обучиться там колдовству, и из-за этого сказал ученикам, чтобы они его ожидали. И он направился в Египет и оставался там продолжительное время, усердно обучаясь колдовству[162]. Затем он покинул Египет и поспешил в Антиохию к своим ученикам, которые простерлись перед ним ниц, плача и рыдая. Он сказал им: не печальтесь, ибо Бог послал меня, чтобы дать вам дожить до великого спасения[163]. Когда они посадили его верхом на осла, он обратился к ним: стойте и слушайте, потому что так повелел Отец мой небесный, и об этом предсказывал пророк, — м[ир] е[му]! — «ликуй от радости, дщерь Сиона, торжествуй, дщерь Иерусалима: се Царь твой грядет к тебе, праведный и спасающий, кроткий, сидящий на ослице и молодом осле» (Зах 9:9). И в тот же час все поклонились ему и простерлись перед ним ниц.

12. После своего возвращения замыслил Иешу вновь проникнуть в святилище и выучить буквы [непроизносимого] Имени. Он задумал пойти в Иерусалим в те дни, когда израильтяне справляют праздник. А на Пасху много израильтян сходилось в святилище. Иешу позвал своих учеников и велел им, чтобы все надели одежду одинакового цвета, — цвета удачи Иешу, — и когда это было исполнено, они всей толпой направились в Иерусалим, будто бы на праздник. Но он, собрав их, заставил поклясться ему, что они будут хранить в тайне то, что он появится в Иерусалиме. Для этого он обманул их, говоря, что мог бы явить великие чудеса, но иудеи ищут погубить его, потому что он говорил с Отцом своим небесным. Так всей толпой они пришли в Иерусалим.

13. Но среди них был один человек по имени Папа бен Рецицта, который считал, что все дела его поддельны, обманчивы и лживы. Он не пошел вместе с Иешу и всей толпой в святилище праздновать Пасху, но направился этот Папа к мудрецам и открыл им все замыслы и намерения [Иешу], и сказал им так: что дадите вы мне, если я приведу вас в то место, где скрывается Иешу? Они сказали ему: мы сделаем тебя великим среди нас. Он сказал им: сейчас он в святилище, но он заставил всех нас принести клятву, что мы не выдадим его и не причиним ему никакого вреда. Они спросили Папу: как же мы узнаем его? Он сказал: сейчас он среди отщепенцев, которые явились из Антиохии; идите следом за мной в святилище, но сделайте вид, что вы не связаны со мной; между тем хорошенько следите, какому человеку я поклонюсь; тот человек, которому я поклонюсь, и есть Иешу. Они так и сделали, как сказал Папа.

Иешу же намеревался похитить непроизносимое Имя так, как он сделал это в первый раз. Как поступили мудрецы? Собравшись, они все вместе пришли в святилище как обычные люди, пришедшие на праздник, незамеченные и молчаливые. Так поступили они. Но их глаза неотрывно следили за толпой отщепенцев, одетых в одинаковые одежды. И когда увидели, что Папа подошел и поклонился Иешу, тотчас же бросились мудрецы, возложили на него руки и воскликнули: мамзер, [сын] скверны, соблазнитель и совратитель, притеснитель, обманщик людей, утверждающий, что Г[осподь] помазал тебя Мессией, избавителем Израиля, — где те знамения и чудеса, которые ты творил?! Тотчас же они схватили испуганного Иешу, дрожащего, безмолвного и не могущего открыть рта. Когда ученики Иешу увидели это, они грозились, что будут воевать с Израилем, доколе не вызволят его, но не посмели ничего сделать, ибо вокруг было много иудеев и пришедших [на праздник] паломников. Когда Иешу понял, что не вырвется из рук израильтян, он сказал своим ученикам: не говорил ли я вам, что так должно было произойти; для чего вам бороться с ними? О них написано: «но за Тебя умерщвляют нас всякий день, считают нас за овец, [обреченных] на заклание» (Пс 43:23). И еще сказал о них пророк: «ваши руки полны крови» (Ис 1:15). И в Писании сказано обо мне Отцу моему небесному: «и пророков Твоих убили мечом» (3 Цар 19:10). И ученики подняли большой плач.

Но Иешу знал, что ему грозит смерть от повешения, и когда еще владел буквами, составляющими непроизносимое Имя, то заклял все деревья в мире, как плодоносные, так и неплодоносные, чтобы они не могли принять его. Так же ученики его думали, что он освободится от рук старейшин посредством своего колдовства, и ничего не предпринимали. А это было вечером, перед наступлением субботы, — в этот день люди соблюдают пост и ходят печальные, — и в этот день мудрецы решили повесить его; да исполниться то, что заповедано: «истреби зло из среды себя» (Вт 13:5). Они взяли его, связали ему руки и ноги и повесили его на дереве, но дерево тотчас же обломилось, потому что было им заговорено. Также происходило и с другими деревьями. Иешу промолвил: я знаю, что иудеи ничего не смогут сделать, чтобы умертвить меня. Ученики его, услышав это, подняли рыдания и плач, ибо они видели, что все деревья ломались под ним, не в силах его вынести. От того они впали в еще большее заблуждение и говорили, что это происходит из-за его великой праведности.

И вот его вели мимо одного старика, который жил в доме, стоящем у огорода, а в том огороде был капустный ствол, — то есть не дерево, — но в высоту больше, чем пальма. И этот старик, увидев ведомого на смерть, вспомнил древние письмена, в которых предсказывалось, что разгорится борьба в Израиле из-за на одного мамзера, и этот мамзер будет приговорен к смерти через повешение, но все деревья будут ломаться под ним, ибо он заговорит их непроизносимым Именем, и чародейство этого Некоего[164] будет иметь большую силу. Тогда старик сказал старейшинам: нужно повесить его на этом стволе! И тот ствол принял его, потому что он заговорил только деревья. Так он оставался висеть до ночи, и многие юноши и женщины бросали в него грязь, метали стрелы и камни. Но к ночи по велению старейшин его сняли, — да исполнится так, как сказано: «тело его не должно ночевать на дереве» (Вт 21:23), — и, сделав так, похоронили его.

14. После этого [к гробнице] пришли отщепенцы. И замыслили отщепенцы похитить тело Иешу и спрятать его в другом месте, чтобы потом объявить, что он вознесся на небо, и чтобы из-за этого иудеи оказались под страхом великого истребления. В это время шел мимо один иудей по имени Иуда садовник[165], и услышал он слова отщепенцев и понял их замыслы. Что сделал этот Иуда? Как только наступила ночь, он похитил Иешу из той гробницы и зарыл его в своем саду. Затем, когда [той же ночью] отщепенцы пришли, чтобы взять его, и открыли гробницу, то обнаружили, что гробница пуста, потому что Иуда садовник уже унес тело. Тогда отщепенцы воскликнули: воистину, он был Сыном Бож[иим] и Мессией, и Отец небесный взял его к Себе на небо! Теперь мы потребуем взыскать за эту кровь и отомстить израильтянам так, чтобы никто из них не остался в живых.

Тотчас же они явились к царице и сказали: владычица царица, вот, тот, кого погубили иудеи, был Сыном Божи[им]; он доказал это многими знамениями как при жизни, так и теперь, когда его предали смерти. Иудеи думают, что они убили его и похоронили, но его нет в гробнице, потому что Отец взял его к Себе на небо, и на нем исполнилось пророчество, заключенное в стихе: «[но Бог избавит душу мою от власти преисподней,] когда примет меня» (Пс 48:16). Яви же свою милость, владычица царица, вели разведать и исследовать это дело, и потребуй его (Иешу) у иудеев: пусть предъявят его тебе живым или мертвым. Их нужно либо истребить, либо они должны уплатить выкуп [за кровь невинного].

Тотчас же царица велела позвать мудрецов и спросила их: тот человек, о котором вы говорили мне, что он лжепророк, где он и что вы с ним сделали? Они отвечали: мы удавили его, так как он заслужил эту смерть по суду. Она спросила их: после того как вы умертвили его, что вы с ним сделали? Они отвечали: мы его похоронили. Пойдите, сказала она, к гробнице и найдите его, если он есть там, ибо его приверженцы говорят, что он взошел на небо и его нет в могиле той. Царица послала вместе с иудеями своих доверенных людей, чтобы они посмотрели и доложили, есть ли он в гробнице, или нет его там. Они пришли к гробнице и никого там не обнаружили. Тогда они все вернулись к царице и сказали: мы никого там не нашли. Она спросила их: в какую гробницу вы его положили? может быть, это не та гробница? Но они молчали, смущенные, и не могли ничего ответить. Тогда поверила царица в то, что говорили ей отщепенцы, и поверила в то, что все деяния Иешу были верны и истинны. И сказала мудрецам: итак, если вы не найдете его и не покажите мне того, кого вы умертвили и похоронили, я велю никого из иудеев не оставлять в живых в целом мире, — у[паси] Б[ог]! — ибо вы cыны погибели, которые подняли руку на Сына вашего Господа, и я велю перебить вас всех до одного человека. Мудрецы воскликнули: дай нам времени 5 дней! И она ответила мудрецам: даю вам это время, ищите его.

15. После этого Израиль наполнился стонами и плачем; все израильтяне от мала до велика облеклись в траурные одежды и соблюдали пост, сокрушаясь, а отщепенцы ликовали. Мудрецы переходили от места к месту в страхе, потому что шел уже пятый день, а его (Иешу) все еще не могли найти. В этот день р. Танхума вышел из города и отправился в сады, не переставая плакать и сокрушаться. Тут его глаз упал на Иуду садовника, и он увидел, что тот ест и пьет своем саду, поет и танцует. Р. Танхума сказал ему: преступный, или ты не иудей? что ты веселишься и празднуешь, когда весь Израиль погружен в скорбь? Иуда садовник спросил: а какое бедствие постигло Израиль? И поведал ему р. Танхума обо всем, что случилось. Тогда и Иуда садовник рассказал ему, как он обманул отщепенцев и что сделал с телом (Иешу). И он сказал: не надо печалиться, ибо он в моей власти; возрадуйтесь же...

