Назад| Оглавление| Вперёд


Выше мы уже затрагивали эту тему. Теперь рассмотрим ее подробнее.

Египетская мумификация не уникальное явление в истории человечества. К мумификации прибегали разные народы древности, но они использовали другие методы. На протяжении веков технология мумификации менялась и в самом Египте. Напомним, что в начале эпохи, которую мы могли бы назвать исторической, мумифицировались лишь священные останки фараонов и великих жрецов.

Мы должны вновь подчеркнуть, что для египтян жизнь и смерть были всего лишь двумя сторонами одной медали, хотя само это выражение и возникло много позже. Существует только одна Жизнь, которая плавно движется на двух «ногах» — жизни и смерти...

Этот цикл повторяется до тех пор, пока есть дорога, по которой может идти человек, чтобы в конце ее слиться с Мировой Душой, Солнечным Духом, Амоном-Ра, на уровне Космоса, где пребывает Царь Мира — Осирис-тот-у-которого-только-одна-нога.

Бог Анубис мумифицирует тело Осириса. Роспись из гробницы Сеннеджема. XIX династия. Дейр элъ-Мединэ

Как говорит традиционное учение, первую мумификацию совершил сам Анубис — доисторическое божество. Мумифицировать тело Осириса, убитого и изрубленного на части Сетом (принцип дифференциации), ему помогала волшебница Исида, сестра-супруга Осириса. Однако половые органы Осириса найти не смогли (этим объясняется тот факт, что некоторые мумии также лишены половых органов). Их обнаружил Хор-старший, Великая Птица Духа, который, неся их в своих когтях, коснулся крылом плеча девы Исиды, и та зачала от этого прикосновения Хора-младшего. Фаллос Осириса навсегда скрылся в водах Нила (отождествился с рекой), Хор-старший вернулся в свою космическую обитель, а Исида наделила своего сына (который, как и всякий сын бога, рожден от непорочной девы) необыкновенной силой объединять Небо и Землю, ведь само имя Исида означает «ступень-ступень», или лестница. Хор-младший сражается с Сетом, убийцей своего отца (который приходится братом Осирису), вынуждая его отступить в болота, где тот скрывается в виде Себека, бога-крокодила. В бою Хор теряет глаз, но этот глаз обретает самостоятельную жизнь и с того мгновения становится Уджатом, Защищающим Оком, в котором навечно застыла слеза сострадания к живущим.

Этот мистический обряд будет впоследствии повторен на земле.

Уджат, держащий светильник. Деталь росписи западной стены гробницы Пашеду. Эпоха Рамессидов. Дейр эль-Мединэ

Когда человек умирал, совершались ритуалы, призванные помочь его душе. Во время этих ритуалов душу умершего иногда «помещали» в статуэтку или кувшин (не отсюда ли арабская сказка о джинне, заключенном в бутылку?). После этого тело фараона, принца, принцессы, жреца или другой важной персоны подвергалось длительному и очень сложному процессу обработки, но нет необходимости описывать его здесь во всех деталях. Тело искусно омывали в соответствии с ритуалом и обрабатывали изнутри и снаружи антисептиками, которые вводили через все отверстия в теле, за исключением рта, глаз и ушей. Из носа умело извлекали мягкие ткани, затем особым крючком понемногу вынимали мозг, а через надрез в левой стороне живота — внутренности, в том числе сердце и легкие. Все это многократно и тщательно промывали и вымачивали в растворах с добавлением ароматических веществ, а затем помещали в четыре сосуда, которые греки назвали канонами. Крышки этих сосудов изображали четырех сыновей Хора (четыре Элемента, четыре Силы): Дуамутефа — с головой шакала; Кебехсенуфа — с головой птицы; Хепи — с головой обезьяны, скорее всего павиана; Имсети — с человеческой головой. В конце Нового царства Имсети обычно представлял уже самого умершего, как можно увидеть на примере экспоната № 3610 Каирского музея, найденного в гробнице Тутанхамона. В этой гробнице по причинам, речь о которых пойдет ниже, оказалось много предметов, не имевших прямого отношения к похороненному в ней фараону, и, возможно, лицо этой фигурки повторяет черты Сменхкара.

