Сосуды для хранения вина эволюционировали вместе с человечеством
      Первый винный сосуд появился так же естественно, как каменный наконечник стрелы и палка-копалка. В небольшом углублении в уступе скалы кто-то случайно забыл горсть перезрелого винограда. Пролежав там несколько дней, он забродил и впервые в истории отстоялся и стал опьяняющим напитком. Так началась история вина.
      Прогресс не стоит на месте, и крохотная выбоинка углублялась и совершенствовалась, пока под влиянием трудолюбивых рук не превратилась в грубо выдолбленный горшок. В VI веке до н.э. древние египтяне и «глиняный» народ - шумеры уже мастерили сосуды из обожженной глины. Удобная тара по прозванью «хранилище огня» на долгое время стала мощным подспорьем виноделию, организуя его важнейшие этапы - выдержку и хранение.
      Античные вместилища вина - амфоры стали эталоном красоты и практической ценности. За счет длинного и узкого горлышка, заткнутого паклей и залитого смолой или воском, вино в широкой «бедренной» части дольше сохранялось, меньше испарялось и портилось. Заостренная «ножка» копила на дне осадок, а при наливании вина не давала его встревожить. С ее помощью амфору закрепляли в мягкой почве, чтобы вино сохраняло прохладу. Изящная конусовидная форма была на руку морским торговцам. В трюмах судов они укладывали амфоры веером впритык друг к другу. Крупнейшие экземпляры - до 100 л использовали для хранения в погребе либо закапывали в землю на 15-20 лет.
      Помимо крупных амфор для созревания вина служили пифосы - двухметровые яйцевидные сосуды, покрытые изнутри смесью смолы пиний с пчелиным воском и растительным ладаном. На Кавказе кувшины, схожие с амфорами, называли квеври и карасы, в Средней и Малой Азии - хумы или кумы.
      Для племен-кочевников глиняная тара была тяжела, и они нашли отличный выход - хранить и перевозить вино и кумыс в кожаном мешке. Его называли козий мех, козевка, бурдюк или турсук. Прадед его -гигантский винный мешок из пантерьих шкур - был сшит в III веке до н.э. для египетского царя Птолемея Филадельфа. Козью или овечью шкуру, вывернутую наизнанку, снаружи натирали солью, а изнутри пропитывали горелым дегтем. Волосяной покров служил дополнительным фильтром.
      Грузины и армяне тоже выделывали такие меха, именуя их гуда и ткчори. Были у них и «румбы» - гигантские мешки в 300 л из шкур быка и буйвола. Во Франции кожаный сосуд получил название «бутье», от которого, возможно, пошло слово «бутыль».
      Дубовые бочки, по одной версии, придумал в середине IV века до н.э. ученик Платона -древнегреческий философ Спевсипп Афинский. Однако звездный час их наступил в хозяйстве галлов. В то время как римляне, трепетно лелея плотно закупоренные амфоры, использовали бочки лишь для перевозки вина, галлы воспели бочку как символ достатка винодела. В отличие от холодной и сумрачной глины бочка позволяло вину дышать через поры дерева одновременно впитывая аромат дуба, что придавало особые оттенки будущему напитку.
      Однако тут начинается черная полоса в истории виноделия: после падения Римской империи из обихода исчез обычай плотной укупорки вин, и в Средние века изрядное количество бочек просто не закрывалось. От контакта с воздухом вина кисли - приходилось их быстро выпивать.
      Но трудолюбивые виноделы год от года набирались опыта и вновь обретали утерянные технологии. Мощным толчком в деле выдержки и хранения виноградного напитка стало изобретение стекла, а вместе с ним стеклянной бутыли. Первые экземпляры были неуклюжие, толстостенные и кривые, с мутно-грязным стеклом, обезображенным вкрапленными кое-где пузырями. Однако, несмотря на издержки, бутылка была чрезвычайно удобна. Настоящим бутылочным раем в период Возрождения стали итальянские города Фаэнца и Урбино. В формах из металла отливали сосуды самых разных габаритов - от высоких и плоских до пухлых и шарообразных. Для удобства и прочности их обвивали ивовыми прутиками, в горлышке делали ушки для переносного ремешка.
      Затычки для бутылок чаще были из дерева, завернутого в пеньку и смоченного оливковым маслом. Сверху затычку, заливали воском или сургучом, на которых винодел ставил свою печать. Со временем стало ясно - затычка играет ведущую роль в мастерстве хранения. Вино в тщательно закупоренных бутылках сохраняло качества гораздо дольше. Поэтому в XVII-XVIII веках стали появляться плотно притертые, герметичные затычки.
      Настоящую революцию в сфере укупоривания вин в начале XVIII века произвело открытие пробки. Ее стали делать из коры пробкового дуба, произраставшего в Западном Средиземноморье. Французский монах-бенедиктинец Дом Пе-риньон одним из первых заменил деревянные затычки, обернутые промасленными листьями конопли, на небольшой пробковый цилиндрик. Пробка была легка, эластична и хорошо предохраняла вино от внешних вторжений.
      К XIX веку условия выдержки и хранения вина были строго учтены и систематизированы. Венцом достижений стало стационарное убежище напитка богов - винный погреб. В его устройстве было много хитростей. Чтобы сохранить нужную температуру, погреб рыли глубоко под землей, используя почву для термоизоляции. Лучшим был кирпичный сводчатый погреб с песчаным, земляным или каменным полом. Во избежание солнечного нагрева дверь прорубали на север. Зимой, сберегая тепло, окна накрывали соломенными щитами, для доступа свежего воздуха делали отдушины.Пе-ред закладкой вина погреб проветривали, окуривали розмарином и можжевельником. Бутылки и бочки клали на бок - для лучшего образования осадка: бочки - на крепкие деревянные чурбаки, бутыли -рядами друг на друга, перекладывая дранкой. Для защиты вина от запахов в погребе не хранили пахучие сыры, чеснок, капусту и растительное масло. Важна была и удаленность от улицы. Тряска от проехавшей кареты приводила к взбалтыванию - это отражалось на вкусе. Драгоценные бутылки берегли даже от сверкания молний, перед грозой плотно обкладывая отверстия погреба дерном. В эпоху усовершенствованных технологий во второй половине XX века у винных погребов появились младшие братья - винные холодильники, которые ныне обслуживают нужды рестораторов и любителей вина в условиях большого города.
     
      Е.Семенова