И поспешил р. Танхума, и рассказал о том, что узнал, старейшинам и мудрецам Израилевым, и сказал им: вы получили хорошую весть, «утешайте, утешайте народ Мой» (Ис 40:1); над отщепенцами же сбудется то, о чем говорится в стихе: «замышляйте замыслы, но они рушатся; говорите слово, но оно не состоится: ибо с нами Бог!» (Ис 8:10) Р. Танхума собрал всех израильтян и объявил им: знайте, что злодей, мамзер и сын скверны нашелся, ибо Иуда садовник взял его из той гробницы! И он рассказал им о том, что поведал ему Иуда садовник, что он (Иешу) находится в его саду. Тогда возликовали все израильтяне, заиграли в трубы, затрубили в шофары и направились в сад Иуды садовника, и крикнули ему: дай нам злодея, мамзера и сына скверны! Он сказал им: не дам, но могу продать его вам. Они спросили: сколько ты хочешь за него? Он сказал: я хочу 30 сребреников. И дали ему сколько он просил. Потом пришли к месту захоронения [Иешу], выкопали его наружу, связали за ноги веревкой и поволокли его по улицам Иерусалима с большим позором; и так волочили его по улицам до царицы Елены[166]. И сказали ей старейшины Израилевы: вот нечестивец, мамзер и сын скверны, о котором отщепенцы говорят, что он вознесся ввысь! И поведали ей историю Иуды садовника. Тогда умолкла царица, [насмехаясь[167]] над мамзером и отщепенцами, восхваляя Г[оспода] и мудрецов, и они ушли от нее в великой радости. Узнав об этом, ученики Иешу разбежались в одну сторону и в другую сторону.

16. Мудрецы Израилевы попросили царицу дать им разрешение и вынести повеление, что им дозволяется творить суд и месть над отщепенцами, так, как они поступили с Иешу. Тотчас же она дала им разрешение поступать так, как им заблагорассудится. И они предали смерти многих из них. Остальные бежали, однако израильтяне преследовали их и предали смерти многих из них с их (мудрецов) соизволения. А было у него (Иешу) 12 учеников, трое из которых ушли в Армению, трое в Рим, трое в приморские области. И принялись они соблазнять людей, так что многие примкнули к ним, отчего произошла большая резня между ними, и многие были убиты, многие потеряли имущество, ибо уверовавшие [в Иешу] убивали своих близких без пощады. Тем не менее они не оставляли Закона Израилева, так что иудеи не могли посещать святилище оттого, что туда ходили отщепенцы.

Когда мудрецы увидели все это, они собрались и сказали: тридцать лет миновало с тех пор, как был умерщвлен Иешу, но с того дня и до сих пор мы не имеем ни мира, ни спокойствия; и все это постигло нас из-за многих наших прегрешений, ибо Г[осподь] наказывает нас за наши грехи и грехи наших отцов; ныне исполнилось то, что было сказано: «они раздражили Меня не богом, суетными своими огорчили Меня: и Я раздражу их не народом, народом бессмысленным огорчу их» (Вт 32:21). И воскликнули мудрецы: «долго ли они будут мучить нас?!» (Исх 10:7) И одни из них говорили другим: нужно выбрать такого мудреца, который отвратил бы отщепенцев от нашего Закона, чтобы он пошел с ними и вызвал бы у них отвращение и ненависть к нему. Но, поскольку наша душа обязывает нас предать такого человека отлучению и проклятию, то мы возьмем этот грех на себя, лишь бы только наступили спокойствие и мир, лишь бы прекратились вражда и смертоубийства, ибо мы взываем к ним (отщепенцам) и увещеваем их уже в течение 30 лет, но они не оставляют своей лжи и обмана. Мы разъяснили им, что он (Иешу) был мамзером и сыном скверны, но они все же не раскаялись и не возвратились [к Богу]. И поскольку им запало в сердце, что он был Сыном Божиим, пусть же они пойдут в погибель, как погиб Иешу, их Мессия. Пусть же следуют по пути, который они избрали; мы же обретем спокойствие и избавимся от вражды. И, рассудив, решили так и поступить.

17. Они выбирали из своей среды мудреца по имени Элияху и сказали ему: мы все вместе умоляем тебя, чтобы ты оказал нам помощь; тебе известно о всех лишениях и бедствиях, которые мы терпим со времени Иешу и до сих пор, и что мы не имеем никакого спокойствия от его учеников, — посему весь Израиль обращается к тебе и заклинает тебя найти средство помочь ему; ты должен отвратить заблудших от Закона Израилева. Итак, примкни к ним и опекай их, но не от полного сердца; а за все, что ты сделаешь, мы ответим пред Г[осподом] нашим и возьмем этот грех на себя. Теперь отправляйся в святилище и выучи непроизносимое Имя, как это сделал Иешу, чтобы ты мог творить все чудеса, которые ты пожелаешь, и чтобы они (отщепенцы) поверили тебе. Он согласился с ними и сделал так.

18. Тотчас же он направился в Антиохию, где пребывали отщепенцы, и объявил им, что они должны собраться и собрать всех отщепенцев, которые были в других местах. И он сказал им: братья мои, сыновья Иешу! знайте, что я ученик Иешу, и он мой Господь; он послал меня к вам научить вас тому пути, которому вы должны следовать, и тем делам, которые вы будете делать. Они весьма обрадовались, собрались и попросили его: яви нам знамение или чудо, что ты воистину его ученик. Он сказал им: принесите мне мертвого, и я оживлю его; приведите мне слепого, и я сделаю его зрячим; дайте мне парализованного, и я сделаю так, что он пойдет на своих ногах; — испытайте меня в чем хотите, и вы убедитесь, что мои слова истинны. И он сотворил все это перед ними силою непроизносимого Имени. Тогда они воскликнули: это наш Бог, который явился спасти нас и на которого мы уповаем! И они поклонились ему и простерлись перед ним ниц.

Тогда они спросили его: где сейчас Иешу? Он сказал им: он пребывает на небе у Отца. Затем он добавил: внемлите тому, что Иешу велел мне передать вам, наказав, чтобы никто из вас не преступил никакое его слово, но исполнил все, что будет ему к защите.

И вот какую заповедь дает вам Иешу. Прежде всего он напоминает вам о том, что сотворили с ним иудеи, ибо Отец его небесный послал его, чтобы спасти вас; и о том, что он претерпел ради вас; поэтому он желает, чтобы вы также вынесли все, что заповедует вам Иешу. Поскольку он является врагом иудеев и отрекся от них, то и вам велит, чтобы вы сделали то же самое, чтобы удалились ото всех дел их, ибо они — мерзость для вас, как о том говорится в стихе: «новомесячия ваши и праздники ваши ненавидит душа Моя» (Ис 1:14). И посему повелевает он вам не соблюдать ни субботы, ни праздников их. — Тотчас же отщепенцы подняли руки и прославили Иешу.

И далее заповедует вам Иешу сделать его образ (zoreh): две деревянные балки, стоящие одна вдоль, другая поперек, и он посредине; а также изобразите его раны, которые он получил, и его застывшую кровь, и гвозди, которыми прибили ему руки и ноги, — да будет это вам в память обо всем, что случилось с Иешу, ибо он понес раны и претерпел мучения из любви к вам, и не прибегнул при этом к мести. Точно также и вы претерпевайте все из любви к нему, и не причиняйте иудеям никакого ущерба, как это делал он, когда еще был в теле (=жил на земле). И кто преступит [эту заповедь], тот должен быть отвержен в этом мире и не должен иметь никакой части в будущем мире, то есть в раю; таким образом, он запрещает вам месть, дабы вы не пошли в геенну. И далее заповедует он вам, чтобы каждый, кто прольет кровь израильскую, заплатил бы [за это] своей кровью. Также заповедует он, чтобы вы совершали свои молитвы отдельно [от израильтян], и чтобы вы заключали браки только между собою; а кто спит с иудейкой, душа того пойдет в геенну.

И далее заповедует он вам: поскольку иудеи соблюдают субботу, в которую они не занимаются никакими делами, то вы воздерживайтесь от работы в первый день недели, а в субботу не отдыхайте, поскольку Иешу отверг ее, но почитайте первый день [недели], в который Иешу восстал из могилы и вознесся на небо. Также заповедует он вам, чтобы всякое животное, [а также] дикую и домашнюю птицу, — проливайте их кровь и ешьте их, как написано: «как зелень травную даю вам все» (Быт 9:3). Равно заповедует он вам следовать по пути любви и согласия, так что если иудей говорит: пройди со мной одну милю, — то вы идите с ним две мили и соблюдайте с ним мир, ибо этого [именно] желает Иешу. И далее заповедует он вам называть иудеев евреями, поскольку они находятся по ту сторону течения реки; вы, однако, должны называться гоями согласно стиху: «Я предал (goj) хребет мой биющим и ланиты поражающим; лица моего не закрывал» (Ис 50:6) и т. д., и положите себе на сердце, что если причинят вам иудеи что-нибудь, то не платите злом за зло.

Далее заповедует он (Иешу) вам, если иудей ударит вас кулаком по правой стороне, то вы подставьте ему левую сторону, чтобы он ударил по ней, и говорите, что терпите это из любви к Иешу, — и не причиняйте иудеям ни больших, ни малых огорчений. И далее заповедует он вам, если оскорбит вас иудей, то не наказывайте его, но говорите: из-за высокомерия своего поступаешь ты так, — и позвольте ему идти [своей дорогой]. Поскольку Иешу принял [от них] смерть ради вас, то и вы должны соблюдать добродетель смирения. И также предостерегает он вас и говорит вам, что если вы хотите обрести удел Иешу в будущем мире, то вы должны терпеть все зло, которое причинят вам иудеи, но отвечать им добром и милосердием, и за это он обещает вам благой удел в будущем мире. И еще повелевает он вам, чтобы вы выбрали из своей среды старейшин, за которыми бы вы следовали.

И они все, отвечая, сказали: все, что мы услышали от тебя, сделаем!

После того, как он был готов говорить с ними (так!), он сказал: Иешу повелел мне, чтобы я отделил себя от вас и ото всех людей, и вел отшельническую жизнь, не вкушая ничего кроме хлеба, воды и плодов, — чтобы я был чист, когда он (Иешу) захочет говорить со мною.

И тотчас умолкли все отщепенцы, и не творили больше зла иудеям.

19. После этого Элияху направился в Тивериаду, и с ним все отщепенцы, уверовавшие в Иешу. Там он объявил, чтобы триста десять учеников [Иешу] пришли и объединились с ними. Они все пришли и спросили: кто ты такой? Он отвечал им: я посланец Иешу; он послал меня к вам, чтобы передать вам заповеди, которым вам надлежит следовать. Они сказали: сотвори для нас чудо. Он спросил их: что вы хотите, чтобы я сотворил для вас? Они сказали: покажи такое знамение, [чтобы мы поверили тебе]. Тогда он сказал: приведите ко мне хромого, прокаженного, слепого, и я сделаю так, что они исцелятся. Тотчас же привели их, и он сотворил с ними все, что хотел. — После этого они простерлись перед ним ниц и воскликнули: воистину, мы веруем, что ты апостол Иешу, поскольку ты сотворил то же, что и он, — и теперь мы говорим тебе: ты послан к людям также как и он!

