Назад| Оглавление| Вперёд

В этом году атабек Захир аль-Дин серьезно заболел. Болезнь все обострялась и никак не проходила. Он опасался, что она окажется фатальной, и поэтому беспокоился о своей семье, своих детях, воинах и подданных, если что-нибудь случится с ним. Более того, от Фахр аль-Мульк ибн Аммара из Тарабулюса постоянно прибывали письма и гонцы с просьбами о помощи и подкреплении для борьбы с франками, которые осаждали его город. Он просил как можно скорей прислать побольше войск, чтобы помочь горю и развеять страхи. В это время эмир Сук-ман бен Ортук и эмир Джакармаш, правитель Мосула, заключили союз для ведения священной войны против политеистов и оказания помощи мусульманам, и, когда Захир аль-Дин серьезно заболел, у него появилась идея пригласить эмира Сукман бен Ортука в Дамаск с аскаром, чтобы назначить его своим преемником и вверить ему защиту города. Одновременно с этим Сукман получил письма от Ибн Аммара с просьбой безотлагательно прислать ему помощь, за которую тот обещал хорошо заплатить. Ознакомившись с письмами, Сукман принял предложенные ему условия. Проведя быструю подготовку, он отправился не в Дамаск, а, не останавливаясь ни днем ни ночью, поспешил вперед, переправился через Евфрат, преследуя цель принести возмездие франкам. Когда он прибыл в Аль-Кариатан и новости о его походе дошли до атабека, офицеры и приверженцы Захир аль-Дина стали намекать ему на опрометчивость его решения призвать Сукмана, которое он принял, не посоветовавшись ни с кем. В конце концов он стал опасаться за последствия своих действий. Ему говорили: «Когда эмир Сукман бен Ортук окажется в Дамаске и лишит тебя власти над городом, что будет с тобой и с нами? Разве ты не знаешь о судьбе Атсиза и о том, что с ним произошло, когда он призвал султана Тадж аль-Даулу, сына Алп-Арслана, и отдал ему Дамаск? Тот тут же вознамерился его уничтожить и не пощадил ни его самого, ни его семью». Тогда Захир аль-Дин осознал свою ошибку и горько пожалел о своей неосмотрительности, и душевные страдания лишь усугубили его телесный недуг. Когда же он и его офицеры обдумывали, что им предпринять в отношении Сукмана и как его встретить по прибытии1, из Аль-Кариатана пришло сообщение о том, что сразу же после прибытия туда со своим аскаром и устройства лагеря Сукман тяжело заболел и, закончив отмеренные ему судьбою дни, вознесся на милость Аллаха. Его офицеры решили незамедлительно переправить тело покойного восвояси и сделали это. Атабека так обрадовало это событие, что волею судьбы он тут же стал поправляться. Слава Тому, кто своею мудростью дарует жизни Своим созданиям и Своею властью определяет ход событий. Они отправились в провинцию Аль-Джазира (Месопотамия), и это произошло в начале месяца сафара этого года (конец октября).

В этом году также пришло сообщение о кончине Сен-Жилля, предводителя франков, во время осады крепости Тарабулюс на 4-й день первого месяца джумаада (22 июня 1105 г.) после заключения перемирия между ним и Фахр аль-Мульк ибн Аммаром, правителем Тарабулюса. По этому договору окрестности Тарабулюса отходили Сен-Жиллю, но при условии, что он не будет чинить препятствий снабжению города и доступу в него путешественников.

В 1-й день месяца шаабана (18 апреля) атабек Захир аль-Дин отправился со своим аскаром к Баальбеку и стал там лагерем, так как был недоволен его правителем, вольноотпущенником Гумуштагином аль-Таджи. До него дошли вести о некоторых его поступках, которые он не одобрял. Когда Захир аль-Дин взял его в осаду, Гумуштагин догадался о его планах и послал ему свои заверения в верноподданстве и уважении, отрицая все обвинения, выдвинутые клеветниками, поклявшись в своей невиновности и готовности выполнять все свои обязательства. Тогда Захир аль-Дин снял обвинения, вернул ему свою благосклонность, подтвердил его власть и приказал придворным сдерживать их недоброжелательность по отношению к нему. Затем он отправился дальше, в район Химса, достиг Рафании и разбил там лагерь. Большое войско из Джабал-Бахры присоединилось к нему, и они вместе атаковали Рафанию, неожиданно для населения и гарнизона города, убив всех, кто находился в городе, в его зависимых территориях и в замке, построенном франками над городом. Все, что могло гореть в замке и вокруг него, было сожжено, а сам замок разрушен. Укрепления Рафании также были захвачены, их защитники убиты, после чего аскар вернулся в Химс.

В месяце раджаб (март—апрель) князь Фахр аль-Мулюк Рудван, правитель Алеппо, собрав большое войско, вознамерился направиться к Тарабулюсу на помощь Фахр аль-Мульк ибн Аммару в борьбе против осадивших его франков. Армяне в замке Артах сдались ему, так как страдали из-за несправедливости и тирании со стороны франков. Узнав об этом, Танкред вышел из Антиохии и отправился к Артаху, чтобы вернуть его. Он собрал всех франков, которые находились на его территории, осадил замок, двинулся со своей армией против Фахр аль-Мулюка и выбил его оттуда. Тогда для ведения священной войны Фахр аль-Мулюк собрал все возможные войска и рекрутов из провинции Алеппо, а также молодых горожан1. И вот две армии сошлись в битве. Пехота мусульман долго держалась, но конница была разбита наголову, и все пехотинцы погибли. Спаслись лишь те, кому это было уготовано Аллахом. После того как остатки армии добрались до Алеппо, были подсчитаны потери среди конных и пеших воинов, которые составили примерно три тысячи душ. Когда эта новость дошла до мусульман в Артахе, они все бежали. После этого франки направились к Алеппо, население города в панике бежало, а оставшихся ограбили и забрали в полон. Это произошло на 3-й день месяца шаабана (20 апреля), и народ Сирии после спокойного и мирного периода почувствовал беспокойство и страх.

В этом же году из Египта прибыла большая армия, числом более десяти тысяч конных и пеших воинов, под командованием эмира Шарафа аль-Маали, сына аль-Афдала. Атабеку Захир аль-Дину были направлены письма с просьбой оказать помощь и поддержку в священной войне против неверных, однако он не смог откликнуться на эту просьбу, так как определенные обстоятельства не позволили ему это сделать. Он со своим войском направился к Буере и разбил там лагерь, намереваясь обложить город, так как князь Ирташ бен Тадж ад-Даула и Айтегин из Алеппо, находясь в городе, вели переговоры с франками, суть которых уже была известна. Затем он изменил свои планы, решив, что самым разумным будет присоединиться к египетской армии в священной войне. Тогда он отправился туда и стал лагерем в предместьях Аскалона, рядом с египтянами. Узнав об этом, франки собрали армию и тоже направились к Аскалону. На 14-й день месяца зу-л-хиджа (27 августа) этого года обе армии сошлись в битве, и франки одержали победу над мусульманами, убили правителя Аскалона и захватили в плен нескольких его командиров. Египетский аскар укрылся в Аскалоне, а аскар Дамаска — в Буере. Рассказывали, что число убитых мусульман примерно равнялось числу убитых франков. Вернувшись со своим аскаром в Буеру, Захир аль-Дин обнаружил, что князь Ирташ и Айтегин из Алеппо, лишившись поддержки франков, отправились в Аль-Рахбу, где и оставались некоторое время перед тем, как расстаться.


Назад| Оглавление| Вперёд