Назад| Оглавление| Вперёд

В этом году разорительные набеги франков на районы Савада, Хаурана и Джабал-Ауфа значительно усилились. Когда об этом стало известно, а население этих мест направило прошение атабеку Захир аль-Дину, он собрал свой аскар, получил подкрепление от туркмен, отправился в Са-вад и разбил там лагерь вместе с ними. Незадолго до этого эмир Изз аль-Мульк, правитель Тира, покинул город со своим аскаром и отправился в поход на замок Тибнин, расположенный на территории франков, атаковал его предместья, разграбил их и убил всех жителей. Когда Балдуин, король франков, узнал об этом, он выступил против них из Тиверии. Атабек напал на замок неподалеку от Тиверии, в котором находились рыцари франков, захватил его, убил всех, кто там был, а затем вернулся в Аль-Мадан1. Франки развернулись, чтобы встретить его, но при их приближении его аскар спешно ретировался в район Зурра2. Разведчики обеих армий встретились и постарались провести подготовку к битве двух армий. Моральный дух мусульман был высок. На следующий день аскар сел в седла, приготовившись вступить в битву, и отправился к лагерю франков, но там обнаружилось, что те уже снялись с места и отступают к Тиверии, откуда ушли в Акку. Тогда Захир аль-Дин повел свой аскар обратно в Дамаск.

В этот год (сельджукид) султан Гийас аль-Дунйа вал-Дин Мухаммад, сын Малик-шаха, получил ряд писем от атабека Захир аль-Дина и Фахр аль-Мульк ибн Аммара, правителя Тарабулюса, с рассказами о бесчинствах франков на его земле, об их захватах крепостей и замков в Сирии и на побережье, об убийствах мусульман и осаде порта Тарабулюс. Они просили его о помощи и подкреплении, умоляли прийти для спасения населения. Узнав о таком положении дел, султан приказал эмиру Джавали Сакаваху вместе с одним из главных командиров его аскара выступить в поход с крупным отрядом тюрок, отдав ему в качестве фьефа Аль-Рахбу и районы Евфрата. Одновременно он написал в Багдад и эмиру Сайф аль-Даула Салака бен Мазияду3 и Джакармашу, правителю Мосула, повелев им помочь ему деньгами и войсками для ведения священной войны, сделав для этого все возможное. Оба правителя с неудовольствием восприняли этот приказ. Эмир, ветретив сопротивление со стороны Ибн Мазияда, отправился в Мосул, чтобы потребовать от Джакармаша то, что султан пообещал ему. Однако Джакармаш не торопился помогать ему, и тогда он атаковал форт Аль-Синн1, разграбил его, и к нему присоединилось большое число (добровольцев). Джакармаш вышел на битву с ним, но Джавали Сакавах захватил и уничтожил его аскар. Его сын бежал в Мосул и удерживал город, а Джавали Сакавах последовал за ним, казнил его отца Джакармаша и отослал его голову в Мосул. Узнав об этом, его сын направил Кылыч Арслан бен Ку-талмышу просьбу прийти к нему на помощь из Малатии, пообещав сдать ему город со всеми окрестностями. Джакармаш собирал большие доходы с Джазиры и Мосула и был весьма популярен среди своих подданных, которые одобряли его справедливое правление на всех его территориях. Поэтому, когда Кылыч Арслан ознакомился с содержанием письма, написанного сыном Джакармаша, он согласился выполнить его просьбу, направился к нему и прибыл со своим аскаром к Насибину. Сын Джакармаша, вызванный им из Мосула, присоединился к Кылыч Арсла-ну, и тогда Кылыч Арслан вошел в Насибин, поскольку с ним была лишь часть аскара, другая же его часть оставалась в Анатолии и помогала царю Константинополя в борьбе с франками. Когда аскар Кылыч Арслана приблизился к аскару Джавали Сакаваха и авангарды обеих армий сошлись в битве, одно из подразделений Кылыч Арслана победило один из отрядов Джавали Сакаваха, убив одних и захватив в плен других. Тогда Джавали всеми своими силами атаковал армию Кылыча, так как знал, что его противник отозвал вторую часть своего войска из Анатолии, а с ним сейчас находилась лишь меньшая его часть. Он отправился в район Хабура, подошел к Аль-Рахбе, разбил там лагерь и осадил город. В это же время он написал Мухаммеду, который управлял городом от имени князя Шамс аль-Мулюк Дукака, правителя Дамаска, и у которого гостил князь Ирташ бен Тадж ад-Даула, бежавший из Дамаска после смерти своего брата, князя Дукака, и потребовал от него сдать город, однако тот не обратил внимания на его письмо и разочаровал его своим ответом. Некоторое время Джавали продолжал оставаться там, удерживая город в осаде.