Тогда Элияху сказал ученикам: Иешу пребывает у Отца своего на небе; и он берет на себя мщение врагам своим иудеям, как сказано об этом Давидом в псалме: «сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих» (109:1). В тот же час восхвалили его ученики, и он передал им те заповеди, о которых говорилось выше, и повторил перед ними все, что им надлежит взять на себя. И он сказал: главное, чего хочет Иешу от вас, чтобы вы отделились от иудеев в Законе, в языке, в сообществе, в субботе и праздниках, и чтобы вы построили собственные молитвенные дома. И они все, отвечая, сказали: как ты говоришь, так мы и сделаем! И с тех пор отделились отщепенцы[168] [от Израиля] и поступали так, как он предписал им. — Они спросили, как его зовут, и он ответил: св[ятой] Паоло[169].

И ученики отделили себя друг от друга (так!), и злодеи удалились [из сообщества Израилева], после чего они перестали быть иудеями, и, наконец, наступило спокойствие. И они построили для св[ятого] Паоло башню, в которой он жил в уединении, получая от них еду и питье.

20. После этих событий вторично возникло царство Персидское[170]; и жил в это время один гой по имени Нестор (названный так из-за своей свирепости), и он вступил в спор с мудрецами по многим вопросам. Он прибыл в страну Израильскую и заявил, что многие установления и слова св[ятого] Паоло были заблуждением. Он сказал им (=ноцримам): св[ятой] Паоло совратил вас, говоря вам, что вы можете не обрезываться, тогда как по обычаю вы должны быть обрезанными, ибо и Иешу был обрезан. И далее он (Паоло) поступил как еретик, когда сказал, что Иешу был рожден Бог[ом]; но он был рожден женщиной, как и все, и был Сыном Человеческим, и только Святой Дух покоился на нем как на пророках. Этот Нестор был первым, кто посеял среди ноцримов раздоры, поскольку он обратился к их женам, говоря им: св[ятой] Паоло повелел мужчинам, чтобы они брали столько жен, сколько они пожелают; это значит, что все другие, кроме первой [жены], будут у них в качестве прислужниц; но я хочу, чтобы [в доме] была одна жена, и чтобы вы были уважаемы вашими мужьями. И стал Нестор весьма почитаем среди их женщин. Тотчас же он повелел, чтобы никакой человек не имел больше чем одной жены под страхом отлучения и наказания в будущем мире. Так возникли противоречия между учениями Нестора и св[ятого] Паоло; посему гои не совершают молитв в молитвенных домах Нестора, равно как сторонники Нестора не совершают молитв в молитвенных домах св[ятого] Паоло.

После этого Нестор направился в Вавилонию, в местечко, называемое Хацица, и все люди (=мужчины) разбегались от него. И вот навстречу ему вышли одни только женщины, — а Нестор был деспотичным от природы человеком. И спросили его женщины: что привело тебя к нам? Он сказал им: я хочу, чтобы вы принесли мне жертвенного хлеба и вина, чтобы откушать его с вами в Хацице. И после того, как каждая хозяйка принесла свою жертву, чтобы он освятил ее, тут же женщины набросились на него, нанося ему сильные удары, и под их руками он скончался.

21. В те времена жил в Израиле человек, называемый Симеон Кифа, [называемый так,] потому что он обычно сидел на том самом камне, на котором пророчествовал пророк Иезекииль на реке Ховаре. Он был главой певцов, и слышал голос, исходящий от того камня, и так ему переходила великая мудрость. И они (ноцримы) завидовали тому, что он принадлежит Израилю, и р. Симеон знал об этой зависти. Что сделал он? Он пошел на праздник Кущей и поднялся на Елеонскую гору в день Гошана-рабба, и они (ноцримы) пришли поспорить с р. Симеоном. Однако он победил их по всем наукам, так что они не имели никакой силы опровергнуть его. Они испугались столь великой мудрости и сказали друг другу: если мы не отнимем у мудрецов иудейских этого человека, то в самое короткое время он разрушит наше учение.

Тотчас же они схватили его и заявили ему: мы знаем, что это в Израиле нет мудреца подобного тебе, и ты имеешь власть добавлять и отнимать, устранять или подтверждать[171]. Г[осподь] ниспошлет [тебе] милость Иешу, если утвердишь нашу веру. Все наши мудрецы были иудеями, и мы исполняем все, что они нам заповедали; да и сам ты видишь, что наша вера день ото дня расширяется, и все больше и больше иудеев принимают ее. Такому мужу как ты не подобает оставаться с ними; тебе надлежит перейти к нам и обучить нас благим законам, заповедям и уставам, чтобы мы получили удел в будущем мире. Посему мы хотим сделать тебя своим руководителем, и никто не будет перечить тому, что ты повелишь. Он отвечал им: ваши слова хороши, но я не могу оставить мою веру. Они сказали ему: если ты не примешь нашу веру, мы истребим всех иудеев, так что не остается ни одного из них. Он сказал им: все в руке Г[осподней], и Его рука поможет нам.

И тогда они принялись губить иудеев, так что те убоялись и пришли все к р. Симеону, умоляя и говоря ему: сделай то, что они говорят, и спаси нас от них; яви свою великую мудрость, а мы возьмем на себя твое прегрешение! Гои же хватали и похищали иудеев, и продавали их в неволю[172], каждого иудея за тридцать сребреников, ибо за тридцать сребреников был продан Иешу[173]. И когда р. Симеон увидел все это, он сказал: лучше пусть продастся Симеон, нежели погибнет хотя бы одна душа в Израиле. Что сделал он? Он передал им, что желает встретиться с ними. — И вот их [папа и] епископ Сила (Sila')[174] пришли к нему, и он сказал им: что вы хотите от меня? если вы будете губить учеников иудейских, я ни за что не перейду к вам; но если вы будете следовать заповедям св[ятого] Паоло, которые он передал вам от имени Иешу, и если хотите, чтобы я был с вами, то исполните то, что я вам скажу. Вы должны прекратить преследовать иудеев и позволить им вернуться в свои дома, и более не гнать их, когда вам захочется; а также не мешайте им собираться в синагогах и никого насильно не обращайте в веру Иешу. А если вы не исполните этого, то иудеи будут говорить, что вы преследуете их вопреки вашим заповедям, и что ложь и обман являются...[175] Тотчас они дали слово р. Симеону, в том числе папа Сила: все что ты повелишь нам и постановишь, мы исполним. — С тех пор повелось, что каждый иудей, который из-за страха переходил к ним, поступал именно так.

И еще сказал он (р. Симеон) им: я заповедую вам, и беру такой обет на себя, что я не буду в течение всей жизни есть мяса в пятницу, ибо в этот день был убит Иешу; и я не буду пить во все дни мои никакого вина, не буду иметь никакой радости из любви к Иешу; я хочу быть отделен ото всех людей и пребывать в доме только с ним (Иешу), дабы ничто не отвлекало моих глаз, и дабы исполнилось написанное: «удаляйся от неправды» (Исх 23:7). И я даю обет вести отшельническую жизнь, чтобы мне открылись все тайны мира, и я бы мог дать вам благие законы и уставы, которым бы вы следовали. Посему я желаю, чтобы вы построили для меня башню, где я буду пребывать все дни моей жизни, чтобы никто не отвлекал меня от моей службы и мешал моим мыслям; так я укреплю вас в истине и наставлю на правый путь. Отныне вы не должны никого насильно крестить (bastomo) и принуждать принять вашу веру, разве только по его доброй воле, а если будете насильно обращать иудеев, то весьма повредите вашей вере и дадите им понять, что ваша вера дурна. Посему все, кто принимает вашу веру, должны принимать ее не иначе как по доброй воле; и даже если кто-то говорит, что принимает ее по доброй воле, все равно не принимайте его, пока он не проведет 30 дней в доме хороших людей; и не принимайте детей, которым не исполнилось 9 лет, ибо ребенок поступает неблагоразумно.

Тотчас же гои построили для него высокую башню, в которой он поселился, и это был у них первый папа из числа тех, кого греки называют Каллиеорус[176]. Во всем что он делал, заключалась большая хитрость, ибо он не принимал их пищи, падали и трефного, и не поклонялся их идолам. Таким образом он пребывал в башне в одиночестве, издавая постановления, которые гои должны были исполнять под страхом отлучения. За то время, пока он там жил, он составил для Израиля множество больших Пизмоним, которые были названы так по той причине, что он написал: «Знай, дом Израилев, который верует в Г[оспода] и в совершенный Закон, который следует Торе и поэтому называется Его уделом: я, Симеон Кифа, который терпит из любви к тебе все тяготы и великую нужду; я знаю, что есть правда и что ложь; так примите сии песнопения, которые я составил, чтобы Он простил меня и вас; и знайте, что все, что я сделал, я сделал по вашему поручению и ради вашего блага». Они приняли его письмо с радостным сердцем и послали главе изгнания, и показали песнопения руководителям училищ и синедриону, и все сказали, что они хороши и благозвучны, и что ими следует пользоваться в молитвах, и по сей день их читают по субботам. Этот Симеон Кифа был тем, кого гои называют св[ятым] Пиетро[177].


10. СРЕДНЕВЕКОВЫЕ АВТОРЫ О ЕВРЕЙСКИХ ПРЕДАНИЯХ

10а. Агобард Лионский

Канонизированный католиками архиепископ Лиона Агобард (779–840 гг.) прославился главным образом как убежденный и деятельный антисемит. В его время еврейская община в Лионе получила от французского короля ряд привилегий. Это вызвало раздражение местного христианского духовенства, лидером которого был Агобард. В послании к королю Людовику Благочестивому Агобард выдвинул против евреев множество обвинений, и, в частности, жаловался, что они «ежедневно проклинают Иисуса Христа и христиан в своих молитвах, называя их назарянами» (О дерзости иудеев). Письмо это не произвело на короля того воздействия, на которое рассчитывал автор, и вскоре Агобард написал специальный труд «О суевериях иудеев», в котором коснулся и «их измышлений о Господе».

Исследователи полагают, что Агобарду была известна одна из ранних версий Тольдот Иешу, ходивших среди евреев средневековой Европы. Однако передаваемые Агобардом еврейские сказания об Иисусе во многом являются обработкой знакомых всем евангельских сюжетов. В рассказе фигурируют Иоанн Креститель и апостол Петр, император Тиберий и Понтий Пилат. При этом поведение последнего в точности соответствует тому, что говорится о нем в апокрифическом Евангелии от Никодима (раздел IV, документ 1), а также в многочисленных христианских фабрикациях типа Донесения или Писем Пилата.