Каноны с крышками, изображающими четырех сыновей Хора. XXVI династия

Четыре сосуда помещали в особый ковчежец, где они находились в вертикальном положении и были отделены друг от друга. Умершему, как и Ра, помогали пять Гениев, духов-покровителей: четыре находились в канопах, пятый же помещался рядом с мумией в саркофаге. Шестой Гений, связанный с Осирисом, помогал двойнику, ка, избежать заточения в саркофаге и покинуть его через ложную дверь гробницы. Этой двери иногда придавали дополнительную силу надписями, а в одном случае, виденном мной лично, — сильно намагниченными кусочками метеоритного камня. Седьмой Гений, самый загадочный, чье имя никогда не называли, выполнял особую миссию во время Взвешивания сердца.

Подготовленное тело тщательно перевязывали очень длинными бинтами из льна особой, тончайшей выделки — крест-на-крест, церемониальным способом. На бинты, а также на капюшоны и саваны из керамической нити наносили магические надписи и амулеты, не позволявшие телу последовать за душой. В конце обряда, повторяя позу Осириса, ноги мумии связывали вместе, как если бы они были одной. Кожу со ступней удаляли и заменяли сандалиями из папируса или особого льна, иногда на них рисовали глаза, чтобы умерший не сделал ни одного неверного шага и не ступил вновь на землю. Вместо сердца из плоти вставлялось сердце из керамики, камня или другого освященного материала, для того чтобы в теле находился не телесный символ воскрешения. Руки скрещивали на груди разными способами, в зависимости от ранга покойного, его пола и эпохи, в которую совершалось бальзамирование (как свидетельствует само слово, это было просто «введение бальзамов»).

Из-за того, что в теле покойного был знак воскрешения, а рядом с ним находились оружие, мебель, пища и напитки, родилось неверное представление, будто бы египтяне готовили тело к тому, чтобы оно, когда настанет Последний День, встало, словно робот, и предалось наслаждениям плотской жизни. Это привело бы в ужас египтян: простой народ — потому что он был суеверным, а жрецов — потому что они были мудры. Только те, кто принадлежат к такой материалистической культуре, как наша, пытаются замораживать больных стариков в надежде, что, когда найдутся средства против их недугов, стариков вернут к жизни, столь кратковременной и эфемерной, и к тому же в отрыве от их привычного окружения. И не могли египтяне, подобно христианам, верить в воскрешение плоти, ибо глубокое наблюдение природы открыло им существование закона циклов и закона возобновления, или реинкарнации, одной и той же души в новых телесных оболочках, молодых и здоровых.

Ритуал подготовки тела, совершавшийся на земле, должен был быть отражен в иной земле — в Аменти.

Четыре канопы с крышками, изображающими Тутанхамона. Гробница Тутанхамона. XVIII династия

Воображение древних не ограничивалось строительством храмов и дорог в этом мире, но охватывало и другой мир, как можно видеть на картах Аменти, воспроизведенных на многих гробах и в священных книгах. Эти карты содержат советы, следуя которым душа может пройти через двери испытаний в этой и в другой жизнях.

В качестве примера таких советов, дававшихся для этой жизни, мы приводим Исповедь отрицания, прекрасный памятник духовного руководства для любого ищущего самореализации.