Теперь к нему присоединился эмир Наджм аль-Дин иль-Гази бен Ортук с большим аскаром туркмен, а он послал просьбу помочь ему атаковать город князю Фахр аль-Мулюк Рудвану, который присоединился к нему со своим аскаром, предварительно заключив перемирие с Танкре-дом, повелителем Антиохии. Однако, когда он оставил Алеппо, а Жослен, правитель Телль-Башира, прознал о его отсутствии в городе, он совершил ряд набегов на районы Алеппо по всем направлениям. Джавали оставался на своих позициях у города Аль-Рахба с начала месяца рад-жаба (начался 26 февраля 1107 г.) до 22-го дня месяца рамазана (17 апреля). Когда воды Евфрата, как обычно, поднялись, войска Джавали, сев в лодки, подплыли к стенам города и вступили в сговор с группой горожан. Но совместно им ничего не удалось сделать, и тогда войска атаковали стену, захватили город и разграбили его, конфисковав добро многих его жителей и пытками заставив других показать, где скрыты их сокровища. Через некоторое время Джавали приказал прекратить грабеж города и пообещал горожанам безопасность и возможность вернуться в их жилища. Цитадель сдалась ему через пять дней, на 28-й день месяца рамазана (23 мая). Тогда Джавали назначил правителем города Мухаммада, который поклялся ему в верности, но через несколько дней арестовал его, так как узнал кое-что, что вызвало его недовольство, и заточил его в цитадель. Князь Ирташ тоже стал подданным Савада и больше не мог действовать самостоятельно. Однако Мухаммад, правитель, еще до этого послал письмо Кылыч Арслан бен Сулейману с просьбой прийти к нему на помощь и защитить город от Джавали. Поэтому впоследствии Кылыч Арслан подошел со своим аскаром к Аль-Рахбе, но, узнав о захвате города, повернул назад и остановился у Аль-Шамсанийи, не пожелав вступить в схватку с Джавали. А в это время Джавали выступил в поход и после остановки у Максина намеревался продолжить свой путь в провинцию Мосул. С ним находился Фахр аль-Мулюк Рудван, и, по воле случая, они встретились с аскаром Кылыча, и тогда два войска сошлись в битве в четверг, 19-й день месяца шавва-ла (13 июня).

Была середина лета, стояла ужасная жара, земля трескалась, и обе стороны потеряли множество лошадей. Аскар Кылыч Арслана атаковал аскар Джавали. Джавали нашел Кылыч Арслана в суматохе битвы и нанес ему несколько ударов саблей, которые тому не повредили. Аскар Кылыч Арслана был уничтожен, а правитель Амид покинул его во время битвы вместе с правителем Майафарикина, и остатки войска бежали. Сабельные удары уничтожили силы Кылыч Арслана, а сам Кылыч во время схватки упал в воды Кабура, исчез в воде, и больше его не видели. Через несколько дней его мертвое тело нашли. Джавали вернулся в Мосул, и князь Фахр аль-Мулюк Рудван в страхе покинул его и вернулся в Алеппо. Джавали схватил Наджм аль-Дин иль-Гази бен Ортука и потребовал вернуть деньги, которые тот потратил на туркмен, но потом они договорились, и вместо этого он согласился принять сумму денег, причитавшуюся ему. Джавали взял у него заложников как гарантию выплаты назначенной суммы, и после этого иль-Гази продолжал поставлять их ему'.

До этих событий Кылыч Арслан послал одного из своих главных военачальников в Анатолию с большим войском туркмен, чтобы помочь царю Константинополя в его борьбе против Боэмунда и тех франков, которые вместе с ним направлялись в Сирию. Эти войска шли на соединение с царем греков и греческими армиями, которые он собрал. Когда противоборствующие войска набрали полную силу, они построили свои ряды и начали битву. Победа была на стороне греков, а франки потерпели позорное поражение, и большая их часть погибла или попала в плен. Уцелевшие остатки войска разбились на мелкие группы и бежали обратно в свою страну. Тюркские войска Кылыч Арслана тоже отправились по домам после того, как он устроил в их чесдъ торжественный пир, наградил их почетными одеждами и распределил среди них трофеи.

Когда Джавали Сакавах вернулся из1 Аль-Рахбы и стал лагерем у Мосула, он направил послание жителям и гарнизону города, которые, не имея возможности обороняться против него или не подпускать его близко, сдались ему после того, как получили от него гарантию безопасности для всех, кто находился в стенах города. Сын Кылыча укрывался в городе, и Джавали схватил его и отправил к султану Мухаммаду (сельджуку), у которого тот и оставался, пока не сбежал из лагеря в начале 503 года (начался 31 июля 1109 г.) и отправился назад в княжество своего отца в Анатолии. Рассказывают, что по прибытии туда он организовал заговор против сына своего дяди и, убив его, прочно обосновался в княжестве, в своих владениях2.

В этом году эмир туркмен аль-Испахбад прибыл в Дамаск из своей провинции. Захир аль-Дин принял его с почестями, проявлял гостеприимство и отдал ему в качестве уделов Вади-Муса (Петра), Моаб, Аль-Шарат, Аль-Джибаль и Балку, и тот отправился в эти районы со своим аскаром. Франки уже проникли в эти части страны и убивали, брали в плен и грабили все, к чему могли приложить руки. Когда Испахбад прибыл туда, он обнаружил, что местное население находится в нищете и страхе после всех страданий, которые люди претерпели от франков. Он расположился там, но франки, узнав о его появлении, отправились в поход против него через пустыню и устроили лагерь напротив того места, где Испахбад сам стоял лагерем. Франки не трогали его, пока не представилась возможность, и тогда неожиданно атаковали Ис-пахбада, и он бежал с большей частью своего аскара. Остатки его войска разбежались, и франки завладели его обозом. Испахбад прибыл к Айн-аль-Катибе в районе Хаурана в то время, когда аскар Дамаска стоял там лагерем. Захир аль-Дин принял его, выразил сожаление по поводу его потерь и того, что с ним произошло, после чего одарил его так, чтобы компенсировать его потери.


Назад| Оглавление| Вперёд