Внимания заслуживает сообщение о захоронении казненного Иисуса на дне обмелевшего канала, что напоминает соответствующие места Тольдот Иешу, а также упоминание о некоем безымянном иудее, которому было поручено стеречь могилу. Зная содержание еврейских преданий об Иешу, мы могли бы предположить, что речь идет о садовнике, тайно перезахоронившем тело Иисуса, но в изложении Агобарда этот сторож не называется садовником и нет никаких упоминаний о саде. Если здесь и можно нащупать какие-то следы Тольдот Иешу, то следы эти очень нечеткие. Невозможно установить прямую связь между данным сторожем и представленным Тертуллианом садовником, будто бы унесшим тело Иисуса (см. выше, документ 8б).

Между прочим Агобард касается и еврейского рассказа о дочери Тиберия, которой Иисус обещал рождение сына без соития с мужчиной. Этот рассказ отсутствует в известных нам версиях Тольдот'а, но появляется в некоей «истории Иешу», излагаемой Ибн Шапрутом в XIV в. (см. ниже, документ 10г). В данном случае мы действительно встречаемся с одним из сюжетов еврейских сказаний об основателе христианства, и видим, что сюжет этот бытовал уже во времена Агобарда. Примечательны и слова Агобарда о том, что еврейские старейшины читают (lectitant) такие истории. Это свидетельствуют о том, что в IX в. еврейские предания об Иисусе существовали в письменном виде.

Перевод отрывка из сочинения Агобарда выполнен по Патрологии Ж. Миня (PL T. 104. Col. 87–88).

О суевериях иудеев

Как учат их (иудеев) старейшины, Иисус в юности пользовался почетом среди них, потому что учителем его был Иоанн Креститель. И он (Иисус) имел много учеников, одному из которых он дал имя Кифа, что значит Петр, из-за тугости и медлительности его соображения. И когда народ встречал его на священном празднике, некоторые из юношей его компании (schola) бежали впереди него, взывая к нему из почтительности и уважения: осанна Сыну Давидову! Вследствие многих облыжных обвинений он был брошен в тюрьму в соответствии с указом Тиберия, дочь которого он сделал [беременной] (и которому он обещал, что она родит мальчика без соития с мужчиной), и побит камнями. По этой же причине его повесили на рогатине (furca) как отвратительного мага, а также били камнями по голове и таким образом убили. Затем его погребли на дне [обмелевшего] канала (aquaedictum) и приставили одного иудея охранять его [могилу]; ночью, однако, он (Иисус) был унесен внезапным переполнением канала; и хотя по приказу Пилата его разыскивали двенадцать лун, он так и не был найден. Тогда Пилат выпустил следующий указ: «Я заявляю, — сказал он, — что Он воскрес как и предсказывал; Он, кого из зависти вы погубили, и кого не нашли ни в могиле, ни в любом другом месте. Посему я объявляю, что поклоняюсь Ему [как Богу]; и всякого, кто не последует за мною в этом, предупреждаю, что в будущем он окажется в аду».

И все эти вещи измышляются их (иудеев) старейшинами и читаются ими с таким скудоумным упрямством, словно бы все эти выдумки способны затмить подлинную весть о благочестии и страданиях Христа, словно Ему не поклонялись бы как истинному Богу, не сделай этого Пилат и не выпусти он подобного указа.

 

10б. Амоло Лионский

Амоло наследовал Агобарду на архиепископской кафедре (841–852 гг.) и продолжил начатый своим предшественником «крестовый поход» против евреев Лиона и иудаизма вообще. Его перу принадлежит довольно объемная книга «Против иудеев»[178], в которой он периодически обращается к тому, что именно евреи говорят о Христе. С первого взгляда излагаемое Амоло представляется набором избитых, а местами просто неумных антисемитских выпадов. Совершенно невероятно звучит утверждение, что евреи проклинают Христа в каждой своей молитве, и уж совсем одиозно выглядит «исповедание» Иисуса раввинами. Однако при более пристальном взгляде обнаруживается, что в изложении Амоло (в гораздо большей степени, чем у Агобарда) присутствуют характерные мотивы и узловые пункты Тольдот Иешу: 1) внебрачное рождение от развратника Пандеры; 2) колдовство, которому Иисус обучился в Египте; 3) его повешение (а не распятие); 4) наличие сада как места его погребения, а также упоминание о капусте; 5) публичное осквернение извлеченного из могилы тела. Эти пункты, присутствующие в традиционных еврейских сказаниях об Иешу и фиксируемые Амоло в IX в., могут быть отнесены в более раннюю эпоху, поскольку присутствуют (кроме последнего пункта) в трудах Тертуллиана, Оригена и Арнобия Старшего. Что касается последнего пункта — публичного осквернения тела Иешу — то он, как мы говорили, встречается в одном из арамейских фрагментов из Каирской генизы. Примечательно, что этот же пункт появляется и в сочинении средневекового мусульманского автора Ибн Са'ида, который написал, что тело 'Исы (Иисуса) волокли на веревке по городским улицам[179].

Перевод отрывка из сочинения Амоло выполнен по Патрологии Ж. Миня (PL T. 116. Col. 158–169).

Против иудеев, 25–40

25. Они (иудеи) бесчестят Того, в Кого мы веруем, говоря, что в Законе Божием сказано о повешенном на дереве, что он проклят перед Богом, и поэтому велено погребать его до наступления ночи, и так, чтобы земля не была бы им осквернена[180]. Таким образом они отвергают Его распятие на древе и прибивание гвоздями, заменяя это пригвождение повешением. Но, продолжают они, будучи обесчещен повешением как все разбойники, по протесту и предписанию его учителя Иосия[181] Он был снят с дерева и брошен в могилу в саду (=в огороде), полным капусты (caulibus), затем, чтобы не осквернять Им земли.

39. Они же Господа нашего Иисуса Христа в неукротимой и гибельной ненависти своей называют на своем собственном языке: Ussum Hamizri, что на латинском означает «египетский разрушитель» (Dissipator Aegyptius)[182]. Не довольно ли, что их предки лично говорили Ему: «не правду ли мы говорим, что Ты самарянин и что бес в Тебе?» (Ин 8:48), а также Пилату: «мы нашли, что Он развращает народ наш» (Лк 23:2)? И, кроме того, увеличивая и питая греховных людей, вновь поносили и проклинали Его последователей, называя их египетскими разрушителями и принимая их за того египетского мага и лжепророка, который многих из них увлек в погибель, и о котором в Деяниях апостолов трибун говорит Павлу: «не ты ли тот египтянин, который перед сими днями произвел возмущение и вывел в пустыню четыре тысячи человек разбойников?» (21:38)

40. И говорят еще старейшины их, что после того, как Он был снят с дерева и кинут в могилу, то, как и все умершие, Он не воскрес, но вновь был выкопан из могилы и проволочен через весь город на виду у всех и так брошен, и посему до ныне могила его остается пустой, закиданной камнями и заброшенной, — и всего этого, чего они измышляют, предостаточно. Недаром у пророков читаем, что нечестие отцов этих нечестивцев не уступало нечестию Навуходоносора, царя вавилонского, и этому же нас учит история... Но они, не переставая поносить Его с упорством, которое ведет их в глубокую пучину бедствий, усердно распространяют свои предания о Нем и не допускают ни одной молитвы к Богу, в которой не проклинался бы Господь наш Иисус Христос. И исповедуют Его так: нечестивец и сын распутницы, рожденный от некоего язычника, которого называли Пандерой (Pandera) и о котором говорят, что Матерь Божия была им совращена, и от него-то, как мы веруем, Он и родился.

 

10в. Ал-Киркисани

Известный караимский писатель Йакуб ал-Киркисани около 937 г. написал на арабском языке «Книгу огней и сторожевых башен», в которой кратко упомянул о Иешуа'-Иисусе. Сообщение это целиком следует талмудической традиции и не привносит в нее почти ничего нового[183]. Исключением является лишь то, что ал-Киркисани связывает Иешуа' с загадочными «пещерными людьми», иудейской сектой, существовавшей в I в. до н. э. Не известно, правда, откуда ал-Киркисани взял эти сведения (в Талмуде таких данных нет) и насколько они достоверны. Но само по себе это сообщение весьма интересно.

В исследовательской литературе «пещерные люди» ал-Киркисани отождествляются с ессеями-кумранитами, которые, как известно, хранили свои свитки в пещерах. Стоит напомнить, что в Новом Завете ессеи не упоминаются ни разу. Однако, делаются предположения, что они могут фигурировать в нем под каким-нибудь условным обозначением. Так, например, некоторые ученые полагают, что ессеи подразумеваются под словом «звери», когда рассказывается о сорокадневном пребывании Иисуса в пустыне. В Евангелия от Марка 1:13 говорится, что Иисус был в пустыне «со зверями». Любопытно, что в кумранских Комментариях на Аввакума кумраниты называют себя «животными», «зверями» (1QpHab 12:4). По замечанию христианского писателя Исидора Гиспальского (ок. 570–636 гг.), «ессены (ессеи) говорят, что сам Христос был тем, кто научил их всякому воздержанию». Другой христианский автор Филастрий (ок. 330–390 гг.) указывал, что хотя ессеи не признают Христа своим Господом и Сыном Божиим, но считают его пророком и праведным человеком (Книга о ересях, 9)[184].

Цитата из сочинения ал-Киркисани приводится по кн.: Амусин И. Д. Рукописи Мертвого моря. М., 1961. С. 46.

Книга огней и сторожевых башен

Около этого времени там появилось учение секты, называемой пещерной. Такое наименование эта секта получила потому, что ее религиозные книги были обнаружены в пещере. Вскоре там появился Иешуа', который, по словам раввинов, был сыном Пандиры; он известен как 'Иса ибн Марйам (Иисус, сын Марии). Он жил в дни Иешуи, сына Перахийи[185], о котором говорят, что он был дядей 'Исы со стороны матери. Это произошло в царствование Августа Кесаря, правителя Рима, то есть в период Второго храма.

 

10г. Ибн Шапрут

Шемтоб бен Исаак Ибн Шапрут родился в Турделе (Испания) в середине XIV в. Получив медицинское образование и занимаясь врачебной практикой, он стал известен все же как талмудист и полемический писатель. Обеспокоенный переходом некоторых испанских евреев в христианство, он написал ок. 1380–1385 гг. антихристианское сочинение «Камень испытанный». Одновременно он взялся за перевод отдельных фрагментов Евангелий на еврейский язык, желая предоставить своим единоверцам тот материал, используя который, можно вести полемику с христианским вероучением. Так, сохранился его перевод части Евангелия от Матфея, снабженный весьма едкими замечаниями.