ИСПОВЕДЬ ОТРИЦАНИЯ
Папирус Ну
Приветствую Тебя, о Великий Бог, Владыка Истины и Справедливости,
Могущественный Господин: я пришел к тебе!
Дозволь мне созерцать блеск красоты твоей!
Известно мне магическое Имя твое и сорока двух Благородных,
что окружают тебя в великом Чертоге Истины-Справедливости;
в день, когда дают отчет в грехах своих перед Осирисом;
кровь грешников служит ему пищей.
Имя твое есть «Господин-порядка-всей-вселенной-чьи-два-глаза-две-сестры-богини».
Принес я в сердце своем Истину и Справедливость,
ибо изгнал из него я все дурное...
Я не делал худого людям.
Я не был жесток с близкими.
Я не подменял правду неправдою.
Я не посещал злых людей.
Я не совершал преступлений.
Я не заставлял других работать на меня сверх меры.
Я не плел интриг из тщеславия.
Я не бранил тех, кто служил мне.
Я не оскорбил богов.
Я не оставил бедного без пищи.
Богопротивных дел не совершил.
Я не позволял хозяину бить его слуг.
Я не заставлял страдать другого.
Я не был причиной голода.
Не был причиной слез людей, моих ближних.
Я не убивал и убивать не велел.
Я не был причиной болезни людей.
Я не похищал жертвоприношения из храмов.
Я не воровал хлеба богов.
Я не покушался на жертвоприношения, предназначенные священным духам.
Я не совершал постыдных дел в святая святых храмов.
Я не сокращал количества жертвоприношений.
Я не стремился увеличивать свое богатство неправедным путем
и не присваивал чужих полей.
Я не надавливал рукой ни на чашу, ни на коромысло весов.
Я не отнимал молоко от уст младенцев.
Я не уводил чужой скот.
Я не ловил петлёй птиц, посвященных богам.
Я не ловил рыб, завлекая их мертвой приманкой.
Водам текущим я путь не преграждал.
Не потушил я огня, что гореть был назначен.
Я не нарушил законов о жертвоприношениях мясом.
Не завладел я скотом, коль владели им храмы и боги.
Проявлению Божьему я не мешал.
Я чист! Я чист! Я чист! Я чист!
Очищение прошел я, как великий Феникс из Гераклеополя.
Ибо я есть Владыка Дыхания, дающего жизнь каждому Посвященному в день торжественный, когда Око Хора в присутствии Владыки Божественного этой земли торжествует в Гелиополе.
Я свидетелем был торжества Ока Хора в Гелиополе, в этом Краю худого со мной не случится, о боги, ни здесь, ни в ваших Чертогах Истины и Справедливости, потому что известны мне Имена богов, что окружают Маат, великое Божество Истины-Справедливости.

Приведенные ниже отрывки из той же книги, обычно называемой Книгой Мертвых, и объединенные с отрывками из Книги Дверей, предназначались для души.

Виньетка Осириса. Папирус Ани. XIX династия. Лондон, Британский музей.


ВЫХОД ДУШИ НА СВЕТ ДНЯ
Двери Неба растворятся предо мной,
и двери земли уже не мешают моему шагу...
Откиньте засовы с Врат Геба!
Дайте войти мне в Край Первый!
Несомненно, что невидимые руки,
те, что окружали и охраняли меня на земле и вели мои шаги,
от меня удалились.
Край каналов и потоков открыт моему взору,
я могу насладиться прогулкою по нему.
Конечно, я владыка моего Сердца «иб»
И моего Сердца «хати».
Владыка моих рук, моих ног, моих уст,
Владыка всего моего тела,
Владыка погребальных жертвоприношений,
Владыка воды, воздуха, каналов и рек,
Владыка земли и всех ее нив,
Владыка магических существ, что будут работать на меня в мире ином.
Я имею полную власть над всем, что могло быть приказано мне на земле.
О вы, божественные Духи!
Произнесли вы предо мной такие слова:
«Пусть участвует он в вечной Жизни,
Причастившись священных Хлебов Геба!»
Удалите от меня то, что я ненавижу!
Хлеб причастия моего будет из белой пшеницы,
причащаться я буду напитком из красной пшеницы,
жить буду я в месте священном и чистом,
под ветвями пальм,
священного дерева Хатхор, принцессы Солнечного Диска.
Вот она направляется в Гелиополь
с Книгой божественных Слов Тота, в руках.
Конечно, я владыка моего Сердца «иб»
я моего Сердца «хати»,
Владыка моих рук, моих ног, моих уст,
Владыка воды, каналов и рек,
Владыка магических существ, что работают на меня в мире ином.
Я имею полную власть
над всем, что могло быть приказано мне
как на земле, так и в мире ином.
Если положат направо меня, я отправлюсь налево;
если налево положат, направо пойду.
Сидя и стоя вдыхаю животворящее дуновение воздуха.
Несомненно, уста мои и язык... Вот мои провожатые!

Надеждой души, ее высшей целью было, очевидно, как можно дольше не возвращаться на землю, хотя египтяне знали, что это возвращение неизбежно для всех, кроме высших существ, ибо душа недостаточно совершенна, чтобы превратиться в Чистый Духовный Свет.

