Назад| Оглавление| Вперёд

В этом году эмир Сукман бен Ортук собрал большое войско туркмен и в первый месяц раби (январь 1101 г.) отправился с ними на борьбу с франками к Аль-Рухе (Эдесса) и Серуджу. Он захватил Серудж, и там к нему присоединились многочисленные добровольцы. Франки тоже собрали свои силы, и, когда обе армии сошлись и мусульмане уже стали одерживать победу, отряд туркмен покинул Сукмана, а его войско дрогнуло и ретировалось. Тогда франки вновь подошли к Серуджу и захватили его, убивая и забирая в плен его жителей. Лишь немногим удалось спастись.

В этом же году Годфри, правитель Иерусалима, подошел к укрепленному порту Акка и попытался штурмовать его, но был убит стрелой лучника. Незадолго до этого он перестроил Яфу (Яффа) и отдал ее под начало Танкреда1. Когда Годфри погиб, его брат Балдуин, граф2, правитель Аль-Рухи, отправился в Иерусалим с войском из пяти сотен рыцарей и пехотинцев. Услышав о его приближении, Шамс аль-Мулюк Дукак собрал свои силы и выступил против него вместе с эмиром Джанах аль-Даулой, правителем Химса. Их войска встретились недалеко от порта Бейрут. Джанах аль-Даула направил против него свой аскар, победил его и убил некоторых его товарищей3.

В этом году франки атаковали и захватили Хайфу на морском побережье, Арсуф капитулировал, и они изгнали жителей из города. Кроме этого, в конце месяца рад-жаба (конец мая) они с помощью генуэзцев захватили Кесарию, вырезали ее население и полностью разграбили город.

В месяце шаабан этого года (июнь 1101 г.) кади Ибн Сулайхи, провозгласивший себя повелителем укрепленного порта Джабала, написал атабеку4 Захир аль-Дину письмо с просьбой прислать ему достойного офицера, которого он мог бы назначить командиром крепости Джабала. Сам же он намеревался отправиться со всем своим имуществом в Дамаск, откуда его должны были проводить в Багдад с эскортом, гарантирующим безопасность, охрану и почтительное отношение. Атабек согласился на его предложение, пообещал выполнить все условия и назначил правителем порта своего сына эмира Тадж аль-Мулюка Бури. В это время князь Шамс аль-Мулюк Дукак отсутствовал в Дамаске. Он находился Диярбакыре, но в 1-й день месяца шаввала (30 июля) вернулся и вошел в Дамаск. По просьбе Ибн Сулайхи договоренность была подтверждена, и Тадж аль-Мулюк вместе со своим обозом отправился в Джабалу и принял там правление.

Ибн Сулайхи отправился в путь и прибыл в Дамаск в сопровождении всех своих приверженцев, с вещами и товарами, багажом и животными, всеми своими деньгами, движимой собственностью и добром. Его приняли с почестями и всячески развлекали. Пробыв несколько дней в Дамаске, он в сопровождении усиленного конвоя отправился в Багдад со всем своим добром. Случилось так, что после его прибытия кто-то рассказал султану Багдада1 о всех его богатствах, после чего тот его ограбил, и все его добро оказалось в руках султана.

Что же касается Тадж аль-Мулюка, то когда он захватил крепость Джабала и укрепился там вместе со своими последователями, они стали плохо относиться к народу, вели себя жестоко, нарушали принятые обычаи справедливости и равенства. Тогда горожане направили жалобу на такое поведение правителя, сетуя на обрушившуюся на них беду, кади Фахр аль- Мульку Абу Али Аммар бен Мухаммад бен Аммару, который захватил укрепленный порт Тарабулюс (Триполи), объясняя это близостью Тарабулюса к их городу. Он обещал помочь им решить эту проблему и послал туда значительные силы из своего аскара, которые вошли в город и, объединившись с местным населением против турок, победили и выгнали их из города. Они захватили Тадж аль-Мулюка и отвезли его в Тарабулюс, где Фахр аль-Мульк принял его с почестями, любезно отнесся к нему и отправил его обратно в Дамаск вместе с письмом к своему отцу, в котором объяснил положение дел и попросил прощения за то, что произошло.

В этом же году эмир Саад аль-Даула, известный как аль-Кавамиси, прибыл с большой армией из Египта и добрался до Аскалона в начале месяца рамазана (начало июля), чтобы продолжить священную войну против франков. Он оставался там до месяца зу-л-хиджа (начинается с 27 сентября), после чего выступил из Аскалона. Ему навстречу вышли тысяча рыцарей и десять тысяч пехотинцев-франков. Когда обе армии сошлись в битве, правый и левый фланги мусульман дрогнули и обратились в бегство, но командир Саад аль-Даула продолжал держать центр со своим небольшим аскаром. Франки наступали на него, но он удерживал свою позицию, и тут провидение отвернулось от него, его лошадь споткнулась, он упал на землю и тут же погиб смертью мученика (да будет милостив к нему Аллах). Тогда мусульмане, призывая друг друга отомстить за эту утрату, повернулись против франков и, сражаясь не щадя жизни, отогнали врагов обратно в Яфу, беспощадно убивая, захватывая в плен и грабя. Таким образом, дело было решено в пользу мусульман, в рядах которых были лишь незначительные потери.


Назад| Оглавление| Вперёд