В «Камне испытанном» Ибн Шапрут пересказывает вкратце два еврейских сочинения об Иешу. Первое из них, называемое «Историей Иешу ха-Ноцри», — несомненно, один из вариантов Тольдот Иешу. Зато второе сочинение, называемое «Историей Иешу бар Пандиры», по-видимому, до нас не дошло. Но то, что приводит из него Ибн Шапрут, позволяет дать ему определенную характеристику. Не смотря на нарочитую историчность (в тексте фигурируют знаменитые раввины, император Тиберий и даже Пилат), произведение это принадлежит еврейскому народному фольклору и вряд ли появилось раньше Тольдот Иешу. В нем звучат те же мотивы, описываются столь же сказочные вещи. И в первом, и во втором тексте Иешу предстает в обычном для раввинской традиции образе чародея-заклинателя, с которым борются вожди Израиля.

Перевод отрывка из сочинения Ибн Шапрута сделан по изданию: Krauss S. Das Leben Jesu nach Judischen Quellen. Berlin, 1902. S. 146–149.

Камень испытанный

Знайте, что у них (иудеев) есть много писаний, где описываются [чудеса и знамения Иешу]. Так, одно писание называется «История Иешу ха-Ноцри», и там сказано, что он жил во времена царицы Елены. Другое писание называется «История Иешу бар Пандиры», — оно написано на арамейском языке, — и там сказано, что он жил во времена Тиверия Кесаря.

В первом писании говорится, что Иешу разрезал себе бедро, не испытывая при этом боли, и положил туда непроизносимое Имя, записанное на пергаменте, потом удалился, вынул пергамент с письменами, и стал творить знамения и чудеса. Он обратился к молодым израильтянам: хотите увидеть знамение от меня? приведите мне парализованного, и я сделаю так, что он будет ходить. Тотчас же привели ему парализованного, еще никогда не стоявшего на ногах. Он произнес над ним непроизносимое Имя, возложил на него руку, и тот стал совершенно здоров. Затем он сказал: я есть сын Божий, оживляющий мертвых. Царица Елена послала к нему доверенных людей, и они убедились, что он оживил мертвеца. Они вернулись и рассказали ей об этом, и она была весьма изумлена. Тогда она призвала мудрецов и сказала им: поистине это великие знамения! И она выругала иудеев, которые боролись с ним, и они ушли от нее пристыженными и опозоренными.

Между тем люди Галилеи сделали птицу из глины, он произнес над ней непроизносимое Имя, и она взлетела в воздух. Тогда они упали перед ним на свои лица и простерлись ниц. Затем он сказал им: принесите мне большой жернов. И когда они доставили его, он бросил его в море, сел на него сверху и велел ему плыть по воде точно ореховая скорлупа. И пока он сидел на нем, налетел ветер и понес его по поверхности моря, и весь народ, видя это, изумлялся. Затем он заявил царице: я вознесусь ввысь к Отцу моему небесному. Взмахнув руками, он поднялся в воздух между землей и небом. Видя это, царица пришла в изумление, и весь народ весьма дивился этому чуду.

Далее [написано], что он (Иешу), зная, что ему грозит повешение, заговорил все деревья в мире, чтобы они не могли принять его тела. Когда его повесили на дереве, оно сломалось, и так ломались все деревья под ним и не принимали его.

Во втором писании говорится: Пилат гегемон, р. Иошуа' бен Перахийа, Маринус, старейший из иудеев, р. Иуда Ганиба и р. Иоханан бен Мутана привели Иешу бен Пандиру в Тивериаду к Тиберию Кесарю. И тот спросил их: в чем его дело? Он (Иешу) сказал ему: я Сын Божий, я раню и лечу; стоит мне повелеть, и мертвый оживает, и никогда не рожавшая женщина становится беременной без участия человека. Он (Тиберий) сказал: я хочу тебя испытать: у меня есть дочь, которая еще не знает мужчины; сделай так, чтобы она забеременела. Приведи ее, — молвил он (Иешу). Тогда он (Тиберий) сказал своему дворецкому: приведи ее. И он (Иешу) пошептал над ней, и она стала беременной.

Когда над Иешу был объявлен приговор, и его повели на распятие[186], — а это было в четвертом часу дня, — то он, произнеся заклинание, взлетел [в воздух] и сел на гору Кармель[187]. Р. Иуда Ганиба (=садовник) сказал р. Иошуа' бен Перахийа: я пойду и поймаю его. Тот ответил: иди и повторяй имя Божие, то есть непроизносимое Имя. Он направился и нашел его (Иешу). Когда он его хотел схватить, Иешу произнес заклинание, перенесся в пещеру Илии и запер ее изнутри. Иуда Ганиба подошел и приказал пещере: откройся мне, ибо я посланец Бога! И она открылась. Тогда Иешу снова хотел улететь как птица, но р. Иуда поймал его за край одежды и доставил к р. Иошуа' и его товарищам.

 

10д. Абу-л-Фатх

Самарянский летописец Абу-л-Фатх (XIV в.) оставил сочинение, посвященное истории своего народа, начиная с библейских времен, когда на территории Палестины образовался самарянский этнос, и вплоть до современных ему событий. Самаряне, хотя и придерживались близких к иудаизму религиозных воззрений, тем не менее являлись давними упорными противниками иудеев.

Отрывок из хроники Абу-л-Фатха, посвященный «пророку Иасу» (Иисусу Христу), представляет собой любопытное смешение раввинской, христианской и мусульманской традиций. В рассказе об Иасу чувствуется влияние новозаветных Евангелий, трудов Иосифа Флавия и коранических преданий. В распоряжении Абу-л-Фатха находились также и иные источники, не сохранившиеся до наших дней. Так, говорится о некоей «еврейской летописи», повествующей о «распятии Иасу с двумя (разбойниками?)». Это вполне могли быть апокрифические книги иудео-христиан.

Нижеследующий отрывок дается по кн.: Жамкочан А. С. «Самарянская хроника» Абу-л-Фатха. М.,1995; с небольшими уточнениями.

Самарянская хроника, 107–108

После первосвященника Натаниэля стал Иехикам, и пребывал на первосвященстве тридцать два года. В дни его родился Иасу, сын Марйам. От Хербуна, дяди по отцу Иосифа-плотника. [Получается] всех дней от Фануты[188] до того, как родился Иасу, тысяча триста лет, и было рождение его в Вифлееме, и стал [он] утверждать, что он пророк в Назарете, и были у него последователи и сторонники, и он послал их по странам. Из них Петр, его он послал в Рим, и послал Андрея и Матфея к черным (=в Эфиопию), Фому в Вавилонию, Филиппа в Киренаику и Ифрикию, Иакова в Иерусалим, а Симона в землю берберов. И вознамерился Ирод убить Иасу, но тот бежал от него. И преставился первосвященник Иехикам к милости Бога Всевышнего, и стал после него первосвященник Ионатан на первосвященстве, и пребывал двадцать семь лет. В дни Ионатана был наказан Иасу, убил его предводитель[189] в дни царя Тиберия, и был распят он и двенадцать человек с ним в Священном городе, и поместили всех в склеп. И я нашел в старой еврейской летописи, что с ним были распяты двое, и взял голову Иоанна Крестителя[190], убитого рукой Ирода из Себастии, ученик Иасу. А причина его именования Крестителем та, что иудеи принимали у него обряд омовения, каждого, кто хотел стать иудеем, и от ненависти их к Иасу запретили ему принять омовение в ней (?), и взял его упомянутый Иоанн и произвел его омовение в Иордане [около] Иерихона. И если иудеи совершали омовение в нем, считали, что тот, кто совершает омовение, очищается от всякой скверны и всех грехов.