Жертвенные дары помещали в гробницу не для того, чтобы их использовать. Поскольку египтяне верили, что у всякой вещи есть свой двойник, то и все предметы клали в гробницу для того, чтобы их двойники сопровождали душу и служили ей в долгом путешествии, которое она, подобно Подземному или, скорее, Сокровенному солнцу, должна была совершить в темноте. Поэтому во время погребальных обрядов и приготовлений, облегчавших душе ее путь, жертвенные дары ей приносили в виде пищи, которую (а точнее, материальную часть которой) затем съедали участники церемонии как причастие. Нетронутым оставалось только то, что хранилось в недоступной части гробницы. Известно, что в Долине Мертвых, в Других Фивах, жрецы братства Анубиса, используя первые, внешние камеры гробниц как храмы, устраивали в них (или в погребальных храмах) шествия с жертвоприношениями в виде цветов, благовоний, пищи и напитков, а также с песнопениями, посвященными мумифицированным фараонам. По завершении церемонии материальные предметы, уже, как считалось, «покинутые» их двойниками, убирали, затем их ритуально уничтожали и хоронили в находившихся неподалеку колодцах (в наше время археологи нашли несколько таких колодцев), а съедобные дары преподносили участникам процессии и стражам Долины. Несмотря на то что «подарки» для души того, чье тело покоилось в конце длинного погребального коридора, убирали очень тщательно, первые археологи нашли некоторые из них. Самыми трогательными оказались венки из цветов, похожие на те, которые до сих пор плетут мусульмане во время священных празднеств Рамадана.

Ложные двери для прохода ка. Мастаба Кара. Плато Гиза. VI династия

Что же до литаний и заклинаний, которые жрецы произносили во время погребальных празднеств, или знаний жрецов о том, что происходит с душой после ее развоплощения, то почти все они утрачены. Это произошло либо потому, что жрецы специально скрывали все считавшееся священным и тайным, либо из-за человеческой глупости — известно, например, что миллионы папирусов погибли в огне, брошенные на растопку печей Александрийских терм.

Но, как мы уже убедились, до нас все-таки дошла часть объяснений символики прохождения Души - Солнца через Двенадцать Дверей или часов ночи. Символика эта, если ограничиться наиболее доступными источниками, раскрывается в так называемой Книге Мертвых — Книге Скрытого Жилища, или Книге Амдуат. В ней содержатся наставления для этой и для другой жизни, предупреждения о скрытых путях и так далее. Эта Книга известна со времен Тутмоса I, а Книга Дверей, в которой даются указания, как пройти через Двенадцать Врат, — со времен Хоремхеба. Существует также Книга литаний Солнцу, в ней бог-Солнце призывается 75 разными именами. Книга отверзания уст описывает магические операции, совершавшиеся над статуей и телом умершего.

Церемония отверзания уст. Фрагмент Книги Мертвых Хунефера. XIX династия. Лондон, Британский музей

Сегодня эти Книги используются как основные источники знаний об обрядах мумификации, но известны они только в вариантах, созданных в эпоху Нового царства и даже более поздние эпохи. О ранних версиях мы ничего не знаем, исключением являются лишь некоторые части папирусов, которые специалисты обычно даже и не пытаются связывать с Книгами. Как бы то ни было, тайна остается тайной. Не стоит забывать, что основные ключи, позволявшие расшифровать и понять эти тексты, никогда не записывали, но передавали изустно от Посвященного к Посвящаемому. Или же фиксировали с помощью таинственных геометрических фигур Универсального Языка, немногие из которых вошли в число иероглифов иератического письма.



Назад| Оглавление| Вперёд



Также см. о Египте:

Династии древнего Египта

Постройка пирамиды Хеопса (26 век до н.э.)

История древнего Египта

История Египта от средневековья до нашего времени

Хронология египетской истории

Разгадка иероглифов

Пирамиды Древнего Египта

Грабители гробниц в Египте

Тайна Нефертити. Опала прекрасной царицы

"Проклятие фараонов". Гробница Тутанхамона

Культ скарабеев в Древнем Египте

Фивы