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] В еврейской Библии, впрочем, подобный случай встречается в книге Иисуса Навина, где имя Eshtemoa' (21:14) передается и как Eshtemo (15:50).
[2] В раввинской традиции первоначально еврейское наименование «Бен Пантира» примерно в III в. заменяется арамейским «Бар Пандира».
[3] Krauss S. Das Leben Jesu nach Judischen Quellen. Berlin, 1902. S. 212–215.
[4] Об этой и других столь же сомнительных версиях см.: Herford T. R. Christianity in the Talmud and Midrash. London, 1903. P. 344 ff.; Mead G. R. S. Did Jesus Live 100 B. C.? London, 1903. P. 155.
[5] Strack Н., Billerbeck P. Kommentar zum Neuem Testament aus Talmud und Midrasch. / Das Evangelium nach Matthaus. Mьnchen, 1965. S. 38.
[6] Лучицкая С. И. Образ другого: мусульмане в хрониках крестовых походов. СПб, «Алетейя», 2001. С. 333–334.
[7] Krauss S. Das Leben Jesu... S. 187. Другая этимология имени Бен Стада (как искаженного Ben Stara – «Сын Звезды», одного из титулов Мессии, или Ben Sotda — от греч. swth,r – «Спаситель»), приводится в кн.: Dalman G. Jesus Christ in Talmud, Midrash, Zohar and the Liturgyof the Synagogue. Cambridge, 1898.
[8] Ранние христиане унаследовали эту традицию, именуя «учением Валаама» всякую ересь (2 Пет 2:15; Иуда 1:11), в частности, учение Николаитов (Отк 2:14).
[9] Раввинский термин «миней» (от слова «мин» – «род, сорт») служил обозначением еретика и идолопоклонника; им мог быть и саддукей, и ессей, и представитель иной оппозиционной раввинам секты; нередко термином «минеи» обозначались христиане. При этом необходимо учесть, что в категорию минеев входили только сектанты-евреи. Все другие, в том числе христиане из греков и римлян, по замечанию А. Тойнби («Постижение истории»), автоматически исключались раввинами из рассмотрения как не-евреи (гоим).
[10] Авода-зара, в данном случае, — язычник, идолопоклонник.
[11] О мамзерах см. документы 6а, 6г.
[12] Т. е. рабов и скот.
[13] Букв.: «из села Самы» (вариант: Секании). Судя по следующему отрывку (2.24), этот населенный пункт находился в Галилее. В названии многих селений Палестины присутствует слово «Кефар», в том числе и у евангельского Капернаума (Кефар-Нахума — «селении Наума»).
[14] «Ограда Торы (Закона)», «ограда мудрецов» — термины, обозначающие учение раввинов.
[15] Арам. bima — калька с греческого bh/ma — «суд, место суда».
[16] Арам. igemon — калька с греческого h`gemw,n — «глава, начальник»; в данном случае имеется в виду судья по религиозным вопросам. Т. Херфорд предположил, что речь идет о преследовании христиан при императоре Траяне в 109 г. (Herford T. R. Op. cit. P. 143), но такое предположение весьма спорно. См. раздел III, документы 3а–3з.
[17] Один из крупных галилейских городов к западу от Геннисаретского (Галилейского) моря.
[18] Букв.: «у него застряло в горле».
[19] Или: «имя Некоего». См. далее, прим. 53.
[20] Мишна. Абот, 1.10: «Не ищи близости с правящей властью».
[21] Слово 'alluophinu («волы») переводится также как «старейшины, предводители».
[22] Перевод арамейских слов hikdiah tabshilo как «пересоленное кушанье» приблизителен. Это образное обозначение ереси, лжеучения, встречаемое также в Мишне. Гиттин, 9.10 (4b) и ВТ Берахот, 34a.
[23] В Мюнхенском кодексе: «Иешу ха-Ноцри».
[24] Имеется в виду римский император Тит (79–81 гг.), завоеватель Иерусалима.
[25] Т. е. за сожжение Иерусалимского храма в 70 г. н. э.
[26] На это место имеется ссылка в Тосафот на Эрубин, 21б: «Во всяком случае верно то, что он варится в кипящем кале, как сказано в Гиттин, 57а о Иешу ха-Ноцри». Позднейшие еврейские легенды считали кипящий кал одним из адовых наказаний. См. также далее, документ 9в, § 10.
Нужно отметить,что подобные представления были распространены посвеместно. О безбожниках, в частности, об Эпикуре, говорили, что он в Аиде «сидит закованным в грязи и смраде» (Лукиан. Александр или лжепророк, 25).
[27] Это не слова Иешу, а ремарка автора фрагмента, ссылающегося на высказывание рава Аха бар Уллы (IV в.) в ВТ Эрубин, 21b.
[28] Во Флорентийском кодексе: «в канун субботы, в канун Пасхи».
[29] Достаточно загадочное утверждение, если принять во внимание, что это говорится об Иисусе Христе. По мнению Г. Штрака, поводом для такого утверждения послужило то обстоятельство, что Пилат противился казни Иисуса, а также то, что Иисус проповедовал Царство Божие. См.: Strack H. L. Jesus, die Hareticer und die Christen nach den Altesten judischen Angaben. Leipzig, 1910. S. 18.
[30] Известны многочисленные попытки отождествить этих учеников с апостолами Матфеем, Фаддеем, Павлом, учителем Никодимом и пр. По всей видимости, перечисленные здесь имена условны. Число учеников Иешу соответствует традиции, согласно которой по пять учеников было у ведущих представителей талмудической учености — Иоханана бен Заккаи (ум. 80 г.) и рабби Акибы (ВТ Абот, 2).
[31] Лидер фарисеев и председатель (наси) Иерусалимского синедриона в первой половине I в. до н. э.
[32] Александр I Йаннай из рода Хасмонеев, царь Иудеи 103–76 гг. до н. э. Иосиф Флавий рассказывает о многочисленных восстаниях против него и об истреблении им более 6 тысяч человек (Древности, XIII, 13.5; 14.2).
[33] Т. е. на призыв Симеона бен Шетаха Иошуа' решил вернуться в Иерусалим.
[34] Игра слов, основанная на двойном значении слова aksania (от греч. xeni,a) – «гостиница» и «содержательница гостиницы, трактирщица».
[35] Основная молитва иудейской литургии (Вт 6:4–9; 11:13–21; Чис 15:37–41).
[36] Т. е. идол. Полагают, что это было изваяние Гермеса-Меркурия (в Мишне: Merkulis — Сангедрин, 7; Авода-Зара, 4.1).
[37] Нет нужды отождествлять этого Иешу, проклятого рабби Иошуа', с Иисусом Христом. Описываемые события происходили за столетие до евангельских времен, в эпоху последних Хасмонеев, когда действовали фарисеи Иошуа' бен Перахийа и Симеон бен Шетах. Вероятно, в древнем предании речь шла об одном из учеников рабби Иошуа', впавшем в язычество, и только впоследствии вавилонские таннаи связали его с Иисусом Назарянином, исходя, видимо, из совпадения имен. В барайте к трактату Хагига, 77г в Иерусалимском Талмуде почти то же самое рассказывается о некоем безымянном ученике рабби Иуды бен Табая, коллеге Симеона бен Шетаха.
[38] Букв.: «учеников мудрецов» (talmid hakam).
[39] Лидда (библейский Лод) — город в Иудее к западу от Иерусалима, где во II–III вв. располагалась крупная раввинская школа. Законоучителей Лидды величали «старейшинами юга» (ИТ Хуллин, 132б).
[40] Имеются в виду магические формулы и заклинания.
[41] Hediot от греч. ivdiw,thj — «неразумный, невежда». Ср. 1 Кор 14:23; 2 Кор 11:6.
[42] В комментариях Раши поясняется, что египтяне, стремясь не допустить распространения магии в чужих землях, обыскивали всех пересекавших египетские границы и отнимали магические книги. Бен Стада же при возвращении в Палестину разрезал себе бедро, спрятал в рану магическую книгу и таким образом пронес ее через границу.
[43] Арамейский термин, обозначающий не включенную в Мишну традицию, — своего рода талмудический апокриф.
[44] Мнение Рав Хисды истолковывается так: Стада был законным мужем матери Иисуса, а Пандира — ее любовником, отцом Иисуса; поэтому последний мог называться и Бен Стадой, и Бен Пандирой. См.: Dalman G. Op. cit.
[45] Приводится другое мнение, согласно которому мать Иисуса звали Мириам (Мария), а Стада — ее прозвище. Следовательно, Бен Стада («сын Стады») — имя, данное по прозвищу матери.
[46] Город в Вавилонии, где находилась раввинская академия.
[47] В оригинале: stath-da, что обыгрывает прозвище «Стада».
[48] В Тосафот (толковании) на это место, составленном Иаковом бен Меиром (ум. 1171 г.), делается такое заявление: «Бен Стада — это не Иешу ха-Ноцри, потому что Бен Стада, означенный здесь, жил во время Паппоса бен Иуды, современника р. Акибы; Иешу же жил во время Иошуа' бен Перахийи, а р. Иошуа' жил гораздо раньше Акибы. Что касается Мириам, завивающей волосы женщинам, то таковая упоминается в трактате Хагига (ВТ Хагига, 4б); однако, там явствует, что она жила во время Рав Бебая (IV в.) и, следовательно, это была другая Мириам-завивальщица волос» (см. документ 4в).
[49] Букв.: «звездам» (kokabin).
[50] Следует заметить, что до этого рассказывалось, что Бен Стаду побили камнями. Данное указание сближает его с Иешу ха-Ноцри, которого, согласно ВТ Сангедрин, 43a, «повесили накануне Пасхи» (см. документ 2г.). Вешали для всеобщего обозрения уже трупы казненных, т. е. побитых камнями (Мишна. Сангедрин, 6.4).
[51] Комментарий Раши: «Паппос бен Иуда — муж завивающей волосы женщинам. Когда он выходил из дома на улицу, то запирал за собою дверь, чтобы она ни с кем не разговаривала. Хотя этот способ не самый удачный, так как вследствие этого часто возникает вражда, — она (жена) предохранялась таким образом от разврата».
[52] Обозначение «завивающая волосы» (magadella), встречающееся и в других талмудических текстах, навело исследователей на мысль, что здесь каким-то образом отразились рассказы о Марии Магдалине. См.: Herford R. T. Op. cit.; Strack H. L. Jesus, die Hareticer... S. 36.
[53] В Тосафот на это место сказано: «Ангел смерти рассказал, что она прежде встречалась ему, потому что это была Мириам, завивающая волосы женщинам, которая была матерью Некоего, как и написано в [трактате] Шаббат (104b)». Словом «некий» (pheloni) в раввинской литературе с некоторого времени стал обозначаться Иисус Христос.
[54] Т. е. апокрифы, не признанную синагогой литературу.
[55] Букв.: «с работными людьми». В последнем речении традиционно находят намек на мать Иисуса и Иосифа-плотника. Однако, как мы увидим далее, представление о знатном происхождении Марии сложилось в среде раввинов далеко не сразу, да и то под влиянием евангельских рассказов. Передавая раннюю еврейскую версию жизни Иисуса, Цельс описывал его мать как бедную женщину-поденщицу (см. далее, документ 8г). В ранних версиях Тольдот Иешу также ничего не говорится о знатном происхождении Мириам (документы 9а, 9б). Что же означает данное речение? Скорее всего, просто поговорку: хорошо начал, плохо кончил (о Валааме).
[56] Несколько ранее в этом же трактате (105а) Валаам изображается хромым на одну ногу и кривым на один глаз.
[57] Никакой отдельной истории или хроники Валаама ближе неизвестно. На этом основании сделано предположение, что миней, встретившийся Ханине, был христианином и имел в виду новозаветные Евангелия. См. Herford T. R. Op. cit. P. 72 ff. Однако то, что этот миней именует Иисуса Валаамом и соглашается с цитатой о «кровожадных и коварных», делает такое предположение весьма сомнительным. Другое мнение: под минеем здесь разумеется фарисей, знакомый с христианской традицией, и его вопрос является насмешкой. См.: Encyclopedia Judaica, Jerusalem, 1972–81. Vol. 10. P. 16.
Что касается Пинхаса, убившего Валаама, то его можно было бы принять за ветхозаветного Финееса, сына Елеазара, воевавшего с мадианитянами, когда погиб пророк Валаам (Чис 31:6–8), если бы не странное прозвище этого Пинхаса — Lista'e (вероятно, от греч. lh|sth,j – «разбойник»). Исследователи склонны видеть в этом слове сокращенное имя Pilista'e, т. е. Пилат, который мог называться также разбойником как ненавистный иудеям римский наместник. См.: Strack Н., Billerbeck P. Kommentar zum Neuem Testament aus Talmud und Midrasch. / Das Evangelium nach Matthaus. Mьnchen, 1965. S. 1025–1026.
[58] Следовательно, мамзер – это внебрачный ребенок. За прелюбодеяние с чужой, замужней женщиной полагалась казнь через удушение (ВТ Сангедрин, 49b).
[59] Полагают, что под этим свитком надо понимать еврейские родословные книги. Они хранились в архивах и были общедоступны (Евсевий Кесарийский. Церковная история, I, 7, 13). Что касается выражения «мамзер от замужней женщины», то оно как будто бы указывает на неверную супругу Паппоса бен Иуды и согласуется с еврейской версией о внебрачном рождении Иисуса, хотя толкование такое остается спорным.
[60] В русском синодальном переводе: «ибо проклят перед Богом [всякий] повешенный [на дереве]».
[61] Г. Штрак нашел в этом фрагменте косвенные указания на Иисуса Христа: отзвук его мессианского титула «Царь Иудейский», а также переработку евангельского рассказа о его распятии посреди разбойников. См.: Strack H. L. Jesus, die Hareticer... S. 18. Само по себе предположение такое любопытно, хотя связь этого фрагмента с Евангелиями довольно условная.
[62] Аллюзия на Чис 23:19.
[63] Вт 28:50; Дан 8:23.
[64] Раши и Тосафот говорят, что вопрос этот относился к Соломону. И только в Новое время здесь увидели намек на Иисуса.
[65] Или: «спасает себя именем Бога». Комментарий Раши: «Это относится к Валааму, который воскрешал именем Бога. Кто воскрешает именем Бога, тот приравнивает себя к Богу».
[66] В более ранних списках в этом месте стоит полное имя: «Иешу бен Пандира», далее — сокращенное: «Бен Пандира».
[67] Буквально: «две Силы». Речь идет, по видимому, о христианской концепции Бога Отца и Бога Сына.
[68] Это слово, заимствованное из греческого языка (evxe,dra — экседра, место учения), употребляется здесь иронически как обозначение виселицы. См.: Strack H. L. Jesus, die Hareticer... S. 44.
[69] Не стоит, однако, относить оскорбительное истолкование прозвища «Бен Пантира» в позднеталмудический период и приписывать его вавилонским амораям. Нужно учесть, что сочинение Цельса, в котором Пантера представлен внебрачным отцом Иисуса, появилось ок. 170 г., т. е. еще в эпоху таннаев и до письменного оформления Мишны.
[70] Ин 8:48.
[71] Буквально: «своими силами».
[72] Это замечание навело исследователей на предположение, что Цельс пользовался письменным источником, и что уже во II веке существовал своего рода Тольдот Иешу. См.: Krauss S. Jesus of Nazareth in Jewish Legend // The Jewish Encyclopedia. New-York–London, 1906. T. 7. P. 171.
[73] Об антихристианском взгляде на Иисуса как на мага и чародея см. также: Лактанций. Божественные установления, V, 3; Евсевий Кесарийский. Евангелические доказательства, III, 5–6.
[74] Заклинание именами божеств, особенно восточных, в эпоху Римской империи было весьма распространено. См.: Неверов О. Я. Египетская тематика в магических амулетах времени Римской империи // ВДИ, 2000, № 4. С. 154–158. Еще Цельс обвинял христиан в том, что они прибегают к магии и колдовству, пользуясь «варварскими именами демонов» (Ориген. Против Цельса, VI, 39). См. также: Евсевий Кесарийский. Евангелические доказательства, III, 6.33–35.
[75] Г. Далман считал, что рассказы о римском отце Иисуса распространяли таннаи II в., и что таким образом они хотели вызвать отвращение к основателю христианства, ибо римляне были ненавистны евреям как разрушители Второго Храма. См.: Dalman G. Op. cit.
[76] Krauss S. Jesus of Nazareth in Jewish Legend... P. 173. См. также: Bousset W. Der Antichrist in der Uberlieferung des Judenthums, des neuem Testaments und der alten Kirche. Cottingen, 1895. S. 92.
[77] Kohler K.; Ginzberg L. Armilus // The Jewish Encyclopedia. New-York–London, 1906. T. 2. P. 119.
[78] В одном из фрагментов из Каирской генизы говорится, что Иешу и казнен был в Тивериаде. См. далее, прим. 166.
[79] Впрочем, агадическая литература знает примеры того, что и праведники прибегали к помощи тайного имени Бога. В Мидраше рассказывается, что рабби Исмаил бен Элиша использовал шем ха-мефораш, чтобы взойти на небо и поговорить с архангелом Гавриилом. См.: Агада. Сказания, притчи, изречения Талмуда и Мидрашей. Пер. С. Г. Фруга. М., 1993. С. 257.
[80] Эта рукопись была раздобыта в конце XIX в. известным собирателем старинных еврейских свитков Э. Н. Адлером, почему и носит сингл «А». Издавший эту рукопись С. Краус считал ее сокращенным вариантом Тольдот Иешу и поместил после Страсбургской и Венской рукописей. Однако ряд моментов в тексте рукописи из Йемена заставляет полагать, что это не сокращенный, а именно ранний вариант сказания. По отношению к Страсбурской и Венской рукописям Йеменская находится в том же положении, что и Евангелие от Марка по отношению к Евангелиям от Матфея и Луки.
[81] О языке и письменности средневековых европейских евреев см.: Воевуцкий И. Н. Палеография иудейско-итальянских текстов // ППВ, 1978–1979. М., 1987. С. 34–44. Там же библиография на эту тему.
[82] Его содержание вкратце пересказал М. Гольдштейн в кн.: Goldstein M. Jesus in the Jewish Tradition. New-York, 1950. P. 148–154.
[83] Исх 18:13–27.
[84] Такого положения в еврейском праве нет (прим. С. Крауса).
[85] Легенда о том, что в Иерусалимском храме находился такой камень, по видимому, бытовала еще в Хасмонейский период (II–I вв. до н. э.). Ее источником послужили слова пророка Исаии 28:16. Особенную популярность легенда о «камне основания» приобрела после разрушения Второго Храма (70 г. н. э.). Ее поддержали мусульманские завоеватели: в 638 г. халиф Омар поднялся на Храмовую гору и нашел «камень (скалу) основания» — часть скальной породы, над которой позже была воздвигнута Куббат ас-Сахра (Купол скалы).
[86] Прообразом этой царицы, вероятно, была упоминаемая в трудах Иосифа Флавия и в Талмуде царица Елена Адиабенская, принявшая иудаизм и погребенная в Иерусалиме ок. 56 г. Впрочем, скорее всего, в образе этом соединены черты нескольких правительниц, включая Елену, мать Константина Великого (IV в.), а также Александру Саломею, правившую Иудеей в 76–67 гг. до н. э. после смерти своего мужа Александра I Йанная.
[87] На этот рассказ, очевидно, повлияли талмудические сообщения о еретике Бен Стаде, вынесшем магию из Египта «в знаках на теле» (документы 3а–3е). По распространенному в Средние века поверью, колдуны зашивали договоры с дьяволом себе под кожу, и пока договор там находился, колдун был неуязвим. Цезарий Гейстербахский сообщает, что у магов и еретиков Безансона дьявольские бумаги были зашиты под мышками (Диалог о чудесах, V, 19).
[88] В Вавилонском Талмуде говорится о пяти учениках Иешу (см. документ 2г). Антихристианский автор IV в. Гиерокл насчитывал 90 приверженцев Христа, которых он «изгнанный евреями, собрал в шайку и занялся разбоем» (Лактанций. Божественные установления, V, 3).
[89] Все библейские цитаты следуют масоретскому тексту.
[90] Т. е. хотите ли, следуя за мною, стать великими в этом мире? (прим. С. Крауса)
[91] Следует непонятное слово ushir (прим. С. Крауса). Возможно, производное от слова shir — «петь, пение».
[92] Ср. Евангелие детства Спасителя, 2; Евангелие Псевдо-Матфея, 27; Арабское Евангелие детства Спасителя, 36; Коран 3:43; 5:110.
[93] Эта цитата предложена издателем со знаком вопроса, ибо слова в рукописи не совпадают с указанным местом в Ветхом Завете.
[94] Буквально: «к капустной кочерыжке». Ср.: ВТ Кетубот, 41а. Исследователи видят связь этого «капустного ствола» с «грядками с салатом» из антиеврейской тирады Тертуллиана (документ 8б); лат. lactuca можно перевести и как «салат», и как «капуста».
[95] [] В рукописи не совсем ясно, говорят ли это израильтяне приверженцам Иешуа', либо приверженцы Иешуа' говорят это израильтянам, но издатель текста С. Краус в специальном примечании разъясняет, что читать нужно именно так.
[96] Неем 3:15; Ис 8:6; Ин 9:6.
[97] Танхума бар Абба, палестинский аморай второй половины IV века, автор нескольких агадических рассказов, вошедших в т. н. Мидраш Танхума. Согласно ВТ Сангедрин, 39a, р. Танхума был казнен по приказу римского императора, возможно, Юлиана (361–363 гг.).
[98] Буквально: «в поле».
[99] По Талмуду известен Элиаким, палестинский аморай III в.
[100] Букв.: «дает вам знамение».
[101] Издатель текста С. Краус полагал, что это отзвук Мф 28:1–3.
[102] Здесь и далее троеточием отмечены поврежденные в рукописи места.
[103] В Лейпцигской рукописи говорится, что нечестивец Иосиф Пандира появился в Израиле в 3671 году (ок. 90 г. до н. э.), во дни царя Йанная (103–76 гг. до н. э.), и жил в Вифлееме, по соседству с одной вдовой, которая имела прекрасную и целомудренную дочь по имени Мириам, обрученную с набожным Иохананом из царского рода Давида.
[104] Источник данного эпизода: ВТ Халла, 41г (документ 6г). Выражение bar ha-niddah переводят также как «сын менструирующей», «сын оскверненной»; нем.: Sohn einer Menstruierenden (С. Краус); англ.: son of a woman in her separation (М. Гольдштейн).
[105] Точнее это 4-й раздел Мишны, включающий в себя 8 трактатов. Разумеется, упоминание о Незикине (как и о всей Мишне) применительно ко времени Иисуса Христа — анахронизм.
[106] С. Краус нашел в этом эпизоде отзвук Лк 2:46.
[107] В этом месте рукопись повреждена; чтение приблизительное.
[108] В Лейпцигской рукописи говорится, что Елена правила Израилем после смерти своего мужа, царя Йанная (Александра I Хасмонея).
[109] Быт 28:18–22; 31:45; 35:14.
[110] Жертвенника всесожжения?
[111] Дан 11:14. В дальнейшем мы переводим слово ha-pherizim как «отщепенцы». По иронии случая так же назывались фарисеи («отделившиеся») — по каноническим Евангелиям, главные оппоненты Христа.
[112] По Лейпцигской рукописи: «Иешу сказал: госпожа, я — Мессия».
[113] В Лейпцигской рукописи говорится, что царица Елена послала Ананию и Азарию, чтобы они привели Иешу.
[114] В другой рукописи здесь вставлено: «но он Сын Бога живого...»
[115] В рукописи неясное слово sh-h-b-q. Издатель предлагает читать: shahaqam — «мудро, умно».
[116] В рукописи: lail shaliham, что в сопоставлении с другими списками можно понять как «ночь перед Рождеством». Однако этот христианский «плач» относится скорее к событиям Страстной недели.
[117] В тексте повреждено несколько слов. Это место отчасти восстанавливается по Венской рукописи (V), гл. 9 (документ 9в).
[118] Главы 3–5 а также заключительная часть 7-й главы настоящего сочинения подробно пересказал испанский христианский автор XIII в. Раймунд Мартин в своей работе «Меч веры» (Pugio Fidei), направленной против евреев. Пересказ Раймуда Мартина и извлечения из его труда стали известны в Европе; ими пользовался, в частности, Мартин Лютер, сделавший немецкий перевод: Vom Schem Hamphoras und vom Geschlecht Christi (изд. 1593 г.).
[119] Здесь Тольдот Иешу, несомненно, отражает новозаветное предание о создании церкви в Антиохии Сирийской.
[120] В Лейпцигской рукописи этот эпизод максимально сближен с евангельской традицией. Иешу выдает мудрецам один из его учеников — Иуда, причем опознавательным знаком служит поцелуй.
[121] Одного из учеников Иешу. Следующий далее эпизод заимствован из ВТ Шаббат, 43а (документ 2г). Некоторые библейские цитаты здесь приведены другие.
[122] Намек на прозвище Иешу: ха-Ноцри.
[123] Заговорил, когда еще владел непроизносимым Именем. См. далее, а также соответствующие места в Йеменской и Венской рукописях.
[124] Молитва, справляемая около 3 часов пополудни. Это указание на точное время казни напоминает описание казни рабби Акибы в ВТ Берахот, 61. Последний был казнен в час, когда читается молитва «Шема».
[125] С. Краус нашел здесь явное влияние Мф 28:1 и пар.
[126] В Лейпцигской рукописи разъясняется, что тело Иешу похитил садовник Иуда, и, чтобы ученики не смогли его найти, спрятал тело в яме, устроенной на дне бурного потока. По другим версиям, тело Иешу было использовано садовником в качестве запруды, чтобы остановить текущую в канале воду. См.: Krauss S. Jesus of Nazareth in Jewish Legend // The Jewish Encyclopedia. New-York–London, 1906. T. 7. P. 172.
[127] Нав 8:22; Иер 42:17.
[128] По Лейпцигской рукописи: три дня.
[129] Т. е. веруют в не-бога (прим. С. Крауса).
[130] Т. е. мусульмане. Указание на мусульман свидетельствует о том, что эта часть Тольдот Иешу появилась не ранее VII века.
[131] По другим спискам: «был сведущ в Писании и весьма уважаем».
[132] Т. е. Рождеством Христовым.
[133] Ср.: 1 Кор 7:18–19; Гал 6:15; Кол 3:11.
[134] Ср.: Иез 20:25: «и попустил им учреждения недобрые и постановления, от которых они не могли быть живы».
[135] В Лейпцигской рукописи вместо Элияху-Элиакима фигурирует мудрый израильтянин по имени Симеон Кифа, о котором рассказывается, что, будучи послан синедрионом, он явился к ноцримам и, сотворив с помощью непроизносимого Имени несколько чудес, убедил их, что он апостол Иешу; от имени Иешу он проповедал им новое учение и заменил прежние праздники новыми; наконец, он стал известен как Савл, Павел или Рав Павел.
[136] Т. е. не-еврей.
[137] Мф 5:17–18.
[138] Т. е. причаститься с вами.
[139] Несторий, епископ Константинопольский в 428–431 гг., родоначальник несторианской церкви, после своего низложения был сослан в Египет, в Большой Оазис, где и скончался в 451 г., по сообщению Евагрия Схоластика, «ударившись о землю» (Церковная история, I, 7); возможно, убит.
[140] Термин Бат-Кол (букв. «дочь голоса») понимался в смысле эха, отзвука божественного голоса. Он появился в раввинской литературе, когда возникла потребность в какой-то замене бывшему в ветхозаветное время непосредственному общению с Богом. О Симеоне Кифе см. далее, прим. 177.
[141] Седьмой день праздника Кущей (Суккот).
[142] По другим спискам: «в синагогу».
[143] Разновидности синагогальных песнопений.
[144] Известный синагогальный поэт VIII–IX вв.
[145] Вавилонская диаспора возглавлялась династией т. н. «глав изгнания» или эксилархов. Здесь имеется в виду 22-й эксиларх Натан, правивший на рубеже II–III вв. (ВТ Йома, 78а).
[146] Разумеется тетрарх Ирод Антипа (Лк 3:1).
[147] См. раздел II, документ 6.
[148] Ревностная христианка Елена (ум. 327 г.), напомним, была не женой, а матерью императора Константина I Великого. В данной рукописи наиболее четко проводится мысль, что это была иноземная правительница, не еврейка.
[149] Это сказано не в Библии, а в Талмуде. См.: Мишна. Сангедрин, 10.1.
[150] Произвольное сближение имени Jeshu со словом shi (жить) и числовым значением букв этого слова.
[151] В рукописи: «сын мамзера». Вероятно, это описка.
[152] Изгнанию, побиванию камнями, утоплению или удушению (прим. С. Крауса).
[153] Ср. Есф 7:4.
[154] Рассказ об осквернении Иешу семяизвержением, по всей видимости, восходит к ВТ Гиттин, 56б–57а (документ 2в), где говорится, что Валаам варится в кипящем семени, а Иешу — в кипящем кале.
[155] В этом месте текст поврежден. Чтение предположительное.
[156] Эпизод, восходящий к Лк 22:63.
[157] Выше говорилось, что глаза его были закрыты шапкой.
[158] Kumarim. В Ветхом Завете это слово применяется только по отношению к языческим жрецам (4 Цар 23:5; Ос 10:5; Соф 1:4).
[159] Близко к тексту Ис 61:1. Ср. Лк 4:18.
[160] Мотив Иер 24:9.
[161] Слово «Израиль» опушено.
[162] В данном случае творцы Тольдот Иешу, по-видимому, воспользовались талмудическими сообщениями о Бен Стаде (документы 3б, 3в). Сблизить Бен Стаду с Иешу было тем легче, что и христианское предание рассказывало о пребывании Святого семейства в Египте.
[163] Парафраз Быт 45:7.
[164] См. прим. 53.
[165] По-видимому, Иуда садовник отличается здесь от Иуды Искариота.
[166] В одном из фрагментов из Каирской генизы говорится: «Тогда пошел Иуда садовник, выкопал его тело из ручья, привязал к его ногам веревку и поволок по Тивериаде, восклицая и говоря: вот Иешу бен Пандира, который восстал против великого Бога небесного и призывал царя возвратить идолов!» См.: Krauss S. Das Leben Jesu... S. 144.
[167] В тексте следует испорченное место, вероятно: «и обратилась к ним, насмехаясь...» (прим. С. Крауса).
[168] В рукописи: «отделились иудеи», но это явная описка.
[169] Издатель рукописи С. Краус отметил, что имена апостола Павла и некоторых других лиц в этой части сказания пишутся на основе их итальянского произношения. Это свидетельствует о том, что данный вариант «Тольдот Иешу» создавался еврейским автором, проживавшим в Италии.
[170] Имеется в виду образование державы Сасанидов (225 г.).
[171] Ср. Мф 16:19.
[172] Мотив Иоил 3:6.
[173] Тридцать сиклей серебра — стоимость раба (Исх 21:32).
[174] Основываясь на других рукописях С. Краус предложил чтение: Guilio.
[175] Далее в рукописи повреждено несколько слов.
[176] Вероятно, от греч. klh/roj — «клир».
[177] Наряду с традицией осуждения и даже осмеяния апостола Петра (см. далее, документ 10а) у евреев существовала противоположная традиция представлять его как своего тайного сторонника, действовавшего в христианской церкви на благо Израиля. Точно также рассматривался ими и апостол Павел.
[178] Авторство этого труда приписывается также Рабану Мавру, архиепископу Майнца в сер. IX в., но все же большинство ученых считают автором именно Амоло.
[179] Ссылка на это сочинение в статье С. Крауса (Jesus of Nazareth in Jewish Legend // The Jewish Encyclopedia. New-York–London, 1906. T. 7. P. 173).
[180] Вт 21:23.
[181] Относительно Иосия мнения разошлись. Г. Штрак предположил, что имеется в виду Иосиф Аримафейский из Ин 19:38–41 (Strack H. L. Jesus, die Hareticer... S. 16, n. 2); G. Mead же считал, что речь идет о Иошуа' бен Перахийе, учителе Иешу из ВТ Сангедрин, 107b (Op. cit. P. 292). Латинизированное имя Josue вроде бы подходит тому и другому лицу.
[182] Несколько ранее, в § 8 Амоло написал: «Саммай и Эллель (=Шаммай и Гиллель!) первыми объяснили [слово] dissipator: это тот, кто распространяет нечестие». G. Mead возводил обозначение Ussum Hamizri к талмудическим сообщениям о Валааме-губителе (Op. cit. P. 293), но осталось не ясным, при чем здесь Египет (ха-Мицр). Мы полагаем, что основой данного обозначения действительно послужили данные Талмуда, но они относятся не к Валааму, а к Бен Стаде, «вынесшем магию из Египта» и отождествленному впоследствии с Иисусом. Однако нельзя сбрасывать со счетов и мнение самого Амоло, связавшего этого «разрушителя» с египетским лжепророком из Деян 21:38.
[183] Примечательно, что караимы, оппозиционно настроенные к официальному иудаизму и отвергавшие Талмуд, традиционно именовали Иисуса Бен Пандирой (но не Бен Стадой!). См.: Krauss S. Das Leben Jusu... S. 200. В книге известного караимского писателя Иуды Хадасси «Eshkol ha-Kopher» (1148 г.) Иисус дважды называется Иешуа' бен Пандирой, один раз — Иешуа' ха-Ноцри, один раз — Иешуа' и один раз — Иешу. См.: Strack H. L. Jesus, die Hareticer... S. 89.
[184] Впрочем, говоря о Христе, ессеи могли иметь в виду вовсе не Иисуса, а ожидаемого ими Помазанника, Мессию. См.: Амусин И. Д. Рукописи Мертвого моря. М., 1961. С. 209.
[185] ВТ Сангедрин, 107б; ВТ Сома, 47а (документ 2е).
[186] G. Mead предположил, что слово «распятие» было внесено самим Ибн Шапрутом, машинально воспроизведшим евангельский текст, когда как в оригинале цитируемого сочинения говорилось о повешении. (Op. cit. P. 300).
[187] Кармель — священная в древности гора на средиземноморском побережье Иудеи, между Акко (Птолемаидой) и Кесарией Палестинской.
[188] Традиционное самарянское обозначение времени, «когда Бог отвернулся от самарян».
[189] Имеется в виду Пилат.
[190] Здесь мы видим внезапный переход Абу-л-Фатха к новозаветному преданию о казни Крестителя.